Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Библиотека. Русское сопротивление

Бог! Царь! Нация!


О неизменности духовно-идеологических основ Черной Сотни, или ответ К.Ю. Душенову

Димитрий Саввин,
Председатель Совета
Читинского отдела СРН

Обнаружив на своем электронном почтовом ящике рассылку "Руси Православной" со своей статьей, снабженной комментариями К.Ю. Душенова, я был несколько удивлен. В свое время специально не стал отсылать свою статью ("Крушение великого Союза... Русского Народа?") на адрес Константина Юрьевича, памятуя о его заявлении об отказе от всякой полемики относительно текущей ситуации в СРН. Однако редакция "РП" по собственной инициативе взяла мой материал где-то в сети, отредактировала, и с комментариями Душенова пустила в рассылку [статья на сайте "РП" опубликована в двух частях с редакционными заглавиями: "Может ли Путин стать Сталиным?" и "Как нас будут добивать"; см.  эту статью Д. Саввина также на форуме "РИ". – Ред. "РИ"]. Поскольку позиция, изложенная в названных комментариях уважаемого Константина Юрьевича, разнится с той, которая была сформулирована мной, и при этом в настоящий момент является единственной попыткой полемики с беломонархическим крылом Союза Русского Народа, то оставить ее без внимания у меня просто не было возможности.

В полемическом отношении комментарии Константина Юрьевича Душенова мне кажутся весьма слабыми. По сути дела, он нигде не оспаривает принципиально сформулированную в статье точку зрения, ограничиваясь лишь придирками к частностям. Тон его ответа выглядит весьма раздраженным, даже некорректным – выражения вроде «их убогое мировоззрение» и т.п. встречаются в изобилии. Признак довольно характерный, ибо в любом споре подобный тон всегда свидетельствует об отсутствии существенных аргументов.

Все претензии и спорные вопросы, очерченные Константином Юрьевичем, можно разделить на две группы: идеологическую и организационно-методическую. Деление это условно, ибо второй камушек преткновения является прямым следствием первого; однако оно представляется уместным хотя бы для того, чтобы еще раз ясно показать: главная причина нынешних нестроений в СРН лежит именно в духовно-идеологической сфере, а не где-либо еще.

Идеологические разногласия: кто мы такие и зачем нам все это надо?

1. Прежде всего, у Константина Юрьевича вызывают неприятие такие термины, как «беломонархическая идеология» или «беломонархическое крыло СРН». Он пишет: . Мне кажется крайне неудачным термин "беломонархическая часть СРН"... самого себя, по совести, я к ней отнести не могу. К монархической части – да. А к "беломонархической" ‑ ни в коем случае! Ни "белый" изменник присяге генерал-адьютант Алексеев, возглавлявший масонский заговор против Помазанника Божия, Государя Императора Николая II, ни бесстыдный предатель Корнилов... ни демократ и "непредрешенец" Деникин, ни остальные деятели Белого движения (за исключением, пожалуй, генерала Дитерихса) особой симпатии у меня не вызывают».

Такая позиция мне представляется ошибочной в силу ряда причин. Во-первых, такое явление, как Белая идея едва ли уместно трактовать исключительно как политическую платформу ("непредрешенчество") Русского Белого движения на протяжении значительной части гражданской войны 1918–1922 гг. Такие понятия, как Белый Царь и Белое Царство, Белая Русь существовали задолго до 1917 г. и начала гражданской войны. Белый Царь – то есть православный Самодержец, так называли Русских Государей и на Руси, и за ее пределами. В этом смысле Белая идея – это исконный  православный идеал Русского народа, идеал Святой Руси и чаемой общеславянской Православной Империи. Идеал, безусловно, православный и монархический.

Во-вторых, не следует также забывать и о том, что среди христианских народов белый цвет искони был символом монархии. Именно поэтому белая полоса была не только на нашем имперском флаге, но и на флаге германского Рейха (после установления республики заменена золотой). Знамя королевской Франции – белое полотнище с тремя золотыми лилиями. И во время безбожной Французской революции 1789-1794 гг. роялисты, выступившие на защиту веры и монархии, назывались белыми (по основному цвету королевского знамени); республиканцы же именовались "синими".

Русская Белая идея – это собственно и есть идея русского православного монархизма и национализма, идея христианской имперской государственности. Белое движение, возникшее в самом начале русской смуты XX столетия, явилось носителем этой же Белой идеи, хотя и размытой. В начале белой борьбы против большевизма основами Белой идеологии стали: 1) Православная вера, 2) традиционализм, 3) национализм, а также 4) идея сильного Русского государства. Идеал Православного Самодержавия действительно разделяли далеко не все участники Белого движения. Тем не менее, необходимо признать, что оно претерпело и определенную идеологическую эволюцию. Горнило гражданской войны очистило его от либеральной примеси, и в итоге Белое движение вернулось к исконным русским православно-монархическим принципам, что и нашло свое отражение в созыве белым генералом Дитерихсом последнего в истории России Земского собора в 1922 г., провозгласившего восстановление Самодержавной власти на Руси.

Многие лидеры Белого движения, особенно те, кто его начинал – Корнилов и Алексеев, действительно не были монархистами, и даже более того, предали последнего Русского Императора, Св. Царя Николая II. Однако этого нельзя сказать про всех белых вождей, тем более про всех участников белой борьбы. Под началом того же Корнилова сражалось немало монархистов. И если таких деятелей, как Корнилов и Алексеев, можно оценивать однозначно негативно, то относиться так к иным вождям Белого движения едва ли возможно – например, к таким людям, как А.В. Колчак или Г.М. Семенов.

