Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Календарь «Святая Русь»

Из С.-Петербурга отправилась Русская полярная экспедиция под руководством барона Э.В. Толля


8.6. 1900 (21.6). – Из С.-Петербурга отправилась Русская полярная экспедиция под руководством барона Э.В. Толля

Барон Э.В. Толль

Барон Э.В. Толль

 

Русская полярная экспедиция 1900–1902 гг. была снаряжена Императорской Академией наук для исследования Арктики к северу от Новосибирских островов и поиска легендарной Земли Санникова. Руководил экспедицией русский геолог и полярный исследователь барон Эдуард Васильевич Толль (2.3.1858–1902). Одним из сотрудников и ближайших помощников Толля был молодой учёный-исследователь, лейтенант Императорского флота А.В. Колчак.

Экспедиция была важна также с точки зрения экономических и геополитических интересов России в Арктике (издавна мечталось осуществить Северный морской путь из Атлантики в Тихий океан. Она стала продолжением Великой Северной экспедиции В.И. Беринга (в первой аполовине XVIII в.).

Выпускник Дерптского университета, естествоиспытатель Э.В. Толль в 1884–1886 гг. принимал участие в экспедиции учёного-полярника А.А. Бунге, исследовавшей побережье Северного Ледовитого океана от устья Лены до Яны, а также Новосибирские острова. Толль тогда обнаружил на острове Новая Сибирь залежи бурого угля. Кроме того, однажды в августе 1886 г. в ясную погоду с северо-западных утёсов острова Котельного исследователь разглядел контуры ранее неизвестного острова в северо-восточном направлении примерно на расстоянии до ста вёрст, был виден обрывистый берег со столбообразными горами. Ранее об этом сообщал якутский промышленник и исследователь Арктики Яков Санников, именем которого стали называть эту легендарную землю, обозначая ее на карте приблизительным пунктиром.

Огромную роль в снаряжении экспедиции играло покровительство Великого Князя Константина Константиновича. В молодости он был военным моряком и многие важные вопросы снаряжения мог оценивать лично со знанием дела. Именно благодаря ему Толль получил вдвое больше средств, чем первоначально планировалось: 509 тысяч рублей на март 1904 г. вместо намеченных 240 тысяч. Шхуна "Заря" совершала свой поход в Арктику с Высочайшего дозволения президента Императорской академии наук под его личным вымпелом и с его портретом в кают-компании. Известны многие примеры его личной заботы о членах экспедиции.

По возвращении с Новосибирских островов в 1893 г., где барон Толль снаряжал эвакуационные базы для норвежского мореплавателя Ф. Нансена, Толль выступил в Академии наук с подробным докладом о необходимости организовать экспедицию для открытия архипелага, лежащего на север от наших Новосибирских островов. Толль подчеркивал, что результаты экспедиции будут иметь большое значение и с точки зрения национальных интересов страны, ведь исследователь хотел положить начало плаваниям судов по Северному морскому пути с заходами в сибирские реки для транспортного освоения сибирских просторов. Кроме того, Толль считал, что открытые угленосные пласты острова Новая Сибирь очень важны с геостратегической точки зрения: суда, идущие из Архангельска во Владивосток Северным морским путём, могли бы пополнять запасы угля в середине своего пути, а военные корабли получали бы возможность достигать Владивостокского порта не вокруг Африки, а кратчайшим и практически внутренним российским путём. Сторонником этой идеи был и адмирал С.О. Макаров. Принятию решения помогли ставшие известными сведения, что эту же цель (открытия Земли Санникова для устройства там базы) в то время преследовали соседи-американцы, которых нужно было опередить.

На подходящем судне предполагалось летом 1898 или 1899 г. пройти с запада, обогнув мыс Челюскин, до устья Лены, где устроить первую зимовку. Следующим летом планировалось совершить поход на север на собачьих нартах, найти в августе Землю Санникова и высадить там экспедицию с двухлетним запасом продовольствия. На обратном пути часть путешественников должна была соорудить на острове Котельном продовольственный склад и вернуться на материк; группе же оставшихся на Земле Санникова ставилась задача возвести дом для зимовки и проводить в течение года различные научные исследования; другая группа должна была построить доставленное на судне домище для зимовки. Весной и летом третьего года экспедиции предполагалось проводить исследования на острове Беннетта и летом же, на вторично пришедшем из устья Лены судне, обойдя Новосибирские острова с востока, вернуться на базу в устье Лены. В навигацию 1903 г., после исследования Новосибирских островов экспедиция должна была двинуться на восток, обогнуть мыс Дежнёва и, пройдя через Берингов пролив, закончить свой путь во Владивостоке.

Шхуна «Заря» в Норвегии. 1899 г.
Шхуна «Заря» в Норвегии. 1899 г.

Корабль, на котором предстояло совершить свой морской поход, рекомендовал Толлю Нансен как подобный знаменитому "Фраму". Этот парусный барк с паровым двигателем "Харальд Харфагер" ранее использовался для промысла тюленей близ Гренландии. Корабль был куплен Россией в Норвегии, переоборудован под новые задачи, его переименовали в шхуну "Заря". Оборудование для проведения гидрологических исследований заказали в Англии, Швеции и России. Благодаря усилиям лейтенанта Колчака для работы на глубине Русская полярная экспедиция была снаряжена лучше нансеновской Норвежской полярной экспедиции.

