Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Интервью. На разные темы

Очаги русской жизни


 «Не все атаки наших врагов обязательно ведут к разрушению»...

 

ПРАВАЯ.РУ (И. Бражников): Михаил Викторович, мы благодарим Вас за согласие дать интервью для сайта и, предваряя вопросы, позвольте выразить Вам наше глубокое почтение, поскольку Правая.ру создана не без Вашего косвенного влияния, то есть Ваших книг. В первую очередь, хотелось бы поговорить о Вашем последнем фундаментальном исследовании, а затем обсудить какие-то злободневные, актуальные вопросы, которые связаны с текущей политикой. Итак, первый вопрос вызывает само заглавие: "Вождю Третьего Рима", как будто бы у Третьего Рима предполагается вождь. Ведь у Третьего Рима может быть только монарх, а не вождь. Не правда ли? Или же Вы видите как-то иначе эту проблему? Почему именно "Вождю Третьего Рима"?

М.В. НАЗАРОВ: Монарх ведь тоже вождь, он профессионально обязан быть им. Но я скорее имел в виду еще не Царя, а того человека, который может привести Россию из нынешнего плачевного полуразрушенного состояния к православной монархии, к восстановлению православной российской государственности. Идея о том, что после падения коммунизма необходим авторитарный переходный период для восстановления настоящей русской государственности (потому что сразу перейти из примитивного состояния в духовно более развитое невозможно), эта идея укоренена во многих разработках и надеждах русской эмиграции.

Монарх, монархия вообще, в отличие от всех других форм государственности, может опираться только на подготовленный народ, который воспринимает идею монархии, идею служения монарху как служения делу Божию, которому должен служить и сам монарх. Подготовить народ для этого – и есть задача того вождя, которого у нас пока нет и о котором мечтала русская эмиграция, причем самые разные люди эту идею высказывали – от И.А. Ильина (известные его "Наши задачи"), где он много раз он к ней возвращается, говоря о «просвещенной целительной диктатуре», до такого либерального мыслителя, как С.Л. Франк. Это просто констатация реальности, которую мы никак не можем обойти, и когда некоторые люди начинают спорить: «зачем диктатор, это все дискредитация настоящей государственности, нам подавай сразу монарха», – то встает вопрос: «А как?».

Его, конечно, могла бы подготовить Церковь, если бы Церковь взяла на себя роль такого вождя, но она, к сожалению, не берет на себя эту миссию и я, честно говоря, точно не знаю, каким практическим способом такого вождя нам привести к власти; я об этом в книге и размышляю. Но совершенно точно то, что без создания народного ядра, на которое может этот вождь опереться, он вообще к власти не придет. И вот то, что в наших силах, – простых людей, мірян – это создавать ядро, из которого может быть, и не выйдет вождь прямо, но на которое он может опереться и сказать: «Вот мой народ, я с ним и буду выражать его чаяния, буду служить его идеалу, он будет меня поддерживать, вместе мы – сила».

Дательный падеж в заглавии книги немножко необычен; это скорее может быть для посвящения уместно, но я это сделал, чтобы подчеркнуть необходимость этого процесса и этого вождя, для которого книга предназначена. Это как бы свод главных принципов и знаний, необходимых для спасения России, а для самого вождя, если таковой возникнет, эта система историософских координат будет естественной средой его деятельности. В специальной главе я предлагаю и конкретную программу возможных действий, чтобы это не выглядело только чистым теоретизированием или критикой существующего, нужно всегда искать и предлагать какие-то конкретные пути выхода из нынешнего кризиса.

ПРАВАЯ.РУ: Тогда, отталкиваясь отчасти оттого, что Вы сказали, позвольте поставить вопрос так: в какой степени, как Вам кажется, такой вождь вообще, в настоящее время, возможен? Не только даже в России, если брать, а вообще в глобализирующемся мiре? Ну, и в качестве, яркого, выпуклого примера, допустим, пример грузинского "вождя" современного, Саакашвили, который как бы пытается играть именно эту роль – вождя своего народа, который отстаивает национальные интересы, пытается объединить нацию и т.д., но о котором прекрасно известно, на кого он работает, кто за ним стоит и т.д. То есть, вероятно, здесь предполагается, что наличие такого вождя, вождя в действительном, а не мнимом, как Саакашвили, случае, предполагает наличие суверенного государства, прежде всего. А в нынешней ситуации национальный вождь, который будет объединять страну, в результате окажется зависимым от тех мiровых сил, которые, собственно, и определяют политику?

М.В. НАЗАРОВ: Существующая система, конечно, не дает возможности такому вождю прийти к власти легальным путем; мы видим, как проводятся выборы, с какими приемами, достойного человека просто не допустят к выборам, и даже если бы и набрал такой вождь необходимое количество голосов, их посчитают так, как надо… Поэтому я не связываю с этим надежды на приход вождя. Это может произойти только с Божией помощью, это вообще единственное, что нам осталось – возможность возрождения России только с Божией помощью. Но для того, чтобы ее получить, нужно быть достойным этой Божией помощи и заслужить ее – а это огромная конкретная работа и духовная, и просветительская, и организационная. Наша задача, собственно, в этом и состоит – создавать готовую инфраструктуру для приложения ожидаемой Божией помощи – в этом должна состоять цель патриотической оппозиции.

Заслужить же эту помощь можно абсолютной безкомпромиссностью в служении Богу, в отстаивании истины. Вождь, о котором идет речь, именно таким безкомпромиссным служением и должен выделяться на фоне окружающих политиков тем, что он не будет бояться называть своими именами наших врагов, затрагивать вопрос мiровой закулисы и деятельности сатаноизбранного народа, разоблачать американскую политику, антирусскую уже по ее онтологической сути, и т.д. – обо всех этих вещах он должен совершенно откровенно говорить и поэтому он изначально не будет зависеть от мiровой закулисы и антирусских сил, а будет созревать в противодействии им. Разумеется, они тоже не дураки, они сделают все возможное, чтобы такого человека не допустить к власти, они мастера на это, и это надо учитывать.

ПРАВАЯ.РУ: Просто убить?

