Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Статьи и доклады

Россия и Европа


К 100-летию Вальтера Шубарта

В 1997 году исполнилось 100 лет со дня рождения немецкого философа Валь­тера Шубарта, судьба которого оказалась очень символично связана с судьбой Рос­сии в XX веке. Но эта годовщина осталась незамеченной российскими средствами информации. И это несмотря на то, что Шубарт в 1930-е годы написал удивитель­ную книгу о России – "Европа и душа Востока". В ней, по словам И.А. Ильина: «С тех пор, как стоит Россия, – о русском народе сказаны такие слова впервые»; это призыв к «реставрации русского мессиан­ства, звучащий на немецком языке из нерусской души и от нерусского человека».

Ильин так писал о Шубарте в 1940 году в эмиграции:

«Мы, русские, читаем эту книгу не без волнения: во-первых, мы узнаем во многих чертах мессианского человека действительно наши русские национальные черты; во-вторых, мы впер­вые видим, чтобы западный европеец открыл свои глаза и верно увидел нас, не для того, чтобы презрительно или нена­вистно отзываться о нашем народе, а для того, чтобы сказать о нас (если и без пол­ного понимания), то все же с любовью к нам и с верою в нас; в-третьих, будущее, которое он нам сулит – позвольте сказать прямо – в которое мало кто из нас не верит, хотя бы смутно, хотя бы предчув­ствием или мечтой, – это будущее в высо­чайшей степени радостно, светло и ответ­ственно.

И когда это сказано, когда увидено? Во время третьего десятилетия нашего национально-государственного крушения. Когда казалось бы о национальной России перестали и говорить и думать... Но мы по-прежнему верим в Россию и в будущее нашего народа. Но что увидел его, уверо­вал в него и провозгласил его человек иной земли и иной крови – это событие волнующее и требующее от нас прямого отклика».

Напомним же, что писал Шубарт:

«Запад подарил человечеству самые совершенные виды техники, государствен­ности и связи, но лишил его души. Задача России в том, чтобы вернуть душу челове­ку. Именно Россия обладает теми силами, которые Европа утратила или разрушила в себе...

Особенность России состоит в том, что она является христианской частью Азии, единственной, где до сих пор хрис­тианство смогло естественно развиваться. В отличие от Европы Россия привносит в христианское учение азиатскую черту – широко открытое око вечности. Но преимущество России перед европейцами и азиатами – в ее мессианской славянской душе...

Поэтому только Россия способна вдохнуть душу в гибнущий от властолю­бия, погрязший в предметной деловитости человеческий род, и это верно несмотря на то, что в настоящий момент сама она корчится в судорогах большевизма. Ужасы советского времени минуют, как минула ночь татарского ига, и сбудется древнее пророчество: ex oriente lux [свет с Востока. – М.Н.]. Этим я не хочу сказать, что евро­пейские нации утратят свое влияние. Они утратят лишь духовное лидерство. Они уже не будут больше представлять господству­ющий человеческий тип, и это станет благом для людей...

Россия – единственная страна, которая способна спасти Европу... Как раз из глубины своих безпримерных страданий она будет черпать столь же глубокое по­знание людей и смысла жизни, чтобы возвестить о нем народам Земли. Русский обладает для этого теми душевными предпосылками, которых сегодня нет ни у кого из европейских народов...

В судьбе своего собственного народа они [русские. – М.Н.] не увидели бы ника­кого смысла, если бы этим одновременно не раскрывался для них смысл всего мiра... Можно без преувеличения сказать, что русские имеют самую глубокую по сути и всеобъемлющую национальную идею – идею спасения человечества». Поэ­тому, как надеялся Шубарт, будущий мiр – «не может смириться с духовным лидер­ством северных народов, привязанных к земному. Он передаст лидерство в руки тех, кто обладает склонностью к сверхмiр­ному в виде постоянного национального свойства, а таковыми являются славяне, и в особенности – русские. Грандиозное событие, которое сейчас готовится – это восхождение славянства как ведущей куль­турной силы».

