Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Интервью, круглые столы

«Только та страна сильна, которая чтит заветы родной старины»


Игорь Николаевич АндрушкевичМВН: Игорь Николаевич, в этом году Вам исполнится 90 лет (31 июля). Вы родились в Белграде – тогдашней столице русской православной эмиграции. В той белой русской атмосфере прошла Ваша юность, как выросший в СССР могу Вам искренне позавидовать, и, видимо, это окружение, начиная с семьи, сразу и безошибочно определило всю Вашу дальнейшую жизнь с ее ценностями и целями, избавив от поисков "методом тыка"? Или какие-то ошибки всё же были в Вашем политическом и православном становлении?

ИНА: Мне сегодня кажется, что ошибок в этих аспектах не было. Как сказал покойный председатель Кадетского Объединения в Аргентине, георгиевский кавалер С.А. Якимович (при коем я много лет был выце-председателем), мы, русские кадеты в эмиграции, жили зачастую бедно, но были счастливы, ибо у нас в жизни не было ценностных перестроек.

Ошибки житейские навязывала сама жизнь. Например, я мальчиком мечтал быть уголовным судьей. В Югославии я хотел учится на юридическом факультете, и мои родители были с этим согласны. (Мой отец кончил в С.-Петербурге юрфак). В Германии я тоже записался на этот факультет в Мюнхене, но УНРРА [United Nations Relief and Rehabilitation Administration] нас пригласила выехать как «перемещенных лиц». В Аргентине же не признавали европейские дипломы средних школ, и я никуда записаться не мог, кроме факультета журналистики. Я работал чернорабочим, а затем мелким служащим, на немецких металлургических фабриках. Когда немец бухгалтер подрался с кам-то в ресторане и, получив бутылкой по голове, слёг на пару месяцев в госпиталь, хозяин немец вызвал меня и приказал мне стать бухгалтером. На мои заявления, что я ничего в этом не понимаю, он закричал: Die Russen koennen alles! [Русские умеют всё!]  Так я стал бухгалтером, а затем, через пару лет, финансовым управляющим, на приблизительно 30 лет. Через пару лет мне удалось поступить на философский факультет. Таким образом, мне пришлось почти всю мою жизнь работать не по призванию и не по моим специфическим способностям, а по обстоятельствам. Это может привести к перемене или, по крайней мере, к порче мiровоззрения и характера, но я это всегда сознавал и всегда старался это в меру моих сил коррректировать.

Но Вы не это меня спрашиваете. Могу ответить, что главными ориентирами в моей культурной и политической жизни жизни были атмосфера и учение Русской Православной Церкви за границей, с их архипастырями Митрополитами Антонием, Анастасием, Филаретом, Виталием, Лавром и Иларионом. Я их всех, кроме Митрополита Антония, знал лично, и на них ориентировался в кардинальных вопросах. Особенно я много лично слышал Митрополита Анастасия, который приезжал к нам в Кадетский Корпус, а потом возглавлял богослужения и говорил проповеди в Белграде и Мюнхене. Кроме того, я в детстве жил в сербской крестьянской среде, ибо мой отец был директором, а мать учительницей в сербской региональной начальной школе в Герцеговине и Далмации. Эта православная и византийская балканская среда сильно повлияла на меня, что мне всегда помогало не впадать в наивные утопии или фантазии и не верить нашим врагам в овечьей шкуре. А тем паче поступать к ним на службу. Даже денежная помощь или «субсидии» от недругов не вмещались в такое мiроощущение.

МВН: Вы родились в семье русского офицера и учились в Русском кадетском корпусе, однако военным не стали. Почему?

И.Н. Андрушкевич в 1938 г. в г. Белая Церковь, Югославия, в первом классе Кадетского корпусаИ.Н. Андрушкевич в 1938 г.
в г. Белая Церковь, Югославия,
в первом классе Кадетского корпуса

ИНА: Потому что мы были изгнанниками из России и русским офнцером я не мог стать вне России. Мне до сих пор не вернули русское гражданство моих родителей, которое у них незаконно отняли международные террористы, захватившие тогда власть в России. Мой отец говорил, что в его семье около пяти веков все мужчины были офицерами. В Югославии я, может быть, и пошел бы по этой линии, но в Южной Америке я этого не хотел, да здесь и не позволяют иностранцам (не родившимся здесь) стать офицерами. Однако моих трех сыновей я послал в местный кадетский корпус и все они – младшие лейтенанты запаса. Старший – учёный, математик, член аргентинской Академии наук, средний сын – экономист, а младший – моряк дальнего плавания торгового флота, но сейчас работает в фирме, экспортирующей рыбу. Русские эмигранты не могли выбирать себе желаемых профессий.