М.В. НАЗАРОВ: Убить могут, если такой вождь будет действительно на подходе к власти. Но до того они другие методы будут применять – сначала замалчивание; если это не удалось – личное очернение и дискредитация его целей самыми грязными методами и подлогами; если и это не удалось – тогда останется физическое устранение, либо замаскированное под несчастный случай, болезнь, либо явное убийство – с перекладыванием вины на исполнителей, используемых втемную. Но я опять-таки надеюсь, что с Божией помощью для истинного вождя все эти методы их действий будут преодолимы, именно поэтому такая задача должна быть связана с духовным максимализмом – не бояться ставить себе максималистские цели и служить им в надежде на Божию помощь. Вот, собственно, так только я и вижу эту возможность: должный вождь создается в процессе служения Замыслу Божию.

А такие люди, как Саакашвили, – конечно, это не вождь, а "обезьяна вождя", которая тужится играть эту роль, не посмотрев на себя в духовное зеркало. Настоящий грузинский вождь повел бы свой православный народ к тем же целям, о которых мы говорим, – чтобы вместе с Россией быть частью империи Третьего Рима, удерживающей міровое зло. Ведь Грузия и была частью этой Империи, это была великая честь для грузинского народа – вместе с русским православным народом служить «удерживающему» замыслу. Это их национальная беда, что они откололись в узкий национализм и местечковый вождизм – такой, конечно, возможен и в нашем патриотическом движении, мы это видим в некоторых казачьих организациях, объявляющих себя самостоятельной, не русского корня нацией, видим в идеях восстановить "республику Русь", отделившуюся от всех нерусских территорий, и все языческие течения ведут к этому. Настоящий же русский вождь именно тем и будет отличаться от обычного политика – максимализмом целей, духовной чистотой, как личной, так и в их достижении, и только на таких условиях он может получить Божию помощь, которая является решающим фактором в этом деле.

ПРАВАЯ.РУ: Возвращаясь к тому, о чем Вы сказали несколько раньше… Вы говорили о поддержке этого вождя населением, о том, что, поскольку он не может легальным путем достичь власти, он должен опираться на сам народ, на саму народную массу. Так Вы сказали? Но можно ли сейчас опираться на, так сказать, "молчащие массы"? Вот даже само это выражение "народная масса",  это выражение, так сказать, тоже 1920-1930-х годов...

М.В. НАЗАРОВ: Я говорил об опоре не на "народную массу", а на ядро русского народа, которое берет на себя выполнение духовной миссии всего народа. И оно должно ширить свое влияние вокруг себя через создание связанных друг с другом оазисов настоящей русской жизни на местных уровнях. Для кого-то это, конечно, выглядит утопично. Практический политик, исповедующий принцип "реальполитик", скажет: «Это утопия, и если носиться с такими идеями – мы ничего не реального достигнем». Это, может быть, и выглядит утопично, но другого пути просто нет. Все остальное именно нереально, учитывая ту систему зла, которая господствует в земном міре. "Утопия" же, связанная с надеждой на Божию помощь, именно потому порою и осуществляется, как нам не раз показывала русская история в виде наших поражений и возрождений.

ПРАВАЯ.РУ: Скажите, пожалуйста, предположим, что это все-таки реальность и, действительно, народ объединяется вокруг своих духовных центров, вокруг приходов, вокруг Дивеево, других святых мест. Сохраняется метафизическое сакральное пространство Руси, в котором концентрируется, в разных его точках, где-то десятки, сотни, где-то тысячи человек… Ведь это, по сути, и есть русское общество, да? Но это будет объединение вне государства? Какая же власть из ряда современных профанных властителей, связанных с мiровой закулисой, какая государственная власть, была бы оптимальна для этого общества? При условии того, что это в корне не уничтожат сразу, может ли быть вообще такая государственная власть в государстве, которое ведь, в нынешнем своем состоянии, с этим  возрождением будет бороться?

М.В. НАЗАРОВ: Она уже борется.…

ПРАВАЯ.РУ: Тогда какая власть, в таком случае, будет наиболее благоприятна для нашего развития в этой ситуации? Должна произойти какая-то эволюция современных деятелей политических? Или это произойдет вообще, предположим, при полной утрате суверенитета России – в условиях какой-нибудь оккупационной власти? Понятно, что пути Господни неисповедимы, мы их не знаем. Но вот мы предполагаем: какой режим может в наибольшей степени благоприятствовать формированию того народного ядра, о котором Вы говорили?

М.В. НАЗАРОВ: Это вопрос, действительно, очень сложный, в силу того, что мы не можем предвидеть пути Божия промысла. Иногда по грехам нашим Бог попускал нам испытывать поражения, чтобы мы выносили из них должный урок и возвращались на верный путь. Если мы вспомним татаро-монгольское иго, то, при всей его жестокости, при всех страшных потерях, которые наш народ понес тогда от этого нашествия, в конечном счете, оно в то время оказалось действенным лекарством для русского народа, чтобы изжить эгоизм удельных князьков, чтобы русский народ сплотился на жертвенной основе почти что монашеской жизни для создания сильного, могучего русского государства, которое потом и сбросило с себя иго. Этот пример нам говорит о том, что не все атаки наших врагов обязательно ведут к разрушению и катастрофе. Они могут быть целительными.

То же самое было в Смутное время, когда была польская оккупация, когда бояре были готовы посадить на русский престол польского королевича; но народное ополчение при помощи Церкви и стойких духовных вождей преодолели эту оккупацию и смуту. Смутное время ведь имело внутренние причины. И оккупация помогла внутренне собраться, не отвлекаясь на второстепенные интересы, изжить эти внутренние причины и восстановить настоящую монархию, в XVII веке, при первых Романовых наступил расцвет русской царства. И нашествие Наполеона ведь тоже оказало положительное воздействие на умы русской интеллигенции – назовем ее так, хотя слова такого не было – начался возврат ее части к русским традициям, которые хранились в народе, но высшие слои их утратили.