Всем этим Шубарт как человек Запада наносит в своей книге безпощад­ный удар по русскому западничеству:

«Все западники сходятся в том, что западные идеи необходимо перенести на Восток. Вопрос только в том, какие идеи: феодализм, либерализм или социализм? И как бы ни различались между собой эти три группы идей, все они являются состав­ными частями одной и той же культуры, из которой их не вырвать. Это – различ­ные стадии одного и того же развития. Они находятся в тесной взаимосвязи и колеблются в общем ритме: реакционный нажим вызывает либерализм, либеральная анархия – социализм. Тем, что западники притащили эти идеи в Россию и там натра­вили их одна на другую, они обременили страну конфликтом, который, собственно говоря, не имел к ней отношения и кото­рый не вырос органически на русской почве... Они отдали Россию во власть раскалывающих сил и этим втянули ее в европейский душевный кризис. С этих пор русское народное тело страдает болезнью, которая не сама вспыхнула в нем: ее вы­звали искусственной инъекцией».

Эту болезнь Шубарт анализирует и своим оригинальным прочтением Достоев­ского, в творчестве которого отражена «мiровая схватка, ...столкновение двух мiроощущений в русском человеке... Его герои – это петровские представители интеллигенции, в разорванной душе которых не на жизнь, а на смерть, бьются старый дух Востока с новым духом Запада. Отсюда – драматическая энергия его романов... Как в "Преступлении и наказа­нии" духом Запада охвачен один человек, так в "Бесах" им охвачено русское общест­во. И оба романа приводят к общему решению: к победе русско-христианского духа над прометеевским духом Европы... Европа – это дьявол-искуситель для рус­ских». (В слово "прометеевский" здесь вложен смысл бунта против Бога.)

Возможно, именно поэтому столь смелая антизападническая книга Шубарта по сей день остается малоизвестной на Западе. Ведь выслушивать критику своей цивилизации как обреченной – мало кому приятно. В Советском Союзе эта русо­фильская книга немецкого христианина тоже была замолчана, потому, что "исти­ной" был объявлен богоборческий марксизм, христианство же – главным врагом. Ну, а в нынешней посткоммунистической России ее верховные идеологи стремятся подражать тем самым, далеко не лучшим чертам Запада, которые в своей книге подвергает безпощадному анализу Шубарт. Так что и сегодня в России он все еще "не соответствует руководящей ли­нии".

А ведь именно сегодня, когда наше­му народу после краха одной рожденной на Западе утопии (коммунизма), усиленно навязывают другую ("постхристианскую" либеральную демократию), книга Шубарта была бы полезна для российских "рефор­маторов" – им стоит посмотреть на себя глазами тех лучших представителей Запа­да, которые ожидали от нашего народа совсем другого, чем подражательство западной идеологии освященного эгоизма.

Предвидя возражения, Шубарт отвечает и на такой вопрос – почему же не на "обреченном" Западе, а в православ­ной России произошла большевистская революция? Он пишет:

«Жертвенной душе всегда грозит опасность стать жертвой более жесткой натуры насильника. В результате, эти особенности русских создали условия, когда занесенная из Европы эпидемическая болезнь духа сделала самую ничтожную из всех партий самой могущественной».

Но это – одна причина. Другая кроется в максималистском русском созна­нии. Оно не выпускает из виду конца истории – апокалипсис и Царство Божие – и все соизмеряет с ним; Шубарт называ­ет это "культурой конца" – в отличие от западной умеренной "культуры середины", ориентированной на грешную "землю". И когда, видя несовершенство земного, рус­ский человек увлекается ложными идеями по его "исправлению" – он относится к ним столь же максималистски. Даже атеизм в России и на Западе различный.

«Европейский атеист противостоит абсолютным величинам холодно и делови­то – если вообще придает им какое-либо значение; русский же, наоборот, упорно пребывает в душевном состоянии верующе­го даже тогда, когда приобретает нерели­гиозные убеждения. Его стремление к обожествлению столь сильно, что он рас­точает его на идолов, как только отказыва­ется от Бога. Западная культура приходит к атеизму через обмiрщение святого, а восточная – через освящение мiрского».