В-третьих, даже если согласиться с точкой зрения Константина Юрьевича и признать, что среди белых вождей только лишь один – Дитерихс – заслуживает положительной оценки, то и это ничуть не означает того, что мы должны отрицательно относиться к Белой идее и Белому движению как таковому. Стремление защитить отческую Православную веру – разве это было дурно? Стремление сохранить и укрепить национальную Русскую государственность, выраженное в лозунге «за единую и неделимую Россию» - что в этом плохого? А если далеко не все участники, в том числе и политические лидеры, были достойными людьми, и порой неверно понимали эти высокие идеалы, то разве это означает, что сами эти идеалы должны быть отвержены?! Ведь Константина Юрьевича не считает возможным отречься от Православия только потому, что иные (и их немало!) патриархийные чиновники проповедуют ереси и от имени Церкви поддерживают нынешний прожидовленный режим? Разве само Православие дискредитировано подобными сановными отступниками? Разумеется, нет! Почему же тогда мы считаем опороченной Белую идею (которая изначально является социально-политическим аспектом православного мировоззрения) только потому, что среди тех, кто себя относил к ее сторонникам, были недостойные люди? Допущение такой двойственности оценок называется двойными стандартами.

Может быть поставлен, вполне логично, вопрос: если Белая идея есть собственно идея православно-монархическая, зачем нужен еще какой-то термин, зачем употреблять такое понятие, как "беломонархическое мировоззрение"? Действительно, около ста лет назад нужды в такой терминологии не было. Однако бурный XX век привнес слишком много нового, и многие понятия пришлось уточнять. После победы большевиков в гражданской войне в среде Русского зарубежья возникали порой довольно специфичные учения, разного рода гибридные идеи, как напр., "царесоветчина" младороссов [лозунг "Царь и Советы". – Ред. "РИ"]. Современная предводительница кирилловцев, так называемая "государыня" Мария призывает развивать демократические институты: «Я в любых условиях старалась всеми силами способствовать развитию демократического сознания россиян». Считали ли себя православными монархистами "царесоветчики"? Да. Считают ли кириллистские поборники демократии себя православными монархистами? Да. К таковым себя относят и многие "православные" сталинисты. В силу этого возникает необходимость отделить истинную, незамутненную православно-монархическую идеологию, идеал святорусского Белого Царства от всякого рода идеологических амальгам. Для обозначения этой чистой православно-монархической идеи и предлагается мною термин "беломонархический".

Напоследок, поскольку Константина Юрьевича не прочь процитировать при случае белого идеолога И.А. Ильина, и вообще старается подкреплять свои суждения авторитетными мнениями, хотелось бы вспомнить слова Ильина, обращенные к участникам белой борьбы: «...мыслью и любовью обращаюсь к вам, белые воины, носители православного меча, добровольцы русского государственного тягла! В вас живет православная рыцарская традиция; вы жизнью и смертью утвердились в древнем и правом духе служения; вы соблюли знамена русского Христолюбивого Воинства... Да будет ваш меч молитвою и молитва ваша да будет мечом!» Неужели, Константин Юрьевич, эти «добровольцы русского государственного тягла» и красные большевики-богоборцы Вам «равно отвратительны»?

2. Следующим вопросом, который вызвал – буду говорить откровенно, хотя и резко – достаточно болезненную реакцию Константина Юрьевича, стали буквально один-два абзаца моей статьи, в которых я попытался указать на очевидные нелепости идеологии "православного" сталинизма. Причем особо отметил то, что для качественного разбора этого вопроса нужен, несомненно, более глубокий анализ и соответственно специальные статьи или даже более обширные работы. Константин Юрьевич, прозрачно намекнув на "убожество" моего мировоззрения и мое нравственное "нездоровье", относительно концепции «православного» сталинизма написал: «...попытка представить "православный сталинизм" неким идеологическим прибежищем дремучих невежд и политических интриганов явно не соответствует действительности. Что касается меня, то мне фигура Сталина ничуть не менее симпатична чем, к примеру, фигура Деникина... именно с именем Сталина связаны все инициативы и политические решения, ослабившие в 40-х, начале 50-х годов ХХ века жидовскую удавку на русской шее... если мы хотим оставаться на почве достоверных исторических фактов, а не идеологизированных фантазий, то огромную личную роль Сталина в "русификации" СССР надо признать».

Для начала, хотелось бы узнать, кто же пытается представить "православный" сталинизм «прибежищем дремучих невежд и политических интриганов»? Если речь обо мне, многогрешном, то я лично преследовал иную цель: показать явную несостоятельность этой идеологии, зиждущейся почти исключительно на мифах. Ну, да кто тот злодей, который кому-то кого-то представляет, в общем-то совершенно неважно. Важно другое.