На что-то подобное надеялись и многие русские люди не только в эмиграции, но и в советской России, например, архиепископ Волоколамский Феодор (Поздеевский), в связи с нападением Гитлера на СССР, где был режим антирусский и богоборческий, особенно в 1920-1930-е годы. Часть военных надеялась создать "третью силу" против Сталина и Гитлера. Многие задним числом судят их за это как предателей, но они просто видели в Гитлере бич Божий и пытались использовать создавшуюся ситуацию для спасения России в тех трудных условиях.

И это возымело свое воздействие. Коммунистическая власть была вынуждена реабилитировать русский патриотизм, прекратить на время преследование Церкви. Если бы этот патриотизм сопровождался отказом власти от коммунистической идеологии, то Россия уже тогда бы могла выйти на путь возрождения. Но этого не случилось, потому что марксизм не был преодолен, от него не отказался ни Сталин, ни верхушка партии, для них тогда патриотизм был важен просто как средство сохранения своей власти в условиях войны. Такая власть не могла получить Божией помощи и в конце концов саморазрушилась. Не могут получить ее и нынешние коммунисты, не отказавшиеся от своих кумиров-богоборцев.

Но эти примеры нам говорят, что вражеское нашествие может быть целительным, если сохраняется носитель верной идеи, и физический, и духовный носитель. Если их нет, если огнем выжигается все русское, – это, конечно, другое дело, тогда такого целительного воздействия не может быть, потому что не будет, кого исцелять.

Правда допустить сегодня, что кто-то может оккупировать Россию с таким целительным воздействием, все-таки трудно, если посмотреть, в каком состоянии находится сегодня мiр. Глобализация, которая идет сегодня – это явное антихристианское развитие, "тайна беззакония" распространяется по всему міру, и, самое вероятное, оккупация России будет именно этими силами. Против них сопротивляться будет невозможно какими-то материальными – политическими, экономическими средствами. В этих областях они сильнее.

Китайская оккупация, о которой известный публицист диакон Андрей Кураев как-то написал как о нашем "шансе"? Боюсь, что она будет именно сокрушительно-разрушительной, в силу численности китайского народа. Если в Германии было 80 млн., в России около 200 млн., численный перевес был на русской стороне, то сейчас у нас 143 млн., из них русских – 110-115, а у китайцев – полтора миллиарда. Это несоизмеримые величины. Привить им Православие, как надеется о. Андрей, мы не сможем уже потому, что времени на это у всего мiра уже не останется.

Так что я бы возможность целительной оккупации вообще не рассматривал сегодня как возможный положительный вариант. Уже все те возможности упущены. Они были в истории ХХ века, но они уже упущены.

Поэтому с какой властью связывать возможность возрождения? Я связываю это не с верховной властью и не с верховным правящим слоем, а с какими-то местными властями. Вполне можно себе представить создание плацдарма – и не одного – на местных уровнях, если удастся привести к власти – ну, по максимуму – православного губернатора, который понимает всю эту проблематику и который будет обладать немалыми возможностями в рамках своей губернии. Он сможет ввести в местной системе образования, пользуясь правом факультативных часов, преподавание всех  тех знаний, которые необходимы для вождя Третьего Рима и для народа Третьего Рима. Он сможет оказать также необходимое влияние на церковные структуры, пусть в пределах своей епархии, и вступить с ними в "симфонические" отношения; ведь есть у нас и достойные архиереи сегодня – например, епископ Вениамин во Владивостоке, можно на Украине назвать несколько архиереев, которые вполне могли быть духовной опорой и духовным вождем для такого губернатора местного уровня.

И когда создается такая местная структура, такой как бы оплот истинной Руси, он станет точкой притяжения для всех настоящих русских людей, где бы они ни жили. Они будут считать именно его, именно этого архиерея, именно эту территорию своей, которой они будут готовы служить, находясь в других городах и весях. И вот мне кажется, что у патриотической оппозиции сегодня достаточно было бы сил для осуществления такого варианта, если бы эти силы объединить в одном месте – на таких местных выборах возможно даже использование существующих избирательных систем. Это могло бы дать какой-то результат, если стать достойными Божий помощи и идти максималистски к главной цели, безкомпромиссно называя черное – черным, белое – белым.

Мне кажется, нашему патриотическому движению стоило бы испробовать такую концентрацию сил в пригодных для этого точках по принципу кумулятивного заряда.[Примечание автора после теракта в Беслане 1 сентября 2005 г.: объявленные президентом РФ меры по ужесточению контроля центральной власти над губернскими структурами, когда губернатор будет назначаться сверху, а выборы в законодательные органы проводиться только по партийным спискам, к сожалению, если будут осуществлены, лишат правую патриотическую оппозицию описанной выше возможности. Это еще один шаг нынешней компрадорской власти по оккупации России. Быть может, еще есть возможность не допустить этого, господа губернаторы и депутаты? Под угрозой и личное будущее многих из Вас. – Прим. сент. 2005 г.]

ПРАВАЯ.РУ: Может быть, вождь мог бы вырасти в самом правящем слое из уже известных политиков? Например, что Вы думаете о Кондратенко?

М.В. НАЗАРОВ: Теоретически, конечно же, каждому человеку в міре дана возможность покаяться в своих заблуждениях и вернуться на путь истины, даже совершить жертвенный подвиг для своего народа. Но чем больше человек погряз в верхних эшелонах неправедной системы, тем меньше у него шансов на это, даже если он видит кругом ложь. С другой стороны, не появится сразу готового идеального вождя, и сегодня у всех возможных фигур есть свои плюсы и свои минусы. С некоторыми известными политиками патриотическая оппозиция может и должна взаимодействовать в конкретных делах на благо России.

У Кондратенко большой плюс – это его мужество называть вещи своими именами, может быть, у него недостаточно развитый православной взгляд на задачи, которые он ставит перед русским движением; я об этом не берусь судить, потому что лично с ним не знаком. Но вот его смелость можно отметить: да, с таким человеком можно иметь дело.