И вот вывод, который делает Шу­барт:

«Русские переняли атеизм из Евро­пы. Он – лейтмотив современной европей­ской цивилизации, который все более четко проявлялся в ходе последних четы­рех столетий. Целью, к которой – сначала безсознательно – стремилась Европа, было разделение религии и культуры, обмiрще­ние жизни, обоснование человеческой автономии и чистого светского порядка, короче – отпадение от Бога. Эти идеи и подхватила Россия, хотя они совершенно не соответствуют ее мессианской душе. Тем не менее, она не просто поиграла ими, но отнеслась к ним с такой серьезностью, на какую Европа до сих пор еще не отва­живалась. Максималистский дух русских довел эти идеи до самых крайних послед­ствий – и тем самым опроверг их. Боль­шевистское безбожие на своем кровавом языке разоблачает всю внутреннюю гни­лость Европы и скрытые в ней ростки смерти. Оно показывает, где был бы сей­час Запад, если бы был местным... В боль­шевизме загнало себя насмерть русское западничество...

Русские взяли на себя, предвосхитив, судьбу Европы. Теперь мы видим пропасть, в которую ей придется упасть, если она не отречется от своих идей или не оставит их. Россия доказала всему челове­честву несостоятельность безбожной куль­туры... и, страдая за всех, очищается сама от того чужеродного, что душило ее века­ми... Теперь начинается второй акт драмы. Открывается дорога для пробудившихся сил Востока...

Сегодня Европа ощущает серьезную угрозу русского большевизма. Если бы она пристальнее вгляделась в его лик, то при­знала бы в нем свои собственные идеи, огрубленные и доведенные большевиками до гротеска. Это – атеизм, материализм и весь сомнительный хлам прометеевской культуры. Однако не этих идей боится Запад, а тех чуждых и жутких сил, кото­рые мрачно и грозно встают за ними, искажая эти идеи и обращая их против самой Европы... С большевистской рево­люции начинается расплата за Француз­скую, плодом которой она является. Она сознательно хочет сделать Россию европей­ской, даже американской. Но в конечном счете получится Россия, очищенная от Европы».

Именно этой национальной мута­ции коммунизма – превращения СССР в православную Россию – боялся Запад, а не интернационалистического коммунизма, разрушавшего Россию. Поэтому не в страшные 1920-1930-е годы, а лишь когда коммунизм в связи с войной взял на воору­жение русскую традицию – Запад начал "холодную" войну против него. При этом сам коммунизм трактовался как "традици­онный русский деспотизм" – чтобы заодно бить и по исторической России.

Вот и после 1991 года Запад, в союзе с бывшей высшей номенклатурой КПСС – нынешними президентами "независимых государств" СНГ – постарался затушевать и истинный смысл коммунистического эксперимента в России, и свою неприглядную роль в этом, начиная с финансирования революционеров. А смысл, говоря словами Шубарта, прост: революция в России – «это ультиматум Бога Европе. В этом ее всемiрно-истори­ческий смысл».

Но способна ли западная элита вообще осознать это? Не слишком ли далеко Запад ушел от Бога в размывании границы между добром и злом? Называя себя "свободным мiром", он дает свободу в основном худшим сторонам в человеке, освобождая в нем эгоистичное животное – обществом из таких индивидуумов проще управлять посредством денег и СМИ. А для обуздания неизбежных эгоис­тичных эксцессов предназначен все более плотный электронный контроль над чело­веком. Причем, "антидемократом" счита­ется тот, что не согласен с такой участью человека.

Верно писал Генрих Белль в предис­ловии к послевоенному изданию книги Шу­барта: «Тотальное государство может быть осуществлено и демократическим спосо­бом. Постепенно, по кусочкам, свобода может быть принесена в жертву стабиль­ности... Для этого уже не требуется орга­низованного атеизма, можно предоставить Церквам свободу действий: они выхолостят себя сами, а их мощные аппараты будут крутить мельницы государства».

Но и глядя на сегодняшнюю Рос­сию, возникает мысль: не утопичны ли были надежды Шубарта на русских? Белль уже в 1970-е годы сожалел, что коммунис­тический режим почти уничтожил прежнюю русскую душу: «Не произошла ли за спиной марксизма со всей его западностью нежелательная вестернизация русского человека, возможно уже непоправимая – вопреки ценимому Шубартом чувству братства?»