Хочу заметить, что я не смог закончить Русский Кадетский Корпус в Югославии из-за войны. Я учился два года в русской гимназии в Белграде.

МВН: Что Ваша семья делала в годы Второй мiровой войны? Не нашел даты кончины Вашего отца...

ИНА: В основном, спасались, как могли, от многосторонней гражданской и партизанской войны в Сербии, от вызванных ими голода и безработицы. Спасались мои родители, ибо мне тогда было тринадцать лет. В город Чачак, где мы жили (70 км южнее Белграда), сперва вошли немцы. Затем партизаны югославянского правительства в Лондоне, т. н. "четники". Сперва немцев против четников поддерживали коммунисты. Затем, после нападения Германии на СССР, появилисъ коммунистические партизаны. Затем снова немцы. Мы жили в переулке, который оканчивался плотным высоким забором. По ночам, за забором в поле, всю ночь происходила стрельба. За сербскими компартизанами шло их "ГПУ" и исполняло их "план": от 5 до 10 процентов "белобандитов" – расстрелять. Когда пришли коммунисты, они арестовали всех русских эмигрантов. Часть из них расстреляли, а остальных выпустили, в том числе и моего отца. Когда затем пришли немцы, они допрашивали выживших, почему их коммунисты не расстреляли, а брата моей мамы отправили в плен в Германию на 4 года, ибо он до войны работал инженером на военном заводе. Мы бежали из провинции в Белград. Когда мы затем бежали из Белграда в сентябре 1944 года в Чехию, отец лежал тяжело больной в больнице. Он нам приказал бежать. Больше мы никогда не получили о нем никакой правдивой информации.

МВН: Почему семья решила переселиться в Аргентину?

ИНА: Мы ничего не решали. Политические эмигранты мало что решают. УНРРА и оккупационные власти США требовали от всех военных беженцев уезжать из Германии в Америку (Северную или Южную) или в Австралию. По-видимому, где-то подспудно было решено убрать из Германии всех русских эмигрантов, чтобы на их место через пару лет устроить турецких переселенцев. Полухристианскую Германию надо было еще более разжижить, как и другие европейские страны. Я не хотел никуда уезжать, но мать так устала от грозившей опасности, что настояла на отъезде (она, кажется, шесть раз в своей жизни бежала от комммунистов). Я отказался ехать в англосаксонские страны, ибо они нас в Белграде бомбили, хотя сербы были их союзниками, так что мы вспользовались возможностью эмигрировать в Аргентину, благодаря хлопотам РПЗЦ.

МВН: Как и многим видным деятелям эмиграции, в зрелом возрасте Вам долгое время приходилось вести "двойную" жизнь: зарабатывать на жизнь семьи в своей гражданской профессии – и лишь остальное время отдавать русскому делу. Признаюсь, мне такое раздвоение в Германии было очень тяжко, приходилось периодически залезать в долги и для содержания семьи отрабатывать их авральными техническими переводами, это было столь обременительно, что у меня с тех пор появилась аллергия к техническим инструкциям и аппаратам... Как у Вас сочетались эти две стороны жизни, когда Вы в Аргентине работали на металлургических заводах?

ИНА: Сочетались плохо, но мы уже к этому привыкли, ибо родились в эмиграции. Я был всю мою жизнь политическим эмигрантом и остаюсь им до сих пор. Я лично строго придерживался принципа, что любая русская культурная, общественная или политическая работа должна производится безвозмездно, то есть не за деньги. Можно лишь требовать возмещение за транспортные расходы. Так я безвозмездно преподавал 32 года русскую историю в местной русской гимназии ОРЮР, сотрудничал 25 лет в основанной Солоневичем газете "Наша Страна", написал за это время 350 передовиц, и даже был членом её редколлегии 12 лет, и т. д. Мой отец оказал на меня в этом смысле большое влияние. Он говорил, что «русские дворяне служат только России, но не за деньги». А на жизнь я зарабатывал отдельно, работая, но не служа, в нерусском обществе. Кроме того, я никогда не искал и не получал никакой общественной помощи, хотя в Русской эмиграции таковая была хорошо организована. Посему, всегда прходилось работать интенсивно и много, хотя и не "по-стахановски". Но в этом для меня был и плюс: на работе, от которой я жил, я не получал никаких идеологических ни политических инструкций. Я сохранял полностью мою свободную совесть. Моих хозяев на работе не интересовала моя жизнь вне работы.