Думаю, можно иметь дело и с Лукашенко, хотя он называет себя «православным атеистом», но его тоже отличает это мужество, смелость, которая многого стоит в наше время. Полагаю, что если бы у него было достойное окружение, он мог бы взять на себя роль вождя Третьего Рима, понимая, что  и лично него, и у Белоруссии, нет другого пути спасения. Если Лукашенко будет продолжать дальше только отбиваться от наскоков, то это проигрышный путь. Он должен переходить в контрнаступление и обращаться ко всему русскому народу как его вождь; ведь он считает себя русским человеком: он не раз публично заявлял, что белорусы – это часть русского народа, что «белорус – это русский человек со знаком качества». Раз так – тогда логично взять на себя и ведущую роль вождя русского народа в сопротивлении тайне беззакония, в сопротивлении всем политическим атакам мiровой закулисы. Это могло бы привести к успеху, поскольку русский народ в своей еще не разложенной основе ждет и поддержит такого вождя.

ПРАВАЯ.РУ: Тема Лукашенко очень интересная, но давайте посмотрим чуть более масштабно. Скажите, пожалуйста, насколько реальным Вам кажется вообще сплочение всех или части православных народов, о чем существуют пророчества? Насколько вообще реально – при тех фактах печальных, которые мы сейчас видим, как то: празднование Болгарией дня вступления в НАТО, Саакашвили во главе Грузии; русофобия в Румынии; Сербия, в которой апостасийные процессы тоже достаточно интенсивны. Так вот насколько реальным кажется Вам объединение православных народов, как народов удерживающих, вокруг русского или же, как Вы сказали, этот шанс тоже уже упущен, и это пророчество можно считать условным – то есть оно было давно, и осуществилось бы при определенных условиях, но это время ушло? Итак, что Вы думаете о возможности союза православных народов для противостояния глобализации?

М.В. НАЗАРОВ: Такая теоретическая возможность была и раньше, она возможна и в будущем, но при одном условии: для этого должен быть мощный объединяющий центр, а им, конечно, может быть только возрожденная Россия. Без восстановления православной России такое объединение немыслимо, даже если мы и видим, что в каждом из этих народов еще есть какие-то круги, которые эту идею поддержали бы, которые близки нам по духу и по вот этой цели сопротивления "тайне беззакония" и ее Новому міровому порядку. Такие люди есть во всех православных народах, и в одних – больше (скажем, на Украине их значительно больше, чем в соседней Болгарии, где, действительно, апостасийные процессы уже давно были заметны – неспроста Болгария уже в Первую міровую войну была союзником Германии, а не России).

И в большинстве православных народов сегодня этому препятствуют те компрадорские власти, которые там угнездились благодаря американской поддержке. Самый яркий пример – это, конечно, Грузия. Там тоже есть консервативные православные силы в грузинской Церкви… Мы видели по телевидению, как недавно дубинками разгоняли один из таких приходов. С кровью разгоняли, били женщин, детей, пожилых людей. Так что без помощи России нигде эти движения не оформятся во влиятельную силу. Оборонное сплочение разных народов будет возможно, лишь если Россия везде поможет правым силам прийти к власти.

А что касается таких пророчеств, то, честно говоря, пророчество, приписываемое прп. Серафиму, которое найдено в бумагах Мотовилова, которое в начале 1990-х годов опубликовали А.Н. Стрижев и игумен Андроник, внук о. Павла Флоренского, – то они сами считают его недостоверным. И по своему содержанию оно очень противоречиво. Мне кажется, что вполне справедлив Стрижев в своей недавней статье, опубликованной в журнале "Благодатный огонь", что иногда пророчества искажались теми людьми, которые это пророчество передавали, и не всегда им нужно слепо верить, нужно все-таки обращать внимание на их духовный смысл. Он должен соответствовать тому, что нам уже открыто в безспорных источниках  – прежде всего в Священном Писании, это должно быть критерием у каждого пророчества: соответствует ли оно логике міровой истории. Не мог, мне кажется, прп. Серафим вкладывать в понятия Гог и Магог положительный смысл, как в этом пророчестве сделано.

Некоторые подобные пророчества имеют явный хилиастический оттенок, что, мол, Россия возглавит всемірное сообщество народов, сначала славянских, потом других, и будет такое "совершенное тысячелетнее царство". Но это еще на первых Соборах Вселенских было отвергнуто как непонимание падшей природы міра. Это невозможно в земном міре, это будет лишь в Царствии Божием, которое будет вечное, а не тысячелетнее.

Так что такие пророчества, конечно, не могут быть здесь таким весомым аргументом. Но повторю: теоретически дана возможность каждому человеку в міре покаяться в своих заблуждениях и вернуться на путь истины. Теоретически, Россия могла бы, возродив свою православную государственность, сплотить вокруг себя в виде союзников, какие-то народы, точнее их лучших представителей, которые были бы заинтересованы в совместном сопротивлении тайне беззакония.

Это должно быть целью российской внешней политики, которая, конечно же, будет осуществляться, если в России будет нормальное русское государство... Без этого Россия просто не могла бы создать свои оборонительное рубежи от Нового мірового порядка. Так что все зависит от возрождения самой России. Без этого, я думаю, что наши низовые усилия – а они предпринимаются: например, есть русско-сербское общество – они необходимы, для, так сказать, сохранения надежды на лучшее будущее; но они не могут развиться во что-то серьезное без изменения власти в самой России.

ПРАВАЯ.РУ: ...которое может произойти тем путем, о котором мы говорили несколько раньше?

М.В. НАЗАРОВ:  Да, но пути Господни неисповедимы. Еще нужно подчеркнуть, что те очаги русской жизни, о которых я говорил, – пусть на губернском уровне, пусть на еще более низком – они могут иметь духовное воздействие на развитие во всей нашей стране только, если они будут причастны к абсолютной и легитимной исторической русской традиции.

Прежде всего, конечно, тут приходит на ум Русская Православная Церковь – необходима причастность к этой духовной вертикали. Ведь в России всегда было две власти – власть монарха и власть главы Церкви (в нормальных условиях, я не беру петербургский период). И, конечно же, Церковь остается властной структурой, более того – на сегодня единственной легитимной структурой, которая вправе решать судьбы России, созывая в частности Всероссийский Земский Собор.

Причастность патриотического движения к такому абсолютному историческому стержню была бы важна с точки зрения легитимности в глазах нашего народа. Именно поэтому я всегда подчеркиваю, что если хотя бы один смелый, мужественный епископ взял бы на себя такую миссию в симфонии с местным политическим руководителем – это могло бы стать началом кристаллизации российских легитимных структур власти снизу вверх. В этом случае мы могли бы не обращать внимания на избирательную систему и сам нынешний политический строй, считая его нелегитимным и подчиняясь его законодательству только временно, де факто.