Во-первых, считать "русификацию" СССР личной заслугой Сталина И.В., конечно, можно. Но представляется все же гораздо более логичным объяснить этот процесс объективными причинами, а именно – тем положением, в котором, после начала Второй Міровой войны в 1939 г., оказался Советский Союз 22 июня 1941 г. Вспомним хотя бы один, но зато очень красноречивый, факт: если в других государствах, участвовавших во Второй Мировой войне, территории которых были оккупированы нацистами, количество коллаборационистов измерялось тысячами, то счет советским гражданам, "служившим Гитлеру", шел на миллионы. И среди них были не одни "подонки", а нередко даже и те, кого можно считать элитой общества (например, те, кто ранее был награжден званием "Героя СССР"). Так любили свою "советскую родину" люди, что нацисты из них аж две только русских армии сформировали (РОА и РОНА). Русские люди не видели в большевистском режиме своей, русской власти. Они не видели в СССР России, не видели в Совке великом, о котором ностальгирует г-н Ивашов, своей Родины. Что же оставалось сделать Сталину, дабы сохранить власть, да и свою жизнь? Сделать все для того, чтобы русский человек признал в СССР свое национальное государство. Сталин это и сделал, и хорошо запомнил урок, который ему невольно, по большому счету, преподал Гитлер. Особо выдающейся личной роли здесь не видно – так поступил бы любой здравомыслящий и дальновидный политик. Потому что в противном случае немцы окккупировали бы СССР так же легко, как вьетнамцы полпотовскую Кампучию.

Во-вторых, идеология "православного" сталинизма подразумевает именно христианский по сути дела характер правления Сталина. Говорить о какой-то "русификации" СССР, не затрагивая вопроса о христианизации (или дехристианизации) его вообще невозможно, ибо русский дух и русская культура вне Православия немыслимы. Стало быть, если Сталин целенаправленно боролся с жидовским засильем, стараясь его ослабить, то в первую очередь он должен был постараться облегчить положение Православной Церкви. Однако реальность была прямо противоположной.

Современный церковный историк М.В. Шкаровский делит предвоенную историю Русской Церкви на три этапа (в целом, подобная периодизация встречается и у других исследователей – например, у прот. Георгия Митрофанова). Третий этап, по Шкаровскому, длился с 1929 по 1938 гг., и характеризуется «…целенаправленной политикой разгрома религиозной жизни в СССР. Репрессии привели к почти полному истреблению легального духовенства всех конфессий. К 1939 г. властям удалось в значительной степени создать видимость безбожного государства…» Следствием этой политики разгрома стала гибель множества священнослужителей, фактическое упразднение абсолютного большинства епархий (ибо архиереев, находившихся на свободе, можно было пересчитать по пальцам одной руки), ликвидация канонически безспорного церковного управления (было невозможно собрать не только Собор – не хватало Преосвященных даже для комплектования Синода). И вся эта погромная деятельность разворачивается сразу же после того, как устанавливается единоличная диктатура Сталина (1929 г.).

Позитивные же изменения (более или менее значимые) в сталинской антицерковной политике появляются лишь в 1939 г. – да и то отнюдь не принципиальные. И гораздо логичнее связать эти перемены не с личными воззрениями Сталина, а с началом Второй Мировой войны (о причинах сказано выше). Более же серьезные, действительно важные подвижки произошли уже в ходе Великой Отечественной войны. И весьма показательно, что после ее окончания политика доброжелательного отношения к Православной Церкви начинает постепенно свертываться (значимой вехой здесь является 1948 г.). В конце 1940-х гг. прекращается открытие новых храмов, и снова начинаются аресты духовенства. Очевидно, что изменение отношения сталинского режима к Церкви было тактическим ходом, способом привлечения на свою сторону подавляющего большинства русских людей, своеобразным духовным нэпом. Как только угроза исчезла, новая религиозная политика – подобно новой экономической, была свернута. Поэтому считать Сталина человеком православным по духу едва ли возможно. Никаких оснований для этого в его политике не обнаруживается.

В своих комментариях к моей статье (а ранее на форуме "Русской Идеи") Константин Юрьевич ссылается, среди других, на митрополита Вениамина (Федченкова); в частности, он указывает, что Владыка Вениамин как раз придерживался позиции "православного" сталинизма, и очень верно и безпристрастно оценивал Белое движение. Действительно, все те личности, о которых упоминает Константин Юрьевич (среди них – и свт. Лука (Войно-Ясенецкий)) никак не могут быть признаны "дремучими невеждами" и "интриганами". Однако в данном случае нам все же необходимо выяснить, насколько мнения этих выдающихся церковных деятелей и подвижников могут быть авторитетны для нас в данном конкретном вопросе. В этом смысле нелишне привести некоторые цитаты из работ приснопамятного Владыки Вениамина, которые характеризуют его политическое мировоззрение.

О Черной Сотне: «В противовес революционному движению было выдвинуто, – я уверен, что это выросло не самостоятельно, - противоположное течение – "Союз русского народа"... Началась обратная пропаганда. Она завербовала сотни людей по городам, но это были или наивные верующие прошлого, или же недостойные доверия темные личности».

О государственной власти вообще и большевистской власти в частности:

«- Скажите, какое отношение Церкви к советскому правительству в России?
- Искренне дружественное, лояльное и сотрудническое.
- А как смотрит на коммунизм христианство?
- Христианство принимает все формы государственного устройства.
- Но коммунизм, может быть, ближе?
- Да, думаю так. Но только и труднее для осуществления».

Эти слова не нужно и комментировать. Союз Русского Народа – искусственно созданное скопище наивных простачков и «темных личностей». Коммунизм – самая близкая к христианскому идеалу форма государственного устройства. И если Константин Юрьевич считает, что митрополит Вениамин (Федченков) объективно оценивает Белое движение, то логично спросить: считает ли Константин Юрьевич справедливой оценку Владыкой Вениамином СРН и коммунистического строя? А если нет, то на каком основании мы должны считать объективно-безпристрастным его взгляд на Белое дело?