МВН: Вы пишете в своей автобиографии, что с 1970 г. регулярно печатались в газете "Наша Страна", в 1982 г. вошли в состав редколлегии, а с июля 1993 г. эта редколлегия «перестала существовать, так как редактором газеты с этого момента стал один из её членов (Н.Л. Казанцев) при издателе М.В. Кирееве», и с конца июля 1995 г. Вы «прекратили всякое сотрудничество с этой газетой». Могли бы Вы это разъяснить подробнее?

ИНА: Меня упросила сотрудничать в этой газете в 1969 году её тогдашний издатель и редактор Татьяна Владимiровна Дубровская, урожденная Киреева. Это было 13 декабря 1969 года, на квартире Андрея Васильевича Баумгартена, сына известного русского и югославянского генерала и архитектора В. Ф. Баумгартена, построившего в 30-е годы Русский Дом и много красивых правительственых зданий в Белграде. Это был день ангела Андрея Баумгартена (в Русской эмиграции отмечали, как и в России до катастрофы, день ангела, а не день рождения). За столом сидело около 15 человек, цвет второго поколения Русской эмиграции в Аргентине. Перед всеми, ТВД стала меня уговаривать писать иногда статьи для "Нашей Страны", ведь я единственный русский эмигрант в Аргентине, имеющий журналистическое образование, но я никогда ничего не пишу для газеты, – упрекала она меня. Я обещал написать одну статью. Это была "Монархия будущего", опубликованная в № 1049 от 31 марта 1970 г. Она тогда произвела своего рода фурор. ТВД просила меня писать дальше.

Она мне сказала, что с ней в редакции сотрудничает Николай Казанцев, а в экспедиции ей помогает её брат М.В. Киреев. Я никого из них до этого не знал и даже ничего не знал об их существовании. Вскоре НК пришел на одно собрание в здании Школы ОРЮР, где я читал какой-то доклад, чтобы познакомиться со мной. Он тоже стал меня упрашивать писать хотя бы по одной статье в месяц для "Нашей страны", выходившей еженедельно. Я не мог ему ничего обещать, но сказал, что буду иногда писать статьи. Затем ТВД меня упросила писать еженедельные колонки "Мысли вслух" и "Быль и суть", а затем "Политический калейдоскоп". Мне это было очень трудно, ибо я еще работал.

Вскоре Казанцев стал "со-редактором" НС. Фактически газету основали в 1948-1950 годах три человека: Солоневич, Дубровский (белый офицер, бывший эмигрантом в Болгарии) и его супруга ТВД, из Югославии, где училась в русско-сербской гимназии в Белграде, как и я одно время. Она была старше меня на несколько лет, но я её помнил по тому времени. Она вначале была редакционной секретаршей Солоневича, а затем своего мужа. ТВД сама лично ничего не писала, но была хорошим редактором и корректором. Она лично делала последнюю корректуру в типографии и сама набирала заголовки. Она имела хорошие отношения со всеми и ни с кем не ссорилась. И у меня с ней никогда не было разногласий. В конце семидесятых годов она заболела раком пищевода и в начале 1982 года скончалась.

Казанцев в это время работал корреспондентом аргентинского телевидения на Мальвинских островах, во время войны Аргентины с Англией. Сразу после кончины ТВД, на ее квартире собралась группа её друзей, около восьми человек, чтобы «спасать газету», как они говорили. Пригласили и меня. Стали выбирать для этого комитет. А кто будет писать, корректировать и редактировать газету, – спросил я, ибо знаю, что комитеты никогда ничего не умели делать, кроме разговоров. Оказалось, что никто этого делать не будет. Я предложил ждать возвращения с Мальвин Казанцева, ибо он – соредактор, а тем временем я сам выпущу один номер газеты, с информацией о смерти ТВД. Так и решили и сделали.

Когда Казанцев вернулся, он поздно ночью приехал ко мне домой, и стал меня уговаривать быть редактором или, в крайнем случае, войти в состав редколлегии. Я наотрез отказывался. Тогда надо будет закрывать газету, сказал он. Моя жена, которая, как всегда, присутствовала при этом разговоре, стала поддерживать Казанцева и уговорила меня войти в состав редколлегии, на что я согласился весьма неохотно из-за занятости работой.