Колчак, ранее не будучи знакомым с данным видом научных работ, прошел специальный курс и практику в Геофизической и Павловской магнитной обсерваториях под Петербургом; совершил командировку в Норвегию для консультации с Нансеном, в течение некоторого времени проходил у него стажировку, после чего по поручению барона Толля Александр Васильевич ездил в Москву и Архангельск с целью завершения комплектования команды, встречался с губернатором Архангельска, посетил Онегу, другие поморские места. В результате Колчаку удалось нанять троих человек, одного из которых (Семена Евстифеева) Толль признал впоследствии своим лучшим матросом.

Участники экспедиции на борту шхуны «Заря»
Участники экспедиции на борту шхуны «Заря».
В верхнем ряду: третий слева над Толлем — Колчак.

Второй ряд: Н.Н. Коломейцев, Ф.А. Матисен,Э.В. Толль, Г.Э. Вальтер, Ф.Г. Зееберг, А.А. Бялыницкий-Бируля.
Нижний ряд – сидят члены команды.

В основном и вспомогательном составе экспедиции участвовали ученые и специалисты:
Барон Э.В. Толль – начальник экспедиции, геолог, зоолог.
Н.Н. Коломейцев лейтенант, командир "Зари". Опытный участник полярных плаваний.
Ф.А. Матисен – лейтенант, помощник командира и старший офицер судна. Геодезист, картограф, минералог, метеоролог и фотограф экспедиции. Принимал участие в экспедиции на Шпицберген в 1899 г.
А.В. Колчак – лейтенант, второй офицер шхуны, гидрограф, гидролог, магнитолог, гидрохимик, топограф и картограф. Плавал в Тихом океане, проводил гидрологические и гидрохимические исследования в Японском и Корейском морях. Был приглашён в экспедицию Э.В. Толлем, обратившим внимание на научные работы лейтенанта по океанографии.
А.А. Бялыницкий-Бируля – старший зоолог и фотограф, сотрудник Зоологического музея Императорской Академии наук. Принимал участие в экспедиции на Шпицберген в 1899 г. Работал на Соловецкой биологической станции, изучал морскую фауну Белого моря.
Ф.Г. Зееберг – кандидат физико-математических наук, астроном и магнитолог.
Г.Э. Вальтер – доктор медицины, врач-бактериолог и второй зоолог экспедиции, в 1899 г. принимал участие в научно-промысловой экспедиции близ Мурманского побережья и Новой Земли.
К.А. Воллосович – геолог.
О.Ф. Ционглинский – студент, политический ссыльный.
М.И. Бруснев – инженер-технолог, политический ссыльный.
В.Н. Катин-Ярцев – врач, политический ссыльный.

Команда шхуны состояла из 13 человек, в том числе:
Н.А. Бегичев – боцман.
Эдуард Огрин – старший механик.
Семtн Евстифеев – матрос рулевой.
В.А. Железников – рулевой старшина.
Алексей Семяшкин – матрос рулевой. Заменен впоследствии П. Стрижевым.
Иван Малыгин – матрос рулевой. Заменен впоследствии С. Расторгуевым.
Николай Безбородов – матрос рулевой.
С.И. Расторгуев – каюр, матрос рулевой.
Петр Стрижев – каюр, матрос рулевой.
Сергей Толстов – матрос рулевой.
Эдуард Червинский – второй машинист.
Иван Клуг – старший кочегар.
Гавриил Пузырев – второй кочегар.
Трифон Носов – третий кочегар.
Фома Яскевич – повар.

Лейтенанты А.В. Колчак, Н.Н. Коломейцев, Ф.А. Матисен, готовящие в Норвегии шхуну «Заря» к полярному плаванию
Лейтенанты А.В. Колчак, Н.Н. Коломейцев, Ф.А. Матисен, готовящие в Норвегии шхуну «Заря» к полярному плаванию.

В начале мая 1900 г. Коломейцев и Колчак привели шхуну из Бергена в С.-Петербург, забрав по пути из Мемеля начальника экспедиции барона Толля. 29 мая готовящуюся к отправлению шхуну посетил Император Николай II. Командир судна писал: «Его Величество подробно осматривал "Зарю" и в конце обратился к начальнику экспедиции барону Толлю с милостивым вопросом, не нужно ли чего-нибудь для экспедиции. А нужда была обстоятельная. Нам не хватало угля. Вследствие монаршей милости уголь нам отпущен из складов морского ведомства, так же как и много материалов, которых нельзя было достать в продаже. Морское ведомство открыло нам свои магазины, чем мы и воспользовались».

Перед самым началом экспедиции Толль получил от Нансена пакет с документацией и материалами по сибирской Арктике: координаты отдельных островов, рукой Нансена сделанный набросок бухты Колина Арчера, где скандинав советовал Толлю перезимовать, рекомендации разузнать расположение долин рек северо-восточной части Таймыра и др.