Для того чтобы понять, почему митрополит Вениамин именно так, а не иначе, описывал Белое движение и Союз Русского Народа, нужно учесть те конкретные условия, в которых он находился. Его книга "На рубеже двух эпох", из которой взяты вышеприведенные цитаты, первый вариант которой он закончил еще в эмиграции, была рассчитана, по словам Владыки, на "красного читателя". Писалась она в надежде на скорое возвращение на Родину. И, конечно же, бывшему епископу Русской армии и флота нужно было как-то оправдать – в своих глазах, пожалуй, прежде всего – столь серьезное изменение своих, некогда правых, религиозно-политических убеждений. Отсюда исключительная критичность по отношению и к черносотенцам, и к белой борьбе.

Что же касается оценки положения в сталинской России, то о том, сколь далека она была от реальности, свидетельствует то, что в своей книге для "красного читателя" Владыка Вениамин пишет об убийстве Царской Семьи как о «тяжкой драме русской истории» и осуждает убийц. При этом он призывает красных с почтением отнестись к героизму их былых противников – белых. И митрополит Вениамин рассчитывал, что книга с таким содержанием дойдет до своего "красного читателя" в условиях сталинского режима, когда лишь за одну из упомянутых "крамольных" идей можно было получить длительный срок! Очевидно, что Владыка просто всерьез воспринял инспирированную большевиками сменовеховскую пропаганду, которая в разных формах особенно активно раскручивалась в годы Великой Отечественной войны. Дальние расстояния скрыли от него тяжелую реальность подлинного положения в СССР – подобно тому, как сейчас уже временные расстояния затуманивают взгляд "православных" сталинистов на ту эпоху. Голод, террор, концлагеря – все это осталось за кадром, в который попали лишь вновь открывшиеся храмы (которых было все же много меньше, чем до начала сталинской антицерковной кампании), золотые погоны да знаменитая сталинская здравица великому русскому народу.

Что же касается политических воззрения свт. Луки (Войно-Ясенецкого) [местночтимого. – Ред.], то вполне определенное представление о них дают две фрагмента его автобиографии. Об отношениях с черносотенцами: «Фатежский уезд был гнездом самых редких зубров-черносотенцев... Мне, конечно, вскоре пришлось уехать из Фатежа». О политических воззрениях: «я всегда был демократом...»

Воспринимая те или иные суждения причисленных к лику святых, в том числе даже и Отцов Церкви, всегда нужно помнить, что в отличие от соборно утвержденного Церковью решения по тому или иному вопросу, взгляды даже святых на политическую ситуацию могут порой разниться, и не всегда бывают приемлемы. Очевидно, что политические воззрения свт. Луки следует рассматривать как его частное мнение, а не как выражение церковного взгляда на вопрос (ибо церковный взгляд ясно выражен в анафеме не признающим Богоустановленной природы Царской власти в Чине Торжества Православия). Большинство канонизированных Новомучеников и Исповедников Российских думали иначе, чем свт. Лука, а многие и были столпами черносотенства. Много ли среди них было сторонников концепции "православного" сталинизма? Вот на этот вопрос следовало бы дать ответ, и хочется надеяться, что Константин Юрьевич это рано или поздно сделает.

Но допустим, не смотря ни на что, отсекая все здравые аргументы, что "православные" сталинисты правы, и Сталин был неким крипто-монархом. Однако даже и в этом случае придется признать, что тот путь борьбы с антирусским жидовским режимом, которым (якобы) шел Сталин и который весьма близок его современным поклонникам, был тупиковым путем. Ведь ничего, кроме временного ослабления удавки на шее русского народа – и не слишком последовательного – эта "крипто-монархия" не дала. Если и была "русская революция сверху", то она провалилась. Однако именно к этому провальному пути нас сегодня подталкивают "православные" сталинисты и респектабельные националисты с "Русской линии".

3. Одним из мотивов неприятия Белого движения Константин Юрьевич называет его немонархический, или недостаточно монархический характер. В частности, он пишет, что «...демократ и "непредрешенец" Деникин...» «особой симпатии» у него не вызывает. Именно поэтому особенно удивительны те слова, которыми он закончил свое комментирование моей статьи: «Ты чтишь Христа Спасителя? Ты любишь Русский народ? Ты видишь, что главная опасность для его существования исходит от всемирного Кагала, от человеконенавистнического талмудизма, от жидовского ига, тяготеющего над нами? Тогда – ты наш! А все остальные проблемы мы решим потом…» Народ наш духовно одичал, и потому не нужно, мол, перегружать его дикий ум монархическими идеями, да и национализмом. Если человек на три выше процитированных вопроса отвечает утвердительно – значит все, наш, годишься в СРН.

Идейная платформа Союза Русского Народа оказывается при таком подходе крайне размытой. Православие в смысле почитания Христа Спасителя (а "чтят" Христа и католики, и протестанты, и язычники с агностиками), национализм как любовь к Русскому народу (на словах этому критерию не удовлетворяют разве самые ярые поклонники Новодворской и нерусские мигранты) – идеологические границы широчайшие. Единственный пункт, который вносит определенную конкретику – это общий враг. С ним нужно расправиться, а все остальное – после.