Но для этого процесса кристаллизации должен создаться пересыщенный соляной раствор – его созданием и занимаются, с моей точки зрения, все единомысленные с нами издания, братства, приходы, патриотические структуры, которые можно считать православными.

ПРАВАЯ.РУ: Вы сказали о том, что в настоящий момент Церковь не берет на себя лидирующую роль. Вы допускаете, что в каком-то будущем она может взять на себя эту роль в лице какого-то епископа или же все-таки в лице Патриарха?

М.В. НАЗАРОВ: Полагаю, что в Церковь люди идут не для того, чтобы зарабатывать много денег, и не потому что они больше ничего не умеют и хотят бездельничать – такое представление есть у некоторых атеистов... Конечно, в Церкви во все времена были недостойные пастыри, которые давали повод для таких вот суждений; но они, конечно, скорее, исключение, даже если таковых "исключений" нам порою встречается слишком много. Все-таки люди выбирают служение Богу главной целью жизни потому, что верят в Бога. Значит, они все-таки должны бояться Бога больше, чем какого-то компромата, гнева начальства, мiрских наказаний и внешних воздействий.

И еще надо учесть, что не все люди всегда находятся в одинаково высоком духовном состоянии. У каждого человека бывают периоды спадов и взлетов, и, я думаю, что примеров достаточно можно привести и из русской истории, и каждый, если задумается о своей биографии, тоже найдет периоды спадов и взлетов. Такая возможность не то что открыта для многих наших духовных лиц, она как бы неизбежно связана с их профессией: если они призывают нас жить так, чтобы служить Богу и служить замыслу Божию, то, наверное, они должны и сами задумываться о том, насколько они следуют этому сами – иначе наказание будет страшным.

Совесть есть у каждого человека, и у архиереев, я полагаю, она более напряжена в этом плане, чем у простого человека: он должен соответствовать своему сану, соответствовать своему апостольскому преемству, и с этим мы можем связывать надежды, что в этой среде более вероятно, чем среди, скажем, мірян-политиков возможность такого духовного подвига. Если даже такие люди, может быть, даже неверующие, как Александр Матросов, могли пожертвовать своей жизнью для спасения своих однополчан, то духовный подвиг – броситься в духовном смысле на амбразуру – я думаю, на это тоже в решающий момент какие-то люди в Церкви способны.

Это было и в советское время; казалось бы, уж все архиереи прошли через очень строгое отборочное сито уполномоченных по делам религий; но, тем не менее, находились все время такие архиереи, которые в эпоху, скажем, хрущевских гонений… можно около десяти имен назвать (я в своей книге их привожу), – отдадим им должное, они проявили мужество воспротивиться антицерковной политике КПСС.

Сегодня уже никаких таких кар не может грозить нашим архиереям; сегодня есть другие причины у конформизма – на кого-то компромат, а у кого-то желание жить более спокойной жизнью, чем была до сих пор, и непонимание, что период спокойной государственной жизни для Церкви кончился вообще в человеческой истории, не может больше его быть, если не стремиться к восстановлению православной государственности.

ПРАВАЯ.РУ: А что Вы думаете об обсуждаемой связи некоторых иерархов – не только в Русской Православной Церкви – с масонством, с мiровой закулисой? В частности, о Вселенском патриархе Варфоломее?

М.В. НАЗАРОВ: Конечно, это существует, апостасийные процессы уже давно захватили и православный мiр, и, кстати, сейчас в моем издательстве "Русская идея" выходит книга "Вероотступничество" сербского иеромонаха Саввы (Янича) – как раз об апостасии в православном мiре. Он основное внимание уделяет, конечно, Константинопольской Церкви, Греции и Афону, Сербской Церкви своей, ближневосточным патриархатам, меньшее – Русской Православной Церкви, хотя об этом тоже идет речь – и, боюсь, что это помешает распространению книги, поскольку, например, моя книга "Вождю Третьего Рима" по схожей причине запрещена к продаже практически во всех церковных лавках…

Хотя Церковь ведь не должна бояться внутренней критики. Если она боится критики, значит, что-то в ней уже не в порядке. Церковь не должна бояться критики, если это не злобствование, а искреннее желание исцеления от тех недугов, которые для всех очевидны. Если же просто запрещать, – это, конечно, не метод ни исцеления, ни убеждения своей паствы. Моя книга продается, насколько я знаю, только в храме у о. Артемия Владимірова, он ее и по радио рекомендовал к прочтению. Боюсь, что книга этого сербского иеромонаха тоже будет во многих храмах запрещена, но, думаю, что мы найдем все-таки возможность ее распространения во всех патриотических книготорговых точках, куда православные люди тоже ходят.

В этой книге апостасийный процесс очень подробно и документально прослеживается по всему ХХ веку, с начала экуменического движения. Этот процесс неизбежен и логичен. Это предсказано нам. Мы знаем, что в конце Господь едва ли найдет веру на земле, и останется лишь малый стан святых, который будет сопротивляться антихристу. И, к сожалению, мы видим, что этот процесс отступления уже захватывает и часть РПЦ, и даже часть РПЦЗ, но есть и там и там все-таки силы сопротивления, и наша задача, как мы пишем в предисловии – помогать этим силам сопротивления.

Апостасия в Православном мiре еще не столь сильна, чтобы полностью подчинить себе все Православие, но больные части Церкви надо определять как таковые и отделять от здоровых. Нужно определять: где можно лечить, а где уже невозможно излечение – я думаю, что для Константинополя оно уже невозможно, потому что все эти константинопольские структуры давно и настолько тесно связаны с масонством, что даже масонские словари… например, немецкоязычный масонский словарь, издание 1932 года, прямо пишет, что многие духовные лица, и даже патриархи Константинопольской Церкви были членами лож и проводили масонские идеалы в своих реформах Православия. Это, как мы хорошо знаем, патриарх Мелетий, которого и по имени называют в этом масонском словаре. В 1920-е годы он пытался и в России низложить патриарха Тихона и поддержать обновленцев.