8 июня 1900 г. "Заря" отправилась в путь, но сначала зашла в Кронштадт, где экспедицию встретил военный губернатор города адмирал С.О. Макаров. Адмирал с супругой посетили "Зарю" и на ней проводили экспедицию до выхода на рейд. В Кронштадте на борт был догружён уголь высшего качества, хронометры и взрывчатые вещества, книги для библиотеки.

Первая небольшая поломка случилась ещё в водах Финского залива, ее исправлением занялись в Ревеле. Здесь же Толль сошёл с судна и отправился в Норвегию, где решил ещё раз посоветоваться с Нансеном. Далее руководитель экспедиции выехал в Берген, куда уже подошла "Заря". Здесь на борт догружено было доставленное от Нансена гидрологическое и гидрохимическое оборудование, а также 1500 пудов сушёной рыбы для собак и еще 50 т угля.

10 июля шхуна прошла мимо мыса Нордкап и оказалась в открытых арктических водах. 11 июля "Заря" встала на рейде Александровска-на-Мурмане для погрузки ранее купленного угля. Лишним уголь быть не мог – он означал жизнь судна и экипажа в Арктике в непредвиденных условиях. Также на борт приняли 60 ездовых собак с двумя каюрами – Петром Стрижевым и Степаном Расторгуевым, взятыми в экспедицию вместо двух матросов. Судно получило осадку в 18½ футов, что в дальнейшем несколько осложнило маневренность, во время волнения на море палубу даже заливало водой.

К сожалению, вся первая половина экспедиции проходила в атмосфере конфликта начальника экспедиции Толля и командира "Зари" Коломейцева, имевших разное представление о дисциплине на судне.

18 июля "Заря"  покинула Екатерининскую гавань и 25 июля подошла к острову Вайгач. На мысе Гребень была назначена встреча со специально купленной для целей экспедиции поморской шхуной, в задачу которой входило доставить уголь из Архангельска в пролив Югорский Шар в бухту Варнека. Однако шхуна не пришла, получив повреждение при встрече со льдом, и Толль принял решение её не дожидаться и как можно скорее обогнуть мыс Челюскин, что по расчетам позволяло экспедиции зазимовать на восточном Таймыре – наименее изученной территории на всём Северном морском пути.

У острова Диксон решили сделать остановку для отдыха и чистки котлов судна. На острове путешественников встретила стая непуганых белых медведей, на которых охотникам удалось поохотиться и сделать впрок запасы провизии.

5 августа мореплаватели взяли курс на северо-восток вдоль Таймырского полуострова. Ледовая обстановка становилась труднее с каждым днем, борьба со льдами приняла изнурительный характер. Несколько раз "Заря" садилась на мель или оказывалась запертой в бухте. Был момент, когда собрались уже останавливаться на зимовку, простояв 19 дней кряду в заливе Миддендорфа. Но и вырвавшись из ледового плена этого залива, далеко продвинуться не смогли: "Заря" уперлась в сплошной лед в том же самом месте, где в 1893 г. был остановлен льдами "Фрам". В этом году Ледовитый океан по состоянию льда оказался еще более неблагоприятен для плавания. Корабль попал в ледовую ловушку, выбраться из которой оказалось очень непросто, несмотря на то, что "Заря" показала себя очень прочным судном. Первая часть экспедиции подошла к концу.

22 сентября 1900 г. экспедиция остановилась на зимовку в бухте Колина Арчера близ острова Норденшельда в Таймырской губе, где и простояла почти год до 12 августа 1901 г.

На берегу была оборудована метеорологическая станция, на острове вблизи судна был построен снежный домик для магнитных инструментов со стенами и потолком из парусины с керосиновой печью, поддерживавшей температура от 0 до + 3 градусов. Метеорологическими наблюдениями занимался лейтенант Матисен. Гидрологическими исследованиями, помимо несения ходовых вахт, полностью заведовал лейтенант Колчак: он брал пробы воды, осуществлял магнитные наблюдения, составлял подробное описание берегов и островов Ледовитого океана, изучал состояние и развитие морских льдов. Во время зимовки на Таймыре Колчак также составил карту рейда "Зари" и сделал топосъемку вокруг места стоянки судна. Также Колчак, отличавшийся глубокой и искренней религиозностью, руководил богослужениями мирским чином.

Чтобы не терять времени, на весну 1901 г. Толль назначил переход на восток Таймыра через тундру. Без создания на этом пути промежуточного склада добраться до восточного берега на собаках было невозможно. Заложить такой склад собрались четверо: Толль с каюром Расторгуевым и Колчак с кочегаром Носовым на двух тяжело нагруженных нартах (864 кг груза).

10 октября они отправились в первое путешествие к заливу Гафнера. Двигались лишь в дневное время по 3-4 часа в сутки. Морозы уже стояли в 30 градусов, в палатке было −20, ночевали в спальных мешках. 15 октября Толль и Колчак добрались до места и у высокой скалы заложили склад с провизией. Они также выполнили детальную маршрутную съемку, уточнили форму Таймырской губы, описали острова и полуострова Таймырского залива, внесли существенные исправления в старую карту, сделанную по итогам экспедиции Нансена 1893–1896 гг.