В начале 90-х годов Казанцев уехал в Майами (США), чтобы искать там работу на ипанскоязычном телевидении, ибо в Аргентине ему нигде не давали работы. Меня уговорили делать план газеты и вторую корректуру. В 1989 году я вышел на пенсию и потому согласился. Вскоре после этого, Казанцев вдруг стал хвалить в газете каких-то неизвестных мне неомонархических активистов в России. Я вообще был против того, чтобы кого-то хвалить или ругать. Он начал хвалить и меня, в номерах выходивших без меня, когда я был в отъезде. Я тогда решил уйти из редколлегии, в которой я работал абсолютно безвозмездно 12 лет, но согласился продолжать делать план газеты и писать статьи.

В июле 1995 г. Казанцев и Киреев попросили меня прийти в редакцию, вне очереди, для «серёзного разговора», как они сказали. Я пришел вместе с женой. Мне прочли и показали (но не дали) письмо вдовы ВК ВК [Владимiра Кирилловича], в котором она меня обвиняла в том, что я «враг её семьи» и требовала, чтобы я изменил мою позицию. Я в начале подумал, что это какая-то шутка какого-то читателя. Такие шуточные письма приходили порою. Я сказал, что никогда в жизни про неё ни с кем не говорил, а тем паче я никогда про неё и её семью нигде ничего не писал. Ни плохого ни хорошего. Даже в частных письмах. Так что я никак не могу менять моей позиции по отношению к ней, ибо таковой я нигде никогда никак не высказывал. Но они настаивали. Я тогда сказал, что я не буду больше сотрудничать в "Нашей стране". Ведь я не служащий газеты, а тем паче не служащий вдовы ВК ВК. Я не могу подчинять мое право свободного журналиста писать правду, с моей точки зрения и в согласии с моей совестью, никаким посторонним указаниям. Так гласило главное правило свободной печати.

Я ушел, и больше никогда не сотрудничал никаким образом с "Нашей страной" и не брал в руки этой газеты. Вскоре эта загадочная история стала проясняться. В России в каких-то неомонархических листках вдруг стали меня ругать, а также почему-то и моего покойного отца. Якобы уже он был "изменником". Мне из России даже прислали номер газеты большого формата, целиком посвященный мне и моему отцу, лишь с одной статьей на другую тему, в которой по-хамски эти неомонархисты ругали Первоиерарха Руской Зарубежной Церкви Митрополита Виталия. Оказывается, мой отец, царский полковник, принимал какое-то участие в дальневосточном Земском Соборе в 1922 году, вместе с офицерами "колчаковцами" и "капелевцами", а это для этих неомонархистов было изменой по отношению к семье вдовы ВК ВК.

Затем сам Казанцев нахамил публично перед нашим кафедральным собором секретарю Кадетского Объединения Алфёрову, который был старшим кадетом его отца в Донском Корпусе в Югославии. Вскоре попало и мне. Мне рассказали, что в "Нашей стране" появилось коллективное письмо против меня, подписанное сорока читателями. Мне называли их фамилии, но среди них были неизвестные мне люди и люди, не читающие и не пишущие по-русски. Правда, некоторые потом просили у меня прощения, уверяя меня, что они не знали, что подписывают. Также мне говорили, что в "Нашей стране" тогда было опубликовано письмо писателя В. Солоухина, в котором он утверждал, чо он никогда никакого коллективного письма против меня не подписывал. Значит, было и такое. А недавно, то есть через 30 лет, мне расссказали, что в сегодняшней "Нашей стране" снова публиковали что-то против моего отца.

МВН: К сожалению, безответственные обвинения, лукавство и трусливый уход от ответственности за ложь  – это фирменный скандальный стиль Казанцева, применяемый им и к своим авторам, когда они становятся неугодными. Он оклеветал много порядочных людей. Мне тоже досталось от него  – "Наша страна" была единственной русской газетой, активно поддержавшей третьеэмигрантскую кампанию против меня как якобы засланного "советского агента ГРУ"... В эти годы "Наша страна" была главным рупором сторонников т.н. Кирилловской линии престолонаследия, которую наиболее активно проводил В. Рудинский, печатавшийся под многими псевдонимами. Как известно, по этой причине в послевоенные годы рассорились все монархические организации, а Высший Монархический Совет и Имперский Союз-Орден раскололись. Какова Ваша позиция в этом вопросе?

ИНА: Этот вопрос на самом дле является более сложным. В Русской эмиграции, конечно, всегда были разногласия и даже сильные расхождения, но таковые не принимали современную форму партийных хамств. В начале эмиграции многие семейные и личные дела ВК Кирилла Владимiровича еще не были известны, но три обстоятельства были очевидны: его поведение во время революции, затем его связь с "Младороссами", выдвинувшими лозунг "Царь и советы", и, наконец, его самопровозглашение себя "императором". После его смерти, еще живые Великие Князья достигли соглашения с его сыном, Князем Владимiром Кирилловичем, что, если он не будет пользоваться, как его отец, титулом "императора", то они будут и его величать "великим князем", по чести, хотя по Законам Российской Империи он на это не имел права, ибо не был ни сыном ни внуком Русского Царя. Так, вслед за ними, почти вся Русская эмиграция его и величала: ВК ВК.