Думаю, что вправе спросить: ну и что же это, Константин Юрьевич, такое, если не "непредрешенчество" в чистейшем виде? Подобно тому, как Белое движение изначально объединяло людей на основе некоторых базовых традиционных ценностей (Православие и широко понимаемый русский национализм), а главным образом – общей борьбой с общим врагом, большевизмом, Константин Юрьевич предлагает объединиться на основе общей борьбы против жидовского ига. А с остальным, дескать, после разберемся. Это вполне в духе и "непредрешенцев" начального периода белой борьбы, и современных непредрешенцев-ивашовцев. См., напр., статью Задерея "Цели объединяют! Идеологии разъединят!", написанную, кстати сказать, как ответ в полемике с К.Ю. Душеновым.

Сегодня можно уже определенно заявлять, что именно "непредрешенчество", отказ от идеи Православной Монархии как идеи стержневой и обязательной, и привел Белое движение к гибели. Ибо «никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9:62). Невозможно делать Дело Божие, оглядываясь на демократический виварий и стыдливо умалчивая о Богоданном Самодержавии. Стоит ли повторять ошибку 1918 г.?

4. Прочие замечания Константина Юрьевича малозначительны, и порой напоминают придирки. Относительно ивашовской идеи "самодержавного президента" он пишет: «Сомневаюсь, что признаком истинного православного монархизма является огульное отрицание любого другого устройства для современной России. Ещё Ильин писал, что... потребуется переходный период Русской Национальной Диктатуры. Так почему бы ей не утвердится под эгидой "православного президента"?»

Мне кажется, это подмена предмета спора. Речь ведь не идет о том, как достичь Православного Самодержавия (само собой, что это стратегическая цель, в ближайшем будущем едва ли возможная). Спор идет уже относительно того, что подразумевать под Православным Самодержавием.

Замечание относительно того, что СССР был геополитическим преемником Российской Империи, вообще в контексте комментариев Константина Юрьевича выглядит странно. Да, был. Ну и что? С таким же успехом можно назвать Османскую державу геополитическим преемником Восточной Римской Империи (примерно те же территории, те же направления внешней экспансии). Однако едва ли правомерно говорить, что в политике турок-магометан нашли свое отражение имперские планы Благоверного Царя Юстиниана и т.п. Сведение идей славянофилов к взятию Константинополя является профанацией.

Можно было бы еще долго разбирать по пунктам комментарии Константина Юрьевича, однако в этом едва ли есть смысл. Много больший интерес представляют те организационно-методические выводы, которые логично следуют из обозначенных идеологических расхождений.

Будут ли нас добивать? И кого конкретно?

1. Вторая часть моей статьи называлась: «Как нас будут добивать?» Именно с этим пунктом Константин Юрьевич по сути не согласен, и из слов его явствует, что добивать нас никто не будет.

Здесь он повторяет, в не слишком корректной форме, свою старую, и на мой взгляд – простите уж за прямоту – никак не обоснованную идею, будто бы современный режим не решится на массовые репрессии против патриотического движения. Начав с цитаты из "липового", по мнению Константина Юрьевича, интервью Дерипаски, он переходит к попрекам тем националистам, которым "страшилки" нужны в качестве "допинга".

Что касается дерипаскиного интервью, то ценность его определяется его содержанием. Даже если оно липовое или какое иное елово-сосновое или плодово-ягодное, многие процессы, происходящие в нашей стране, в нем прорисованы верно. Тут случай тот же, что и с "Сионскими протоколами" — подлинные они, или нет, мы точно узнаем только в вечности. Однако то, что реальность их содержания подтверждают происходящие на протяжении последних ста лет события – это факт, с которым не поспоришь. Впрочем, даже если эту цитату из моей статьи выкинуть, это принципиально ничего не изменит.

И в этом отношении непонятно, почему Константин Юрьевич, особо остановившись на "липовом" интервью, не пожелал рассмотреть куда более важный аргумент – аналогию между ситуацией в нашей стране в 1993 г. и той, что складывается сейчас. Повторю эту же мысль уже в форме вопроса: почему та же самая власть, которая в 1993 г. расстреляла оппозицию в Белом доме, отчего-то не решится применить силу для подавления русского национализма сегодня? Около пяти тысяч изуродованных трупов защитников Белого дома, сожженных где-то за Москвой – это что, тоже "страшилки"?!

В 1993 г. Ельцин и его банда обладали гораздо меньшими ресурсами, чем сегодня имеет команда топ-менеджера Путина. В отличие от Ельцина, Путин достаточно популярен в широких слоях населения России. И если ельцинисты, не слишком долго размышляя, пошли на расстрел парламента и бойню его защитников, то на основании чего мы должны думать, что нынешний режим не пойдет на аналогичные меры? Тем более что, в случае усиления Русского сопротивления, нынешняя власть объективно придет к мысли о необходимости террора. Заниматься самоуспокоением в такой ситуации – по меньшей мере неразумно. Надо трезво смотреть на вещи и готовиться к самому худшему развитию событий, и тогда, Бог даст, нам удастся или избежать самого страшного, или же выйти из борьбы победителями.