Полярная ночь на этой широте длится около четырех месяцев с постоянной сильной пургой. Большинство членов экспедиции коротали время за чтением литературы. Иногда после вечернего чая в кают-компании заводили фонограф, воспроизводивший романсы. Старший машинист Огрин развлекал членов команды пением и игрой на цитре и гармонике. На Рождество был открыт ящик с подарками президента Императорской академии наук с надписью «Вскрыть на Рождество 1901 г.», в котором находилось несколько бутылок рома, вина, коньяка, подписанные пакеты с рождественскими сувенирами для каждого из членов экспедиции. В феврале 1901 г. Колчак сделал для всех доклад про Великую северную экспедицию Беринга, а Бируля рассказывал про природу стран, находящихся близ Южного полюса. Во время зимовки у четырех человек были выявлены признаки цинги, однако быстрые меры доктора Вальтера помогли остановить болезнь.

Во время зимовки в отношениях между Толлем и Коломейцевым обострились прежние дисциплинарные проблемы: командир судна заявил начальнику экспедиции, что он должен постоянно располагать на судне обоими офицерами, потребовав отмены их научных дежурств как противоречащих Морскому уставу. Уставу противоречил и тот факт, что матросы вместо обращения «Ваше Высокоблагородие» стали звать их просто по имени и отчеству. Это было важно Толлю для сплочения делающего одно дело коллектива, однако Коломейцев примириться с таким положением дел не хотел.

Кроме того, во время зимовки Толль три раза посылал Коломейцева с Расторгуевым в сильную пургу и мороз для доставки почты в ближайшие населенные пункты и для исследования маршрутов по будущей организации угольных баз на острове Котельном и в бухте Диксона. Первые два похода были неудачными, путники едва не погибли от нехватки еды и собачьего корма. Из третьего похода Коломейцев и Расторгуев больше не вернулись: пройдя 768 вёрст за 40 суток, при отсутствии правильной карты, они с трудом достигли Дудинки. Поставленной задачи найти устье реки Таймыры Коломейцев в темноте полярной ночи не выполнил, однако в этом походе им была открыта другая река, названная его именем. Его уход с "Зари" (из-за упомянутого конфликта) Толль объяснял в официальных отчетах начальству необходимостью создания угольных баз в устье Енисея и на Котельном, для чего был необходим опытный человек. Матрос Расторгуев без уведомления отправился в другую экспедицию – с американцами.

23 февраля 1901 г. лейтенант Матисен и каюр Стрижев были отправлены в поездку для разведки северных территорий. Эта группа пересекла архипелаг Норденшельда с юга на север и, дойдя до 77-го градуса, повернула на запад, а затем пошла назад, так как стал подходить к концу запас собачьего корма. Затем в результате второго захода (вместе с Носовым) Матисен в отметил на карте два новых островка архипелага Норденшельда. Если бы Толль приказал продвинуться еще немного на север, уже тогда мог бы быть открыт архипелаг Императора Николая II (Северная земля), обнаруженный в 1913 г. Б.А. Вилькицким. Но Толль был увлечен поиском мифической Земли Санникова по ту сторону Таймыра. 4 марта, в день рождения Толля, Колчак, поздравляя руководителя экспедиции, произнес тост, в котором пожелал ему встретить следующий день рождения на Земле Санникова.

В следующую поездку 6 апреля на мыс Челюскин для съемок Таймырского полуострова поехали на санях Колчак и сам Толль (как видим, руководитель и себя не щадил) в сопровождении матросов Носова и Железникова. Из-за слабости собак все четверо часто сами впрягались в собачьи упряжки. Через несколько дней матросов отправили обратно на "Зарю" с одними нартами, оставив при себе консервов и других продуктов из расчёта на 30 дней и устроив для обратного пути продовольственный склад. На всем протяжении своего 500-километрового ледового пути Колчак и Толль провели топографическую съемку местности, уточнили очертания берегов, описанных еще помощником Х. Лаптева – штурманом С.И. Челюскиным.

Дойдя 18 апреля до места близ залива Гафнера, где осенью ими было устроено продовольственное депо, Толль и Колчак обнаружили, что раскопать его препятствует слежавшийся твердый сугроб высотой в 8 метров. От плана дойти до мыса Челюскина пришлось отказаться. На обратном пути стали заканчиваться продукты, собаки выбивались из сил, не желая уже двигаться без помощи людей. Толль с Колчаком часто впрягались в нарты сами. В день проходили около 20 км, однако к началу мая уже не могли проходить в сутки более 12 км. Собаки стали гибнуть от голода, Колчак, привязавшийся к собаке по кличке Печать, предложил не пристреливать её, а довезти до "Зари" полуживую на нартах, на которых уже лежала одна. Однажды целые сутки путникам пришлось просидеть в палатке из-за пурги. На 41-й день похода 18 мая они измученные и голодные всё-таки дотянули до базы.

По итогам этого похода были установлены неточности карты Нансена и старых географических карт Великой Северной экспедиции, описывавшей эти берега в 1734-1742 гг. Толль очень ценил Колчака, и «за обстоятельное обследование географических объектов и морских вод в районе Карского моря», в благодарность за совместно перенесенные тяготы и риск он назвал его именем один из открытых экспедицией островов в Таймырском заливе.