Большинство считало, что формально он возглавляет Династию, хотя некоторые в этом сомневались. Идеолог РОВСа, а затем и зарубежных кадет, И.А. Ильин относился довольно отрицательно к обоим. Но отнюдь не всех формально признававших ВК ВК можно считать "кирилловцами". Положение резко изменилась, когда ВК ВК женился. Тот же Имперский Союз резко изменил свою позицию и даже наклеил новый текст на его фотографию в их "Орденских членских книжечках". "Наша Страна" с самого начала провозглашала свое собственное кредо: народная монархия. Правда, она публиковала официальные обращения ВК ВК, но она публиковала также и иные обращения, церковные и общественные. В ней писали монархисты всех толков. Например, может быть, я лично написал не меньше статей и колонок, чем тот же Рудинский, но я никогда не был кирилловцем, хотя я никогда и не выступал против кирилловцев. Весьма аналогичную позицию занимала и ТВД. "Наша Страна" заняла новую резкую позицию в этом вопросе лишь после моего ухода.

МВН В начале 1990-х годов, работая над книгой "Кто наследник Российского престола?",  я посылал свой вопросник всем видным монархистам, в том числе Рудинскому, чем заслужил (из-за выявленного отсутствия прав престолонаследия у Кирилловичей) от него и от Казанцева четвертьвековую кампанию обвинений в "антимонархизме" и "переходе в стан большевиков"...
Вы одновременно участвовали и в интеллектуальной жизни аргентинского общества. Вероятно, благодаря Вашей супруге-аргентинке, единомышленнице? С 1981 г. Вы является членом, затем долголетним вице-председателем, а с 2003 г. председателем "Аргентинского общества эллинской культуры". Перечень сотен прочитанных Вами докладов по-испански впечатляет. И все они связаны одной нитью: христианским учением о смысле истории, что ныне повсеместно утрачивается... Мне также пришлось долго жить в инославном мiре и сотрудничать с западными христианскими организациями в помощи верующим в СССР, выступать с докладами. Сегодня многие православные в России смотрят на это косо... Ваше мнение о возможностях и рамках межхристианской солидарности в нынешнем т. н. "постхристианском" мiре...

ИНА: Солидарность всегда возможна и нужна. Еще более важно просвещать непросвещенных. Как у потомственного эмигранта, у меня уже нет никаких комплексов. С аргентинцами я аргентинец, с немцами – немец, с сербами – серб. Но они все всегда знают, что я русский, хотя мне и не вернули русского гражданства, которое незаконно нерусские граждане отняли у моих родителей поле революции. (Это до сих пор властей РФ не безпокоит, что немного странно.)

Вместе с моей женой я закончил Высшую Школу Журналистики. Она итальянского происхождения. Мы повенчались в РПЦЗ в 1958 году. Через двадцать с лишним лет брака, она стала православной. Она в этих вопросах на меня мало оказывала влияния. Влияние оказал на меня блестящий хор великих русских мыслителей, позорно изгнанных из Росссии в 1922 году. Мне в Кадетском Корпусе и в Русской Гимназии в Белграде Закон Божий преподавал о. Георгий Флоровский. В Мюнхене я слушал доклады Ф.А. Степуна. Любовь к греко-римской культуре мне привил Д.С. Мережковский. Он неделями голодал. Сидел на чае и сухарях, но писал трилогию о Юлиане Отступнике, Леонардо Да Винчи, Петре Великом. Он написал две книги о Данте, это лучшее, что вообще о нем написано, с лучшими переводами с итальянского на русский язык некоторых стихов Данте. Русский историк Ростовцев научил меня истории Рима. По его книге учатся в университете Бунос-Айреса и в других университетах мiра, но не в РФ. Такой знаток Римской истории, как Ортега, утверждает, что без Ростовцева он не мог бы понять этой истории. Затем идут Вышеславцев, Сорокин, Лосский, Зызыкин, Зеньковский, Бердяев, Франк, Вейдле и многие другие. Это наша русская слава в мiре. Им нужно поставить коллективный памятник в Петербурге, к столетию их изгнания. Я их всех очень люблю и презираю тех дебилов-уголовников, которые их изгнали из России.