2. Особый интерес представляют замечания и рекомендации Константина Юрьевича относительно II Съезда СРН и построения работы Союза в дальнейшем. Относительно самого Съезда он пишет следующее: «Конечно, в работе съезда было много недостатков и нарушений. Ну и что из того? Вы что, можете назвать хоть одно подобное мероприятие, обошедшееся без этого? Можно подумать, что формально-юридическая сторона вопроса намертво связана с идеологической, или именно от формальной легитимности съезда зависит практическая эффективность деятельности СРН…»

Во-первых, речь не идет о том, были ли соблюдены все формальности. Строгое соблюдение каждого «пунктика» - это действительно редкость. Однако «соблюдение всех формальностей» и «грубые нарушения» - это разные вещи, и не надо их смешивать. На вопрос: «а можете ли назвать хоть одно...?» отвечаю: могу. И не одно. I Съезд (восстановительный) СРН, несмотря на некоторые скандальные сцены, прошел гораздо лучше и без таких варварских нарушений (формирование параллельной структуры новых фантомных отделов и т.п.). Одновременно со "II Съездом" СРН в Москве проходил Национальный съезд РОНС, на котором, кстати, разбирали и довольно острые внутриорганизационные вопросы. И там такого беззакония, как на Таганке, не было. И примеры можно приводить еще и еще.

Во-вторых, формально-юридическая сторона, действительно, далеко не всегда "намертво" связана с идеологической. Но если отвлечься от общетеоретических рассуждений и перейти к рассмотрению ситуации на так называемом "II Съезде", то станет очевидно, что здесь как раз тот самый случай, когда связь эта очень тесна.

То, что на "II Съезде" боролись различные идеологические линии – это факт, что и подтвердил сразу же после этого халтурного собрания Л.Г. Ивашов в своем интервью. То, что фантомные отделы, целая параллельная структура, была создана специально под Ивашова, и без нее он бы провалился с треском – это тоже факт. И то, что без этого на Съезде возобладала бы собственно черносотенная, беломонархическая идейная линия – это тоже совершенно очевидно. Равно как очевидно и то, что участие в Съезде делегатов от отделов, созданных в фойе театра на Таганке, – это грубейшее нарушение всяческих норм.

В-третьих, для всякого православного христианина очевидно, что легитимность, или сказать более просто – законность, есть явление, дарованное Богом людям, и имеющее свой источник в Божественной воле. Легитимность – понятие сакральное, и не случайно его дискредитация была одной из задач жидомасонства. Едва ли возможно рассчитывать на помощь Божию, если для нас «закон, что дышло» - куда повернет наездник вроде Ивашова, туда оно и «вышло».

3. Относительно идейной мутации ивашовского СРН и нежелания собственно черносотенных отделов поддерживать контакты с кучеровской командой, Константин Юрьевич пишет: «Не нравится вам Ивашов? Ну и ладно, всё это можно сделать самим, помимо него. Кто мешает наладить между наиболее дееспособными отделами СРН горизонтальное взаимодействие? Скоординировать их деятельность? Тогда ведь никакие "перевороты" страшны не будут!» То есть ладно, пусть будет раскол – только не надо об этом говорить, а надо молча, без лишних слов, создавать свою структуру.

В целом я с этой мыслью согласен. Более того, сразу же после "II Съезда" мы начали прилагать усилия для налаживания такого рода взаимодействия. К сожалению (есть в этом, конечно, наша вина) особых успехов нет. Но с другой стороны, очень непросто, имея мало времени (на местах дел ведь тоже хватает!) за месяц с небольшим восстановить то, что собиралось годами. А вот вопрос, почему мы это не делаем "молча", имеет особое значение, – но об этом чуть позже.

Высокая идеологическая терпимость в рамках СРН, которую начал проявлять Константин Юрьевич, явилась для нас некоторой неожиданностью. Ведь именно он, по сути дела только ради того, чтобы организационно отмежеваться от А.Д. Степанова, создал Северо-Западный отдел Союза Русского Народа (что мы, члены Читинского отдела, считали и считаем необходимой мерой). И, казалось бы, уж кому-кому, а Константину Юрьевичу должно было быть хорошо понятно, что впрячь в одну черносотенную телегу толерантного лебедя и реакционного рака – это крайне неразумно с точки зрения именно "практической эффективности".

Наш Читинский отдел также испытал, совсем недавно, некоторые проблемы из-за того, что в его ряды в свое время попали идейно чуждые люди, желающие и черносотенцами быть, и жить без "лишних проблем". А когда выяснилось, что здесь не только культурно-просветительской работой пахнет, но и, например, Русским маршем, где можно омоновской дубинкой по голове получить – тут-то респектабельные "националисты" разбежались.

Поэтому идейная монолитность и известная православная безкомпромиссность – это очевидное условие эффективной работы Союза Русского Народа. Это выяснилось на примере и разделения в С.-Петербурге, и ивашовского раскола, кульминацией которого стал так называемый "II Съезд". Прочувствовали это и мы в Чите. Повторять ошибки у нас нет ни права, ни желания.

Относительно непримиримой позиции беломонархического крыла СРН Душенов пишет: «...другие с таким же успехом могут именовать раскольниками именно "беломонархических черносотенцев" (каково словосочетанье, а!) с их непомерными претензиями на идеологическую монополию в СРН». Отвечу словами Константина Юрьевича: вольному воля! Можно утверждать, что люди ходят на боках и на головах – но от этого большинство из них ногами ходить не перестанет. Можно именовать раскольниками нас; но мы от такого наименования ими не станем. Относительно «претензий на идеологическую монополию в СРН»: ни Душенов К.Ю., ни Назаров М.В., ни тем паче Ивашов Л.Г. или (упаси Господь!) Саввин Д.В. такого монопольного права не имеют. Идеологической монополией в СРН обладают: Св. прав. Иоанн Кронштадтский и Свщмч. Иоанн Восторгов, Свт. Тихон, Патриарх Всероссийский, Свщмч. Ефрем Селенгинский и другие святые черносотенцы. До известной степени, такое монопольное право есть у Маркова и Дубровина. И вот за эту идеологическую монополию мы боролись, боремся и бороться будем.