Остров Колчака
Остров Колчака

В августе 1901 г. "Заря" высвободилась из ледового плена. 19 августа шхуна пересекла долготу мыса Челюскин. В честь этого события были подняты кормовой флаг и вымпел с Андреевским крестом и литерой "К" под царской короной, личный вымпел президента Академии наук Великого Князя Константина Константиновича. На берегу была сделана групповая фотография на фоне сооруженного большого гурия (конусообразной груды камней). Колчак и Зееберг здесь провели астрономические, магнитные, гидрологические исследования. Дав салют в честь С.И. Челюскина, исследователи отправились далее на восток. "Заря" стала четвертым судном после "Веги" Норденшельда с ее вспомогательным кораблём "Лена" и "Фрама" Нансена, обогнувшим самую северную точку Евразии.

Пройдя мыс Челюскин, корабль вышел в неизведанные воды, где еще никто не был: экспедиции Норденшельда и Нансена двигались много южнее. Шхуна взяла курс на северо-восток к предполагаемому месту нахождения Земли Санникова. Толль пообещал премию первому её увидевшему.

Приблизительно на широте 77°20’ близ острова Котельный путь преградили сплошные льды. Так как видимость была нулевой и поиски Земли Санникова в таких условиях были невозможны, Толль распорядился двигаться к самому северному в архипелаге острову Беннетта, где он хотел зазимовать с тем, чтобы в следующем году отправиться к искомой Земле.

В ночь на 29 августа случился редкой силы шторм, судно ложилось на борт, волна накрывала шканцы, собаки барахтались в ледяной соленой воде. Остров Беннетта никто бы и не увидел, если бы внезапно не рассеялся туман. «Теперь совершенно ясно, что можно было 10 раз пройти мимо Земли Санникова, не заметив её», — записал вечером Толль в своем дневнике. Льды не позволили "Заре" подойти к берегу, и Толль решил возвращаться к острову Котельный, а по дороге еще раз попытаться зайти далеко на север от Новосибирских островов. Дойти на этот раз полярникам удалось до точки с координатами 77.32° с. ш. 142.17° в. д., но никаких признаков земли не наблюдалось, дальше стояли непроходимые льды, покрытые туманом.

3 сентября шхуна вошла в Нерпичью бухту у западного берега Котельного и два дня спустя с трудом пробилась к месту стоянки. На берегу уже был построен домик из плавника, и встречала Толля вспомогательная партия К.А. Воллосовича, добравшаяся туда отдельно с востока. "Заря" встала на якорь для ремонта машины и помпы, в которой начала вскипать вода от накопившейся на стенках соли.

На этом пришлось закончить вторую навигацию. Плавание в 1901 г. продолжалось 25 суток, из которых ходовых было лишь 15. Пройденное за это время расстояние составило 1350 миль, угля израсходовано 65,7 т. Оставалось ещё 75 т угля, на 1549 миль плавания при благоприятных условиях.

Вспомогательная партия Воллосовича имела задачей геологические исследования и организацию продовольственных складов на Новосибирских островах на маршруте следования основной экспедиции на юг в случае потери судна. В марте 1901 г. Воллосович из Усть-Янска выехал на Новосибирские острова с санной группой в составе 11 человек при 5 нартах, запряжённых 14 собаками каждая, и при 20 оленях. В состав партии входили ссыльный студент-естественник Ционглинский, ссыльный технолог Бруснев, каюр-промысловики. Весной и летом 1901 г. на острова доставлялись тяжелые грузы для восьми продуктовых складов. Кроме того, в ноябре 1901 г. партия Воллосовича оставила на острове Котельном два хорошо укреплённых и защищённых от песцов и белых медведей амбара с провизией и оленьими шкурами. После обследования Новосибирских островов Воллосович со своей партией перебрался для зимовки на "Зарю" в качестве участника основной экспедиции.

Затёртая льдами недалеко от берега "Заря" была превращена в геофизическую и метеорологическую станцию. Колчак, как и во время первой зимовки на Таймыре, старался не терять времени даром: для изучения острова он покидал судно при любом случае. Силами экспедиции вокруг жилища Воллосовича вскоре был сооружён домик для магнитных исследований, метеорологическая станция и баня, выстроенные из выносимого сибирскими реками плавника.

Толль стал проводить научные беседы с командой, превратив "Зарю" в "плавучий университет". С докладами по своим специальностям выступали Колчак, Бируля, Зееберг. По вечерам в кают-компании спорили на философские темы с активным участием Колчака. Правда, в эту зимовку он перенес воспаление надкостницы с высокой температурой.

У Воллосовича стала наблюдаться неврастения, и Толль разрешил ему уехать, так как во время этой зимовки экспедиция уже не находилась в условиях такой изоляции, как во время первой. 15 января вместе с Воллосовичем до первого жилья на побережье поехал и Толль, чтобы привлечь нескольких местных жителей в планировавшийся поход на север архипелага. 30 марта начальник экспедиции вернулся на базу. К этому времени пришла телеграмма президента Академии наук с указанием экспедиции ограничиться исследованием Новосибирских островов и закончить плавание в этом году в устье Лены.