МВН: В своих докладах Вы также отстаивали доброе имя православной России. Принесло ли это какие-то плоды? В Ваших идеологических работах речь идет о месте России как Третьего Рима в "макроистории", как Вы ее называете. Насколько это понятно иностранцам?

ИНА: Если хорошо и объективно объяснить, это довольно понятно и очень интересует многих. Мне кажется, что сегодня эта тема становится еще более актуальной, по простой причине: в мiре вновь возникает иная альтернатива – христианская Россия, между арабским, восточноазиатским, североатлантическим. южноевропейским и латиноамериканским мiрами. Христианские элементы всех этих мiров уже начинают ориентироваться на Россию.

МВН: Вы знаток древнегреческих мыслителей. В этой области очевидно, что Господь Бог сразу создал человека с готовыми умственными и духовными способностями, которые даже в дохристианское время не отличались от современных (Сократ, Платон, Аристотель). Даже проблески духовного знания заметны в некоторых древних текстах. Тем не менее, этим способностям мешала греховная плененность человечества языческими путами. Только Христос раскрыл людям и подлинный смысл Ветхого завета, и смысл истории. Насколько, по-Вашему, применима древнегреческая терминология и классификация политических мерок к нынешней эпохе построения царства антихриста и конца истории? В чем они помогают Вам в анализе современной раскладки геополитических сил и процессов, о чем Вы много пишете?

ИНА: «Древнегреческая терминология и классификация политических мерок» уже с III и IV века полностью интегрированы в православное богословие нашими великими православными богословами, которые по образованию были также и философами. Многие современные проблемы уже тогда всплывали перед человечеством, хотя и в иной исторической обстановке.

МВН: Четверть века назад в рецензии на Вашу книгу "Макроистория" я высказал пожелание «дополнить рассмотренные темы анализом эсхатологической перспективы "макроистории" – с учетом "нового мiрового порядка", устанавливаемого на наших глазах». В дальнейшем Вы об этом писали. Вкратце, по Вашему ощущению, как близко к царству антихриста подошел сейчас мiр?

ИНА: Сам Господь наш Иисус Христос сказал, что этого никто, даже Он сам, «не знает». Но зловещие принаки есть, как мне кажется.

МВН: И какова роль посткоммунистической (к сожалению олигархически-компрадорской) России в современной раскладке сил? Сейчас появилась новая "истинно белая" политическая эмиграция, которая утверждает (особенно громко из Аргентины), что именно "чекистский путинский режим" готовит царство антихриста, «русский народ инициирует приход антихриста» и потому «хоть с чертом, но зачистим совковый режим"»...

ИНА: Первый раз слышу, что «сейчас появилась новая "истинно белая" политическая эмиграция, которая что-то утверждает (особенно громко из Аргентины)...». Здесь вся белая эмиграция давно вымерла. Из 150 прихожан-строителей нашего кафедрального Собора, чьи имена указаны при входе, в живых осталось пару человек, очень преклонного возраста. Правда, есть кое-какие внуки (дети тоже вымерли). Но они не особенно хорошо говорят по-русски, а писать тем паче не умеют. Это блеф, или, подозреваю, политические мистификации, чтобы урвать кое-какие субсидии, даже от упоминаемого «черта». Между прочим, это масонский лозунг. Впервые его употребил Гарибальди: «Хоть с чертом, но за Италию».

МВН: Об этом явлении новейшей политической эмиграции у меня опубликовано интервью одному из журналов. Они создали организацию "Силы добра" и готовы поддержать всех врагов нашей страны (от террористов, укронацистов до интервенции НАТО), поскольку утверждают, что «России больше нет, и «русского народа больше нет – остались одни совки», которых не жалко. Я, как и Вы, отношусь к тем, кто вместо подобного опасного нигилизма считает необходимым что-то конкретно делать изнутри для возвращения нашего народа на свой исторический путь.
Поэтому в заключение коснемся Вашей деятельности по передаче в нынешнюю Россию русских дореволюционных традиций, в частности опыта зарубежных кадетских корпусов. Многие годы Вы были вице-председателем "Объединения кадет Российских кадетских корпусов в Аргентине", в 1991 г. стали его председателем и приняли активное участие в Общекадетских Съездах, в том числе в первых, проведенных в РФ. Вы опубликовали ценные материалы по кадетскому воспитанию, прочли много докладов на эту тему. С другой стороны, критики в той же "Нашей стране" нередко упрекали "Объединение Кадет Российских Кадетских Корпусов за рубежом" в "предательстве идеалов белой эмиграции" по причине сохранения в российских кадетских корпусах советской символики и преемственности от традиций советской армии. Признаюсь, кое-что в этой критике могло быть правильным, если зарубежные кадеты недостаточно настойчиво указывали на несовместимость российских и советских традиций. Что Вы можете сказать об этой проблеме?