4. В своих комментариях Константин Юрьевич неоднократно, и весьма прозрачно, намекает на то, что идеологические споры ведут, мол, полные бездельники, которые вместо того, чтобы работать на пользу Русскому народу, сеют взаимную рознь.

Мне бы хотелось предостеречь всех, кто искушается на этот счет: не нужно говорить о том, чего не знаешь достоверно. Иначе можешь оказаться в неловком положении. Читинский отдел СРН, который в настоящий момент довелось возглавить мне, проделал, конечно, не грандиозную работу, но работа эта есть. Худо-бедно, но впервые после более чем десятилетнего перерыва в г. Чите вновь увидели имперские стяги. Ровно год, милостью Божией, издается наша газета "Русское Забайкалье", которая с недавнего времени продается почти во всех городских киосках. Именно Читинский отдел СРН подготовил и провел в Чите, вопреки запрету властей, Русский марш. И именно Читинский отдел выступил с инициативой проведения массовых акций в поддержку арестованных харагунцев, и начал сбор средств для нужд тех из них, кто находится в СИЗО. Примечательно, что первыми митинги в поддержку харагунских героев, вместе читинцами, провели московские и самарские черносотенцы – то есть как раз те, кто сейчас выступил против ивашовского ревизионизма. Были и иные дела, менее значимые. Это, конечно, совсем немного, но в масштабах Читы – областного центра с трехсоттысячным населением, это хотя бы что-то. И это явно больше, чем то, что успели сделать многие ивашовские "отделы", сляпанные прямо на Таганке.

Тут же хотелось бы отметить: утверждения, будто бы беломонархическая часть СРН не готова сотрудничать с теми, кто еще не пришел к Православию, или не является монархистом (об этом говорил Ивашов) – это неправда! По крайней мере, что касается Читинского отдела СРН, то мы при проведении своих мероприятий сотрудничаем с самыми разными людьми, за исключением сатанистов и явных русофобов, полностью разделяя мысль Константина Юрьевича о том, что Союз Русского Народа в наше время должен быть школой воцерковления для русских людей.

Но при этом мы считаем, что исконная идеология СРН должна оставаться неизменной; положение о том, что все руководящие должности в Союзе могут занимать только православные люди, должно соблюдаться неукоснительно. Сотрудничество с различными силами не означает слияния с ними, что де-факто было сделано Ивашовым. Если кому-то хочется в очередной раз создать очередной "Фронт Национального спасения" - пусть делает это за пределами нашего Союза.

5. Относительно возможности формирования на базе ивашовского красного СРН псевдочерносотенных формирований для борьбы с "оранжевой революцией" Константин Юрьевич пишет: «"красный СРН" и "черносотенное мясо для Путина" ‑ это, по-моему, всё же из фантастической области тех самых "патриотических страшилок", которые пользуются таким успехом у определённой части русских националистов». Что ж, Константин Юрьевич! Как говорится, Ваши бы слова да Богу в уши! Только вот реальность, увы, не дает оснований разделять Ваш оптимизм.

То, что Ивашов займется формированием кадра псевдочерносотенных бойцов для Путина – это, конечно, не самый вероятный вариант развития событий, о чем я, кстати, уже упоминал в своей предыдущей статье. Однако провокаторские функции ивашовцы исполняют уже исправно, в чем мне довелось убедиться на собственном опыте. Случившийся две недели назад (11 января 2007 г.) провокационный налет на штаб Читинского отдела СРН, который возглавил бывший председатель отдела и сторонник Ивашова Авдеев С.М., ясно показал, что к созидательной деятельности эта публика не способна, а вот провокации устраивать умеет. Конечно, разгонять наши митинги и пикеты эта шпана не сможет, но вот устраивать мелкие пакости – вполне. Кроме того, она может выполнить задачу еще более существенную – помочь обезпечить режиму контроль над легальной деятельностью в пределах правого политического поля. Более-менее определенно это может показать, напр., Русский марш-2007.

В статье Д.Р. Болховитинова "Русские, вперед!", опубликованной в № 18 (26) "Правого взгляда" (С.-Петербург), высказана очень верная мысль: «У власти остался единственный выход – возглавить Русский марш. Но кто пойдет за предателями и ненавистниками всего русского?» Вот тут-то лояльно-толерантный красный СРН и может сгодиться. С одной стороны, Русский марш возглавит «самая что ни на есть всамделишная» "Черная Сотня", с другой – он будет блестяще превращен в никому не нужное, с привкусом казенщины, мероприятие. И у властей будет уже больше оснований давить несогласных с запретом собственно Русского марша – мол, мы целую "черносотенную" колонну пускаем – что вам еще надо? Если нужно что-то еще, то вы фашисты-экстремисты, и вас надо "мочить". И этот опыт можно будет повторять и повторять в самых разных вариантах.

Впрочем, еще раз повторюсь – рад бы ошибиться! Но при этом продолжаю придерживаться той мысли, что лучше быть готовым к самому мрачному развитию событий, чем занимать самоуспокоением, надеясь на собственную непогрешимость, т.е. на авось.