Однако Толль был сильно разочарован тем, что Землю Санникова так и не удалось открыть. Несмотря на достигнутые успехи в описании побережья, промеры глубин, которые Колчак делал на протяжении всего пути экспедиции, результаты экспедиции начинали казаться руководителю слишком малыми. Поэтому Толль принял решение с началом полярного дня отправить Матисена на поиски этой загадочной Земли, а после его возвращения самому отправиться в санно-байдарочную экспедицию на Землю Санникова, если она будет найдена, если нет – то на  остров Беннетта, чтобы там провести третью зимовку. Толль думал, что хотя бы тщательное обследование этого неизученного острова позволит ему достойно отчитаться в С.-Петербурге о результатах экспедиции и вписать ее в историю науки. Вместе с Толлем собрался ехать Зееберг. Толль планировал взять в поход и доктора Вальтера, однако в декабре врач умер от расстройства сердечной деятельности. (В конце апреля приехал новый врач, политический ссыльный В.Н. Катин-Ярцев, сосланный за участие с РСДРП. В 1918 г. адмирал Колчак встретит его в Харбине, где врач-революционер будет спасаться от режима большевиков.)

Поначалу отправиться в путь запланировали на февраль-март 1902 г. Первым на поиски Земли Санникова был отправлен Матисен, он вернулся 17 апреля и доложил, что, пройдя 7 миль от устья реки Решетникова, он уперся в полынью и повернул назад. Матисен посетил также стрелку Фаддевского острова, остров Фигурина и Землю Бунге.

29 апреля Бируля с тремя якутами отправился на остров Новая Сибирь. Перед ними была поставлена задача дожидаться там к концу лета подхода "Зари", которая должна была их подобрать на пути к Беннетту.

В первых числах мая Колчак и Стрижев ездили на Бельковский остров, перейдя 30-километровый пролив. Колчак объехал остров, произвёл его съемку и положил его на карту, также были собраны образцы горных пород. К югу от Бельковского Колчак открыл небольшой скалистый остров и назвал его именем своего каюра Стрижева. В северном и западном направлении Колчак также, как и его предшественники, уперся в полынью.

23 мая барон Толль, астроном Зееберг, эвен Николай Протодьяконов (по прозвищу Омук) и якут Василий Горохов (по прозвищу Чичак) отправились на север на трех нартах, везя с собой запаса продовольствия чуть больше чем на 2 месяца. Изначально Толль собирался взять в свой поход и надежного Колчака, однако судно нельзя было оставить без опытного офицера.

Руководитель экспедиции барон Э. В. Толль

Руководитель экспедиции барон Э. В. Толль

 

Предполагалось исследовать остров Беннетта, до этого посещённый лишь экспедицией Де-Лонга в 1879 г. и произвести ледовую рекогносцировку с целью дальнейшего поиска неизвестной земли. После окончания работ полярников должна была подобрать "Заря". Толль объехал на собаках северные берега островов Котельного и Фаддеевского, после чего переправился на остров Новая Сибирь и 21 июня остановился там около мыса Высокого, откуда через неделю отправились к острову Беннетта. Четверо суток путешественники плыли на льдине, после чего пересели на байдарку и 21 июля высадились на берегу острова у мыса Эммы. Путь занял 2 месяца, и провиант был на исходе. Перед Толлем теперь вставали задачи не только исследований, но и пропитания и обратной дороги. Колчак впоследствии говорил по этому поводу: «Действительно, предприятие его было чрезвычайно рискованное, шансов было очень мало, но барон Толль был человек, который верил в свою звезду и в то, что ему всё сойдёт, и пошёл на это предприятие»...

Исследователь Синюков считает, что у Толля просто не оставалось иного выхода, так как он «слишком много авансов выдал Академии наук, прессе, коллегам, и вернуться без открытия Земли Санникова уже не мог». Огромные финансовые средства, выданные Толлю в кредит, заставляли барона предпринимать крайние отчаянные шаги.

Перед отъездом Толль оставил Матисену пространную инструкцию, а также пакет с надписью «Вскрыть, если экспедиция лишится своего корабля и без меня начнет обратный путь на материк, или в случае моей смерти», в котором находилось письмо на имя Матисена с передачей ему всех прав начальника экспедиции и перечень действий, которые должен был принять командир, чтобы спасти людей.

«Предел времени, когда вы можете отказаться от дальнейших стараний снять меня с острова Беннета, определяется тем моментом, когда на "Заре" будет израсходован весь запас топлива для машины до 15 тонн угля». После этого следовало через Сибирь доставить в С.-Петербург собранные коллекции и немедленно начать организацию новой экспедиции. В этом случае Толль надеялся самостоятельно добраться до Новосибирских островов, а затем к устью Лены.