Но с тех пор мало что изменилось, потому что Константинопольские патриархи полностью зависят от мiровой закулисы, поскольку находятся во враждебной антихристианской стране, и только Америка еще может защитить их от турецкого диктата. В прошлом году мы с женой побывали в Константинополе, пошли и на Фанар посмотреть патриаршую резиденцию… Печальное зрелище. Никакого прихода, фактически, нет даже там, где служит Патриарх. Открыл нам мальчик, у которого на майке было написано «NIRVANA», нехотя согласился нас впустить, посмотреть иконы. Посмотрели: там при входе рядом с портретом патриарха Варфоломея висит портрет Ататюрка. Спрашиваем: «Почему он в храме?» – «Ну, как же, это наш деспот»…

ПРАВАЯ.РУ: То есть, господин...

М.В. НАЗАРОВ: Конечно, роль, которую берет на себя Константинопольский Патриарх, никак не пропорциональна его реальному положению и численности прихожан в этой Церкви, это инструмент мiровой закулисы для разложения вселенского Православия, что особенно чувствуется в православной диаспоре. Он стремится везде брать ее под свой контроль, и в Америке, в Прибалтике, во всех странах, где есть Православие. Но это, повторяю, неизбежный процесс, нужно просто сопротивляться этому: что нам еще остается? И силы сопротивления, я подчеркиваю, у нас еще достаточно большие, даже официальные структуры РПЦ конфликтуют с Константинопольским Патриархом из-за его захвата храмов в Прибалтике. Тут, в общем, я думаю, нет особых разногласий между церковным народом и мнением церковного начальства на сегодняшний день.

Но такие неприятные вещи, как членство во Всемірном Совете Церквей, или экуменическая деятельность ОВЦС – она под благовидными предлогами несения истинного Православия в окружающий мiр, по сути, является инструментом воздействия апостасии на нашу Церковь. Ведь Всемірный Совет Церквей – это не просто какая-то нецерковная нейтральная структура, она в своих уставных документах претендует на то, чтобы быть объединяющей всех "Церковью", церковным организмом, и все вступающие в ВСЦ как бы соглашаются с тем, что эта цель не противоречит целям отдельных членов-церквей, что, конечно же, неправда. Канонам Православия это противоречит. Но, опять же, и те, кто против этого протестует внутри РПЦ, достаточно сильны, чтобы рано или поздно поставить точки над i и показать, что это все-таки несовместимые вещи. Тут еще не все так запущено, как могло бы казаться или как в других поместных Церквях.

ПРАВАЯ.РУ: Если позволите, несколько вопросов о текущей политике. В Вашей книге "Вождю Третьего Рима" дана несколько раз положительная оценка Сергея Глазьева. В свете последних событий, изменилась ли Ваша позитивная оценка этого политика, есть ли у Вас какие-то новые мысли о нем?

М.В. НАЗАРОВ: Ну вообще, чтобы дать точную оценку любому политическому деятелю, желательно знать его достаточно хорошо лично; тогда из личного общения, из совместных дел ты видишь, что это за человек по своим личным качествам, нравственным, на что он способен в тех или иных ситуациях. У меня, к сожалению, не было такой возможности, что касается Сергея Юрьевича Глазьева. У меня с ним было лишь несколько совместных выступлений: в кинотеатре "Литва", затем в Доме кино, но это было даже не в рамках избирательной компании, а по инициативе Лины Мкртчян, которая проводит цикл таких православно-патриотических вечеров под названием "Возвращение на Родину".

В своей книге я упоминаю Глазьева прежде всего как автора тех работ, на которые ссылаюсь. Должен сказать, что это работы квалифицированного специалиста-экономиста, и достаточно смелые, чтобы называть своими именами цель мiровой закулисы (одна из его книг озаглавлена «Геноцид»); он четко пишет о симбиозе мiровой закулисы с правящим слоем нынешней РФ, что этот симбиоз взаимовыгодный, обе стороны на нем наживаются за счет разрушения России и геноцида русского народа.

Что касается последних избирательных кампаний в Думу и на пост президента, то из всех ведущих политиков в блоке "Родина" Глазьев все-таки показал себя наиболее принципиальным в том, что не пошел на условия президентской администрации превратить "Родину" как бы в патриотический филиал "Единой России". Глазьев от этого отказался, в чем и была причина его отстранения от руководства фракции.

Один из ее членов сказал мне, что напрасно Сергей Юрьевич заупрямился, мы же все обещали президентской администрации, когда шли на выборы, что будем лояльны. Но это скорее в его пользу свидетельство. На президентском же этапе выборов Глазьева уже топили всеми средствами, а если враги России топят какого-то политика, значит, считают его опасным. И этот факт в пользу Глазьева.

То есть, я считаю, что у Глазьева есть политический потенциал и отношусь к нему положительно как к политику, но не могу сказать, что я как бы делаю из него кумира и связываю с ним большие надежды в политическом плане. Маловероятно пройти на условиях нынешней избирательной системы в политику на высоком уровне любому честному человеку. Заключать же на этом пути компромиссы, как видим на примере "Родины", не ведет к цели. Возможно, что и Сергею Юрьевичу еще не хватает и того безкомпромиссного максимализма, на основе которого можно получить Божию помощь, о чем сегодня мы говорили.

В политике, конечно, компромисс неизбежен, практическая политика – это искусство компромисса в достижении цели. Скажем, в Думе можно себе представить, что разные фракции заключают компромиссные соглашения по отдельным вопросам, но это нечто другое. Мы сейчас говорим о пути к власти, который может быть только с Божией помощью пройден. Я не знаю, насколько Сергей Юрьевич думал о таком критерии, и насколько он ему соответствует.

ПРАВАЯ.РУ: То есть, он недостаточно церковный человек?

М.В. НАЗАРОВ: Может быть, причина и в этом, но даже среди церковных людей недостаточно тех, кто может ставить себе максималистские духовные цели.