Так ли это – не будем пока судить, помня мудрое: "Умом Россию не по­нять...". Шубарт тоже верил, что «Россия – страна неограниченных духовных воз­можностей». Ведь пред лицом Бога дело не в количестве, а в качестве – которое быва­ет выстрадано десятилетиями, чтобы с Божией помощью проявить себя в нужный момент, в нужном месте. Шубарт писал:

«Неважно, сколько безбожников в стране; важно, сколько в ней истинных христиан. И дело не в количестве верую­щих, а в силе и глубине их веры. Главный вопрос в том, сколь многие готовы отдать жизнь за Христа. И на этот вопрос в импе­рии Советов люди достаточно часто отве­чают тем мученическим "да", к которому до сих пор не чувствовал себя принуж­денным ни один народ новой Европы – кроме Испании; да и, вероятно, ни один другой народ в мiре не был бы способен на столь длительную и упорную борьбу... Великая, страдальческая жизнь одного такого представителя народа служит для всех оправданием смысла самых кровавых событий. Если с этой точки зрения по­смотреть на современную историю, то мы должны признать: именно в России се­годня существует то истинное и последнее христианство, которое именно в зверствах преследований проявило свою неземную красоту».

+ + +

История русского перевода этой книги и судьба ее автора также весьма символичны на фоне всех государственных систем, противоборствовавших в XX веке.

Когда Шубарт писал свой труд, в России происходил геноцид Интернационала над русской культурой и русским наро­дом. Лишь в эмиграции не прекращалось осмысление российского призвания. Но западных политиков это не интересовало: они охотно сотрудничали с большевиками. Вскоре русские и в Германии были объявлены "унтерменшами" – в ходе гитлеровской борьбы с коммунизмом (которая в итоге лишь укрепила его). Книга Шубарта, напечатанная в 1938-м году Швейцарии, была в Германии запре­щена.

И вот удивительный поворот в судьбе этой книги: она случайно попадает в руки русскому эмигранту В. Поремскому, который в 1943 году в Германии переводит наиболее важные главы и нелегально издает крохотным тиражом для советских военнопленных в концлагере, чтобы поддержать их дух. Но вскоре нацисты аресто­вывают В. Поремского и приговаривают к смерти; он уцелел лишь благодаря заступ­ничеству генерала А. Власова.

Сам Шубарт с женой (русской эмиг­ранткой) еще в 1933 году. был вынужден эмигрировать из Германии в Ригу, где и написал эту книгу. Там же, в 1941 году, после прихода советских войск, он был вместе с женой арестован – и с тех пор их следы теряются... Запрос в нынешних архивах КГБ оказался безрезультатен: «данных о Шубарте не найдено». Сегодня его имени нет и в западных энциклопедиях. [Лишь в 1998 году через немецкий Красный Крест по запросу родственников удалось узнать, что В. Шубарт умер в Казахстане в лагере для военнопленных 15 сентября 1942 года в возрасте 45 лет. – М.Н.]

Вот она, символика XX века, отме­ченного взаимным противоборством трех идеологий – либеральной демократии, фашизма и коммунизма. Столь необычный для западного демократического мiра мыслитель-русофил был вынужден бежать от противника демократии, фашизма, чтобы быть уничтоженным их общим противником – той властью, которая пра­вила тогда в столь любимой им России.

Таковы были судьбы многих защит­ников Русской идеи в XX веке. В память о них и выходит сейчас в России первый полный русский перевод этой книги Шубарта с комментариями и приложениями. Разумеется, у немецкого философа есть и серьезные ошибки (их анализирует в приложении И.А. Ильин – его обширная работа печатается впервые). Но это свиде­тельство западного человека все же побу­дит многих задуматься о призвании России и не обращать подражательски взоры на Запад, а увидеть: что наиболее чуткие представители Запада ожидали от нас. Даже если с нашей точки зрения то "но­вое", чего Шубарт ждал от России – это не что иное, как заново осознанная нами истина Православия.

Михаил Назаров
"Русская жизнь". Сан-Франциско. 1997. 23 сент. С. 4-5.
"Русский дом". Москва. 1998. № 3.

Факсимильное воспроизведение второго издания книги "Европа и душа Востока" выложено для скачивания: http://rusidea.org/ftp/Shubart_Europe.pdf

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=6042


 просмотров: 150
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:




Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.