ИНА: Первыми поехали в РФ скауты из США. Затем РПЦЗ. Затем "легитимисты". А затем частично РОВС и многие другие, в том числе и некоторые сегодняшние критики кадет. Лишь затем кадеты, но не сами, а по приглашению. И не наше Объединение в Аргентине, а все русские зарубежные кадеты вместе.

Соборное решение поехать в Россию было принято на 12-м Кадетском Съезде в Сан-Франциско, в 1990 году, в ответ на письменную просьбу от московских суворовцев из России. На этом Съезде присутствовали Е.И.В. Княжна Вера Константиновна, племянник Государя Тихон Николаевич, Глава РПЦЗ Митрополит Виталий, Архиепископы Серафим, Антоний Сан-Францисский и Антоний Лос-Анджелосский, председатель РОВС поручик Гранитов и многие другие авторитетные представители Русской эмиграции.

XII Съезд  кадет Российских кадетских корпусов за рубежом. 21 сентября 1990 г., Санта Роза, Калифорния, США
XII Съезд  кадет Российских кадетских корпусов за рубежом
21 сентября 1990 г., Санта Роза, Калифорния, США

После молебна перед Чудотворной Иконой Курской Божией Матери и выноса Императорских Знамен и Штандартов, на этом Съезде был также публично поднят вопрос о необходимости передачи в Россию из Русской эмиграции духовного, идейного и интеллектуального наследия великого русского мыслителя Ивана Александровича Ильина, идеолога РОВСа и кадет. На этот Кадетский Съезд был приглашен его ученик и хранитель его архива, профессор Николай Петрович Полторацкий, который прочитал обстоятельный доклад о его творчестве. Затем, вскоре после Съезда, проф. Н.П. Полторацкий поехал в Россию для исполнения своей миссии.

Этот XII Кадетский Съезд принял "Обращение к русcким воинам", которое прилагаю и прошу опубликовать, ибо оно вносит окончательную ясность в эти вопросы. [На этом съезде И.Н. Андрушкевич прочел доклад Русские военные традиции и заветы: источник политических идей России. – МВН.]

Затем, через несколько дет, по предложению русских зарубежных кадет, организация суворовцев и нахимовцев в России ОС СНКР установила своим девизом изречение святого Александра Невского «Не в силе Бог, а в правде», бывшее девизом Первого Руского В.К. Константина Константиновича кадетского корпуса. Под этим девизом были организованы все четыре Съезда ОС СНКР в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Хабаровске и Владивостоке. По предложению русских зарубежных кадет, Святой Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский, кадет Полоцкого кадетского корпуса, был провозглашен небесным покровителем русских кадет, с благословения Митрополита Илариона.

Московское содружество суворовцев и нахимовцев издало сборник моих статей «Русская правда». В интернете имеется сборник моих статей на сайте современных кадет в РФ: "Превосходство кадетского воспитания". В статьях этих сборников можно найти обстоятельные ответы на вопросы о содержании переданных традиций русских зарубежных кадет в Россию.

Пунта дель Эсте, Уругвай, март 2017 г.
И.Н. Андрушкевич
Интервью провел в переписке М.В. Назаров

С 29 августа по 12 сентября 1998 г. был проведен первый (XVI) Кадетский съезд в России (С.-Петербург и Москва)
С 29 августа по 12 сентября 1998 г. был проведен первый
(XVI) Кадетский съезд в России (С.-Петербург и Москва)
На фото – строй зарубежных кадет

Девиз съезда: «Только та страна сильна, которая чтит заветы родной старины».

 «Этот съезд стал историческим, потому что он впервые прошел в России, потому что нам, белым русским, впервые удалось открыто высказать то, во что мы верим, на русской земле.

"Обращение к русскому народу", наши выступления и доклады отразили веру в Россию, в ее великое будущее. Мы осудили коммунизм и всех тех, кто предал на растерзание человеконенавистнической советской власти русский народ, кто попрал веру православную, кто участвовал в разделении Единой и Неделимой России, кто предал в руки преступной разбойничьей шайки Царя-Мученика с его семьей.

Мы помолились за всех белых воинов, погибших в гражданской войне, и тех, кто продолжил борьбу с интернациональными преступниками  во время Второй мiровой войны. Мы отслужили молебен Новомученикам и Страстотерпцам российским».