ПРАВАЯ.РУ: Что Вы думаете о любопытном таком документе под названием "Свод нравственных принципов и правил хозяйствования", который при непосредственном участии Глазьева был разработан и принят на VIII Всемирном русском народном соборе? Согласно этому своду, в частности, "крайности" духовного выбора приводили к страшным трагедиям, а бедный человек обязан стремиться к "эффективному труду", чтобы выйти из своего «бедственного состояния». Не кажется ли Вам, что здесь как бы присутствует оправдание сложившейся у нас политэкономической системы?

М.В. НАЗАРОВ: Признаюсь, прочел его по диагонали. Сначала я читаю по диагонали текст, и если меня что-то в нем заинтересовывает, то читаю его внимательно. Этот текст меня не заинтересовал, чтобы прочесть его внимательно. Но, думаю, что та проблема, о которой Вы говорите, она существует, потому что нынешний криминально-олигархический режим нуждается в легитимации, и наибольшую легитимацию всех своих несправедливостей, всего грабежа может дать конечно, только духовная инстанция, Церковь. Поэтому такие попытки делались и будут делаться.

А что касается проблемы православных богатых предпринимателей, то к ней можно относиться все-таки иначе. Никуда из міра мы не устраним то, что в нем есть бедные и богатые. И в Священном Писании мы нигде не найдем однозначного осуждения частной собственности или богатства как такового, скорее о методах пользования этим богатством идет речь. И если человеку, скажем, оно досталось честно – по наследству от порядочных родителей или он сам сделал какое-то важное изобретение, которое ему принесло состояние, то нет основания упрекать человека в неправедных методах его приобретения. Но если он этим богатством пользуется только для ублажения своих личных интересов, то он поступает не по-христиански и трудно тогда такому богатому войти в Царство Небесное. Если же он богатство свое будет тратить на помощь другим людям, на цели возрождения России, на какие-то проекты, которые нужны нашему народу – я думаю, что такое богатство и такой предприниматель… Мы ему должны быть благодарны.

ПРАВАЯ.РУ: Вам известны такие люди?

М.В. НАЗАРОВ: Мне известны три человека, которые… не знаю, какой процент от своего дохода они тратили на патриотическое и православное дело, но, думаю, что немалый.

Это Владимір Петрович Мелихов в Подольске, казак, предприниматель. В начале 1990-х годов он из своих средств помогал переселению в Россию беженцев, которые оказались за границами нынешней федерации. Я присутствовал на одном разговоре его с делегацией русских, которые приехали из Прибалтики, около 30 человек. Он тогда был директором цементного завода и принимал их на работу: «8 часов вы работаете у меня на производстве, остальную часть дня работаете на себя, строите себе домá. Я вам даю безплатно стройматериалы, труд ваш. Пока не построите свои дома, будете жить в общежитии». На этом принципе он целый поселок построил у себя, церковь, казачью школу, лицей.

Нужно, правда, сказать, что многие из этих людей, когда обретали собственные дома, у них патриотический порыв угасал, и они переставали участвовать даже в приходской жизни. То есть, когда человек стоит перед лицом опасности, он готов участвовать в русском деле; как только более благополучное время наступает, он расслабляется. Затем и священник ушел в раскол – о. Алексий Аверьянов, бывший духовник "Памяти", он сейчас, говорят, поминает всех: и патриарха Алексия, и зарубежного митрополита Виталия, и митрополита Лавра, и Валентина Суздальского, – такая странная практика; разумеется, он давно лишен сана; последняя его каноничная принадлежность была к Зарубежной церкви. Тем не менее, он продолжает служить и пудрит мозги изрядной доле прихожан. А Мелихов, не желая раздувать скандал, не стал отнимать у него ни жилье, ни храм – а построил у себя еще один. В течении нескольких лет я был членом этого прихода.

Второй предприниматель, которого лично знаю, – Алексей Васильевич Куимов, руководитель авиаперевозочного предприятия "Тесис", он немалые усилия потратил на создание православной общины в Троицке, это на калужском направлении от Москвы. Там есть и храм, и православная школа, и предприятия: мебельный цех, кузнечное производство. Он основал также фонд "Русская цивилизация", при котором действует система помощи многодетным семьям... И он же создал и финансировал партию "За Русь Святую", которая, правда, очень неудачно выступила на думских выборах, ударившись в какой-то сектантский стиль… Но это не его вина.

И еще назову третьего, хотя его предприятие уже закрылось, его удушили налогами, но, тем не менее, он помогал и радиостанции "Радонеж", и многим храмам, духовенству, и в частности, мне он помогал в издании книг – это Михаил Юрьевич Максаков. У него было предприятие в пищевой промышленности.

Думаю, что примеры можно было бы продолжать, но я просто с этими людьми знаком лично и благодарен каждому из них за ту помощь, которую они в моем издательском деле оказывали.

ПРАВАЯ.РУ: А что Вы скажете о призыве современной власти «богатеть», стараться «повысть ВВП»? В какой степени вообще мы должны этому делу сопереживать: то есть с одной стороны, как не желать своему Отечеству, чтобы оно богатело и процветало; с другой стороны, может быть, лучше желать всем нам бедности, но которая будет способствовать духовному возрождению? Взять хотя бы приведенный Вами пример с угасанием православной жизни по мере отстраивания собственного дома. Ведь это, наверное, один из инструментов глобализации – личное обогащение каждого человека?

М.В. НАЗАРОВ: Что касается того документа, который был на Русском Соборе принят, в нем, возможно, были какие-то неудачные, двусмысленные выражения, о которых Вы говорите. Но в целом проблема, мне кажется, состоит не в том, что лучше: бедность или богатство, потому что и бедняки могут быть злые и могут быть преступники, бедность может даже подталкивать нестойкого человека к преступлению. Сколько преступлений совершается из-за того, что людям нечего есть! Так что дело не в этом.