1 июля, вырвавшись из льдов при помощи взрывов, "Заря" вышла на внешний рейд, однако тут же была затерта льдами, которые стали увлекать судно на северо-восток. Запасы угля на шхуне истощались. Лишь 3 августа это невольное путешествие со льдами завершилось, и освободившаяся шхуна, проведя необходимые судовые работы, 8 августа отправилась в направлении острова Беннетта. Однако из-за льда смогли подойти к острову не ближе 90 миль. Попробовали доплыть хотя бы до Новой Сибири, чтобы снять партию Бирули. В мелководном проливе судно получило повреждения, появилась течь, но "Заря" продолжала пробиваться сквозь льды, все время меняя курс между островами в поисках свободного прохода. Однако уже 17 августа лед заставил Матисена повернуть назад.

К 23 августа на "Заре" осталась минимальная норма угля, о которой говорил в своей инструкции Толль. И Матисен, потеряв надежду на улучшение состояния льдов, отказался от снятия людей, оставшихся на Новой Сибири и острове Беннетта, он решил следовать в бухту Тикси. Ведь даже если бы Матисен смог подойти к Беннетту, на обратный путь угля уже не оставалось.

Матисен не мог повернуть на юг, не посоветовавшись с Колчаком. Как пишет историк П.Н. Зырянов, Колчак, скорее всего, также не видел иного выхода, впоследствии он никогда не критиковал этого решения Матисена и не отмежевывался от него. Среди авторов, писавших на тему гибели Толля, только советский профессор В.Ю. Визе считал, что «это решение стоило жизни Толлю и его спутникам», фактически обвиняя этим Матисена. Другие специалисты понимали, что с недостаточным запасом угля и провизии и полученными повреждениями корпуса скорее всего погиб бы и экипаж "Зари". Да и сам Толль оставил Матисену приказание идти в Тикси после уменьшения запасов угля до пределов, необходимых для возвращения. Никто из современников, знавших обстоятельства дела, Матисена не осуждал.

25 августа искалеченная льдами "Заря" еле достигла устья Лены и подошла к бухте Тикси. Отсутствие угля не позволяло даже провести третью зимовку. 30 августа в бухту Тикси вошла "Лена", тот самый вспомогательный пароход, что обогнул когда-то мыс Челюскин вместе с Норденшельдом. Опасаясь ледостава, капитан парохода дал экспедиции на сборы всего три дня. Колчак отправился на "Лене" на поиски более удобной стоянки для "Зари", и нашёл его за маленьким островом, который он назвал именем Бруснева. Туда и отвели "Зарю", где с нее на борт парохода были перегружены все наиболее ценные коллекции и оборудование. Бруснев оставался там в селении Казачьем в ожидании Толля и Бирули.

2 сентября "Лена" отошла от причала. "Заря" с одним человеком на борту последний раз отсалютовала флагом. Однако пароход вскоре сел на мель, и, в связи с ограниченным количеством еды, пришлось ввести общий для всех паёк. "Продовольственным диктатором" избрали Колчака. В то же время Матисен и Колчак разработали план по оказанию помощи группам Толля и Былыницкого-Бирули: если эти группы не появятся самостоятельно на материке, в начале февраля на Новосибирские острова, навстречу им, на Новую Сибирь должен был отправиться Бруснев, предварительно приготовивший 6 хороших нарт и докупивший собак. В случае, если Толль и Бируля своими силами вернутся на материк, их у Чай-Поварни близ Святого Носа должны были ожидать еще осенью заготовленные Брусневым ездовые олени, на которых полярники могли добраться до Казачьего.

30 сентября 1902 г. пароход "Лена" подошёл к Якутску, и его пассажиры сошли на берег. Из Якутска в Иркутск ехали через тайгу на почтовых лошадях. В начале декабря Колчак добрался до С.-Петербурга, где немедленно занялся подготовкой экспедиции для спасения оставшихся в Арктике товарищей.

5 мая 1903 г. под руководством Колчака началась 7-месячная спасательно-поисковая экспедиция со сложнейшим 90-дневным морским санно-шлюпочным походом на пределе человеческих возможностей и без потерь. Общая численность экспедиции составляла 17 человек, все они были отмечены впоследствии наградами (как и участники экспедиции Толля). Колчаку удалось найти места стоянок группы Толля и его записки, в том числе последнюю (от 26 октября 1902 г.) записку в виде отчета на имя президента Императорской академии наук с кратким описанием острова, списком инструментов и коллекций. Записка оканчивалась словами: «Отправляемся сегодня на юг. Провизии имеем на 14-20 дней. Все здоровы. 26 октября 1902 г.».

Одна из записок Э. В. Толля, оставленная им на острове Беннетта
Одна из записок Э. В. Толля, оставленная им на острове Беннетта

Предполагаемая судьба группы Толля была следующей. 21 июля они добрались до острова Беннетта. Учитывая запланированное на середину августа прибытие "Зари", руководитель, видимо, решил сосредоточить все силы на исследовании острова. Было изучено его геологическое строение. Толль увидел и записал, что в долинах острова встречаются вымытые кости мамонта и других животных, описал и современный животный мир, состоявший из медведей, моржей, оленей (стадо в 30 голов), пролетали гусиные стаи.

Группа Толля построила себе жилище из плавника, он же мог служить и топливом. Гораздо хуже было с провиантом. Колчак писал, что «по какому-то недоразумению партией барона Толля не было использовано удобное время для охоты и не было сделано никаких запасов», ­видимо, поскольку надеялись на прибытие "Зари". Для удовлетворения текущих потребностей в пище охотились на оленей. Были убиты также 3 медведя, мяса которых хватило бы на несколько месяцев, однако оно было брошено на льду.