(Кадетская перекличка. Н.-Й. 1999. № 66-67. Ноябрь. Весь выпуск посвящен съезду.)

ПОМНИТЕ, ЧЬЕ ИМЯ НОСИТЕ

(Обращение 12-го Кадетского Съезда к русским воинам)

Двенадцатый Съезд Кадет Российских Кадетских Корпусов, состоявшийся в городе Санта Роза, штат Калифорния, США, от 15 до 23 сентября 1990 года, в составе более ста кадет, прибывших из многих стран, учившихся в Российских Императорских и Зарубежных Кадетских Корпусах, вынес резолюцию обратиться ко всем соотечественникам в России, и особенно соотечественникам воинского звания, с настоящим обращением.

Тягчайшие и горчайшие бедствия, в которых находятся народы России с тех пор, когда было упразднено историческое Государство Российское, а его исторические символы были заменены чуждыми и непонятными нашим народам символами, в последнее время принимают размах и глубину, которые явно угрожают нашему дальнейшему историческому будущему. Само историческое государственное сосуществование наших народов находится под угрозой, как следствие общей катастрофы, к которой привела нашу страну чуждая нам система, на радость всем нашим давнишним и новым недругам.

Однако, одновременно, с каждым днем становится все более очевидным, что наши народы, несмотря на все испытания, все же духовно не капитулировали. Наоборот, налицо имеются несомненные признаки начинающегося духовного возрождения. Так млат, дробя стекло, кует булат.

Дабы обезпечить это духовное возрождение и довести его до необходимой кульминации, все россияне должны помнить, что спасение возможно только лишь на почве заветов родной старины. Ибо, как гласит один из наших девизов, только та страна и сильна, которая свято чтит заветы родной старины. Особенно это должны помнить все наши соотечественники воинского звания. С самого начала нашего государства, воины всегда принимали активное и конструктивное участие в государственном строительстве и водительстве. Больше того, отбор для воинского служения являлся одновременно в течение столетий также и отбором для общегосударственного служения. Так оно должно быть и после восстановления Государства Российского. Сегодня они внешне еще носят чуждые нам символы, но те из них, которые в сердце своем верны, как наши отцы и деды, только лишь России, должны мысленно, всем сердцем и всей душой, отречься от этих чуждых и враждебных нам символов и всего того, что они олицетворяют, и осознать свой глубинный долг верности и любви к нашим историческим началам, заветам, традициям и символам. Как гласит другой наш традиционный девиз, помните, чье имя носите, зная, в сердце вашем, что вы сыны России, а не какой бы то ни было идеологии. В процессе всеобщего провала идеологической системы, необходимо спасти наши исторические отечественные ценности, чтобы не вылить вместе с грязной идеологической жижей из корыта нашей страны и самого ребенка. И одновременно, с терпением и мудростью, но без всякой неосторожной опрометчивости, ежедневно, ежечасно и ежеминутно твердо идти самим – и вести других – в одном единственном направлении.

В направлении восстановления Государства Российского, в согласии со святой православной верой его основателей, создателей и строителей. На благо не только всем народам и всем вероисповеданиям России, но и на благо всему мiру.

А когда, вслед за другими народами, и для наших народов наступит день, час и минута сменить чуждые символы на родные, для преображения всего государства, для свободы и благоденствия народов нашей страны, сделать это мирно, смело и быстро, но без всяких сомнений, помня, вместе с нашим великим святым полководцем Александром Невским, что не в силе Бог, а в правде. 

Мы, кадеты Российских Императорских и Зарубежных Кадетских Корпусов, гордо носившие на наших формах славные символы нашего Воинства, покрытого тысячелетней славой, и нашей Державы, и продолжающие их безкомпромиссно нести и по сей день и до самой смерти нашей в душах и сердцах наших, взываем к нашим соотечественникам воинского звания на родине: примите от нас эту эстафету славы и верности и воздвигните ее снова гордо в Отечестве нашем, да не погаснет свеча наша и не наступит мерзость запустения на месте славы отцов наших.

Санта Роза (Калифорния, США), 23 сентября 1990 г.

+ + + 

Статьи И.Н. Андрушкевича на сайте издательства "РИ":

Монархия будущего
Великая гуманитарная инициатива Всероссийской империи 110 лет тому назад
Византийская лига в 2020 году?
Тысячелетний синдром
Происхождение и эволюция выражений «диктатор» и «диктатура»
Русские военные традиции и заветы: источник политических идей России
Четыре годовщины в исторической перспективе будущего

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=10029


 просмотров: 549
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:




Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.