Дело в правильном воспитании всего народа: чтобы люди с детства воспитывались в правильном отношении и к деньгам, и к собственности, к работе, к государству, к богатству, к бедности, к смыслу жизни. Если человек имеет правильное понимание смысла жизни, то, неважно бедный или богатый, он найдет правильный путь к личному спасению и к служению своей стране. Если такого воспитания нет, то тут и возникает проблема: бедные будут завидовать богатым, хотя нам в одной из заповедей сказано не завидовать имуществу других. А богатые будут презирать бедных и стремиться к стяжательству, не имея правильного понимания смысла жизни и того, что богатство не только "тленно", но и соблазнительно опасно для души при неправильном пользовании им. Так что весь вопрос в правильном государственном воспитании, в наличии или отсутствии у народа национальной государственной идеи, которая у нас сейчас в статье 13 Конституции отменяется как ненужная.

В принципе, почему бы стране не богатеть? Богатство страны – это и повышение ее оборонного потенциала, который совершенно необходим, это повышение ее государственного бюджета, это улучшение здоровья народа... В правильно отлаженном социально-экономическом механизме, когда нет олигархического слоя и крышуемой преступности, когда бремя государственной служебной нагрузки правильно распределено, когда молодые поколения воспитываются в атмосфере общенациональной солидарности, – неразрешимых проблем между бедными и богатыми возникать не должно. Богатство частных предпринимателей, честных и талантливых предпринимателей, будет одновременно приводить и к росту общего экономического подъема всего народа; не только с помощью налогов, но и с помощью общеэкономической конъюнктуры и солидарной взаимозависимости.

Если же это, как у нас сейчас, то в нашей экономике говорить о том, что богатеть – это хорошо, не упоминая о том, что у нас преступна сама экономическая система, построенная на несправедливости, на грабеже, на лжи – вот тогда такой православно-экономический документ выглядит двусмысленным. Я с Вами согласен. При такой системе эти все попытки подражать протестантскому оправданию богатства, они просто кощунственно звучат.

ПРАВАЯ.РУ: Каково Ваше отношение к проблеме нелегальной иммиграции? В Москве сейчас мы очень много видим представителей народов бывшего СССР, которые не только выполняют различные работы, но и создают, так сказать, криминогенную обстановку. Многие видят в этом источник угрозы, некоторые -– большой угрозы в этом не видят, а видят угрозу, например, в отсутствии всякой политики в отношении этих групп населения.

М.В. НАЗАРОВ: При правильной власти эту проблему можно было бы решить элементарно. Это не главная наша проблема. Она становится таковой из-за нынешней власти, которая думает не государственными интересами, а личными. Эту проблему породил весь правящий слой и коррумпированное чиновничество, которое на этом наживает огромные деньги, а наш народ получает нежеланных гостей, которые не видят в этом народе ближнего, и вообще человека, а рассматривают его как среду эксплуатации. Это уже превысило все безопасные рамки и угрожает во многих местах просто сохранению местного русского населения. И, конечно, там, где эта проблема очень остра, я думаю, что ее вполне уместно решать адекватными и не менее острыми средствами – в виде групп самообороны, народных дружин, казачьих общин и отрядов…

ПРАВАЯ.РУ: У Вас есть в целом какая-то оценка казачества современного?

М.В. НАЗАРОВ: Позвольте еще раз прорекламировать свое издательство. К концу года должна выйти также книга о государственном значении казачества. Казачество – это «система выживания славян во враждебном окружении», такова точная формулировка Мелехова, которого я упоминал, и вот это первая задача сегодняшнего казачества. А вторая – в том самом жизненном максимализме, о котором я говорил.

Казачество раньше было наиболее активной частью русского народа, внешним оборонным щитом и внутренним военным сословием, почти спецназом Третьего Рима, и послужило созданию и расширению российской православной государственности. Без православной государственности казачества нет, поэтому его максималистской духовной целью должно быть восстановление такой государственности. То есть эта книга должна не только противодействовать распространенному ныне местечковому пониманию и самолюбованию казачества, отделяющемуся от вселенской миссии Третьего Рима в некую мелкую народность. Надо казачество встряхнуть и показать, что это – самая активная часть русского православного народа, теперь ее задача – восстановление Третьего Рима, восстановление православной государственности, и только тогда казачество сможет стать казачеством.

ПРАВАЯ.РУ: Вы сами из казаков, да?

М.В. НАЗАРОВ: По материнской линии из малороссийского казачества, предки моей матери – Бережецкие. А по отцовской линии Назаровых из Сибири, я, честно говоря, не знаю, потому что все документы утрачены, дом снесло наводнением. Замечу, что и ФСБ не выдает информацию о моем деде. Он был офицером у Колчака и по-прежнему считается преступником, поэтому мне не дают ознакомиться со следственным делом, чтобы узнать хотя бы точную дату его расстрела в 1920 году. И это для меня еще один штрих в характеристике нынешней власти. Для нее красные – свои, от них ведется преемственность, а белые – все еще враги народа. Так что о предках Назаровых, к сожалению, ничего не знаю. Знаю что дед – военный, а прадед – священник, тоже убит в 1920-м красными. Но поскольку Сибирь в значительной степени осваивалась казачеством – не исключены и здесь казачьи корни.

Вообще я считаю, что казаком может и должен стремиться быть каждый русский, поскольку это, перефразирую Лукашенко: «русский человек со знаком качества».

ПРАВАЯ.РУ: В заключение не могли бы Вы сказать несколько слов о православном интернете и конкретно о нашем сайте – читателям?

М.В. НАЗАРОВ: Мне довелось лишь недавно завести у себя дома интернет, и я вижу, насколько важно сегодня для патриотов это средство информации. Так же, как хотелось бы видеть возникновение оазисов правильной русской жизни на русской земле, хотелось бы, чтобы создавались такие же оазисы в интернете. Рост их, так сказать, населения, уже немалого, – зависит от активности Ваших читателей, которые тем самым имеют возможность включаться в истинно русскую жизнь и ширить ее независимо от своего местонахождения.

И еще, что мне нравится в Вашем сайте: стремление восстановить правильные политические понятия левого и правого согласно характеристике тем и другим, данной в Евангелии. Правый – это правильный, правдивый, справедливый, с православным идеалом праведной жизни. Восстановление истинного смысла слов в русском языке – важная часть нашего правого дела.

 

Интервью записано летом и опубликовано в начале сентября 2004 г. на сайте "Правая.ру»:
http://www.pravaya.ru/expertopinion/393/1022

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=9003


 просмотров: 5928
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:




Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.