Формирование истинно-черносотенных, беломонархических структур Союза Русского Народа – процесс объективно-необходимый. Он будет идти вне зависимости от того, какие ярлыки будут клеить на черносотенцев их оппоненты, вне зависимости от клевет и угроз. Мы потерпели серьезное поражение, но это не значит, что мы проиграли. До этого еще далеко. Борьба будет продолжаться.

Для чего все эти "дрязги"?

P.S. Вскоре после того, как состоялся так называемый "II внеочередной Съезд СРН", в сети появилась прелюбопытнейшая вещь – сочинение Терехова И.Ф., которое можно было бы озаглавить: "Как я провел время в Москве?" В нем он изливает свои верноподданнические чувства по отношению к генерал-поэту Ивашову, обвиняет в пьянстве москвичей, ну а особое внимание уделяет мне, многогрешному. Оказывается, я и "САМОЗВАНЕЦ" (вот именно так – исключительно большими буквами, чтобы всем стало страшно, Терехов это слово и пишет), и на Съезд мsеня никто не делегировал, и даже более того – я, оказывается, будучи самозванцем-одиночкой, сумел еще и переворот в Читинском отделе устроить.

Пришлось опровергать этот бред, писать ответ Терехову, выложенный на форуме у М.В. Назарова и на сайте Московского отделения. С тех пор от тереховского амурского отдела вестей нет. Зато вскоре узнаю, что состоялось заседание "Главного Совета", во время которого Миронова Т.Л. заявила, что возглавляемый мною отдел – это якобы "нелегитимная группа", и что на Съезде мы были "незаконно". Пришлось писать развернутое письмо Татьяне Леонидовне. От нее на следующий день пришел ответ: мол, меня никакие дрязги не интересуют, из Главного Совета вообще хочу выходить, и «слава Богу, есть дела поважнее»! Думал, на этом все закончится. Ан нет! Константин Юрьевич заимствует из сети мою статью, комментирует ее и начинает рассылать с упомянутыми выше нелестными комментариями. И что особенно странно, в этих же комментариях он пишет, что участвовать «...в бесконечных словопрениях и взаимных обвинениях – нет, не готов. Надоело!» Говоря по-простому: если надоело, и готовности нет, то кто или что заставляет? А то ведь забавно получается: 1) сначала подобострастный ивашовец Терехов грозит мне каким-то "судом чести" и называет "самозванцем", потом 2) с аналогичными заявлениями на "Главном Совете" выступает Миронова. Когда же, вынужденно, отвечаешь на их выпады, то получаешь "благородный" ответ: мы в дрязгах не участвуем! Мы, мол, великими делами занимаемся, Россию спасаем! Мы выше этого!

Видно, иным ивашовцам, подобно "еврейцам" Салтыкова-Щедрина, хочется, чтобы о них никто слова сказать не смел, а они бы о ком вздумали, что хотели бы, то и сочиняли. Что ж, несомненно, это необходимо, ибо только так «вред настоящий получится»! А иначе зачем и "II внеочередной Съезд" надо было собирать?..

А уж о таких нюансах, как наименования Ивашовым клыковского Союза Русского Народа «мемориальной организацией», православно-монархических отделов – «маргинальными», уже и говорить не приходится! Такие заявления – это плевок в лицо каждому православному монархисту, члену СРН. Но, когда только заикнешься об этом, сразу же получаешь ответ: зачем эти "дрязги"? Зачем безконечные словопрения? Мол, вы работать не умеете, а только и можете, что переругиваться.

Откровенно говоря, мне такая "полемика" тоже давно надоела. Чтобы написать эту статью, мне понадобилось немало времени, которое можно было бы потратить с толком на что-либо иное. Но, раз уж Константин Юрьевич выступил против, пришлось отвечать. Поступит ли он аналогичным образом, или скажет, что "дрязгами" не интересуется – не знаю! Выбор остается за ним. Что до меня, то я не могу оставаться равнодушно-безгласным в подобной ситуации, даже если приходится вступать в спор со столь уважаемым и достойным человеком, как Константин Юрьевич Душенов.

Димитрий Саввин

Дискуссии о происходящем в СРН на нашем форуме:

http://www.rusidea.org/forum/viewtopic.php?t=30
http://www.rusidea.org/forum/viewtopic.php?t=64

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=38005


 просмотров: 7155
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:


АЛЕКСЕЙ2013-07-01
 
Очень правильная статья. Надо бороться с красным православием!

 
Ольга2008-09-01
 
Я тоже иногда такое вижу, но как-то ранее не придавала этому значения.

 
Виктория2008-08-14
 
Прикольно написано. Почти за душу берет, заставляет поразмышлять над собственным блогом.

 
Ирэн2008-08-09
 
Не в тему немного, но радует, что автор к блогу не просто тупо взял какую то тему для Wordpress, а сделал что то свое и вкладывает в это дело душу.

 
Тугодумов Олег2007-11-07
 
АРХИПОВ ВИТАЛИЙ из города Неман, отзовитесь. Хотелось бы с Вами перекинуться парой слов. Полностью поддерживаю Вашу позицию. Жаль только поздно удалось прочесть Ваш отзыв. Если вдруг увидите мое обращение напишите мне свой электронный адрес на fatkin.1962@mail.ru

 


Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.