Когда по состоянию льда стало понятно, что "Заря" уже не придёт, стрелять и заготавливать птиц было поздно, к тому же на месте стоянки экспедицией Колчака было обнаружено не более 30 патронов для дробовика. Олени ушли с острова Беннетта на юг осенью, вслед за ними пришлось уходить и людям.

Экспедиция Колчака обследовала все острова Новосибирской группы, однако следов группы Толля нигде так и не обнаружили. По-видимому, она погибла во время перехода по льду с острова Беннетта на Новую Сибирь. Оставленные для нее на южном направлении запасы продовольствия остались нетронутыми.

Партия Бирули, не дождавшись в конце лета прихода "Зари", соорудила на западном берегу острова Новая Сибирь пригодное для зимовки жилище, а в ноябре 1902 г., когда лед окончательно встал, совершила благополучный переход с острова на материк, прибыв в Казачье в начале декабря.

Титульный лист первого выпуска трудов Русской полярной экспедиции Императорской Академии наук

Титульный лист первого выпуска трудов Русской полярной экспедиции Императорской Академии наук

 

Научно-практические результаты экспедиции оказались очень важными, поскольку предыдущие экспедиции под руководством Нансена и Норденшельда систематических съемок и промеров глубин не вели и составленные ими карты берегов и островов были лишь приблизительными. Русская экспедиция положила начало комплексному исследованию арктических морей и побережья. По результатам работ экспедиции была составлена геологическая карта полуострова Таймыра и островов. Краткий физико-географический и биологический очерк северного побережья Сибири содержит сведения о климате, гидрографии, геологии,  животном и растительном мире Таймыра и Новосибирских островов.

Научные результаты также включали в себя исследования в области метеорологии, океанографии, земного магнетизма, гляциологии, физической географии, ботаники, геологии, палеонтологии, этнографии, полярных сияний. На материалах экспедиции лейтенант Колчак выполнил фундаментальное исследование о льдах Карского и Восточно-Сибирского морей, представлявшее собой новый шаг в развитии полярной океанографии. Колчак выявил схему движения арктического льда для всего полярного бассейна. Эти открытия имели важное значение и во всё последующее время освоения Арктики вплоть до наших дней.

При советской власти история экспедиции искажалась, замалчивались роли и заслуги Толля и, в первую очередь, "белогвардейца" Колчака – как учёного-океанолога и отважного исследователя Арктики. Замалчивались его научные труды, получившие признание мировой науки. Советские ученые, разумеется, использовали его труды, но обычно без ссылок на автора. В 1939 г. остров Колчака переименовали, дав ему имя того самого дезертировавшего матроса с "Зари" Расторгуева.

(Использован в сокращении и с дополнениями материал из "Википедии".)

Экспедиция Эдуарда Толля

См. статьи в календаре Святая Русь о русских исследователях высоких широт и дальних сибирских земель:

9.12.1648 (22.12). – Вхождением в низовье р. Анадырь завершилась экспедиция Семена Ивановича Дежнёва, открывшая пролив между Азией и Америкой.

Февраль 1671. - В начале февраля скончался Ерофей Павлович Хабаров, исследователь Восточной Сибири.

1.02.1711 (14.02). – Найдено тело убитого Владимiра Васильевича Атласова, исследователя Камчатки.

8.12.1741 (21.12). - Умер в экспедиции к берегам Америки русский мореплаватель, капитан-командор Витус (Иван Иванович) Беринг.

Ноябрь 1764. – Скончался Семен Иванович Челюскин, полярный исследователь, достигший северной оконечности Евразии.

16.01.1820 (29.01). – Открытие материка Антарктиды русскими кораблями "Восток" и "Мирный".

12.12.1837 (25.12). Память прп. Германа Аляскинского.

18.03.1867 (31.03). Подписан договор о продаже Россией Аляски и Алеутских островов Соединенным Штатам за 7,2 млн.долл.

25.05.1870 (7.06). - Умер русский географ, адмирал Фердинанд Петрович Врангель.

8.6. 1900 (21.6). – Из С.-Петербурга отправилась Русская полярная экспедиция под руководством барона Э.В. Толя.

20.2.1914 (5.3). – Умер полярный исследователь Георгий Яковлевич Седов.

27.8.1915 (7.09). – День основания Диксона, столицы Русской Арктики.

7.02.1920. – Убит в Иркутске адмирал А.В. Колчак, Верховный главнокомандующий белых армий, выданный революционерам его союзниками из стран Антанты.

9.2.1920 (2.02). - 9.2.1920. – В Париже подписан международный договор о суверенитете Норвегии над архипелагом Шпицберген (рус. Грумант) при условии его демилитаризации и экономической деятельности всех стран-участниц.

21.5.1937. – Начало работы полярной дрейфующей станции "Северный полюс – 1". День полярника.

6.03.1961. – Умер в Брюсселе Борис Андреевич Вилькицкий, исследователь Арктики.

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=25062107


 просмотров: 1039
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:




Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.