Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Библиотека. Православие, Церковь

О предательстве Помазанника Церковью


Отступничество архиереев Русской Церкви от Государя как предпосылка и необходимое условие для событий 1917 года и для декларации митрополита Сергия (Страгородского) от 1927 года

 

1. Государь, Церковь и вопросы созыва Поместного Собора.

2. Государь, Церковь и Патриаршество.

3. Предательство в 1917-1918 годах и предпосылки к декларации митрополита Сергия (Страгородского) от 1927 года.

 

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры!

Взяться за подготовку этой работы меня заставил факт замалчивания, несмотря на наличие определенных исследований, целого ряда важных вопросов, имеющих самое непосредственное отношение как к событиям отвержения от власти Государя-Мученика Николая Александровича в феврале-марте 1917 года и последующего ритуального убийства Его Семьи, так и к декларации митрополита Сергия (Страгородского) от 1927 года о признании им большевицкого режима как своего. Эти события наложили свой отпечаток, имели и имеют непосредственное влияние на весь дальнейший ход церковной и общественной жизни в России по настоящее время. Статья основывается как на известных, так и на менее известных работах, а также на Священном Предании и поучениях святых. В связи с ограниченным объемом статьи многие вопросы остались не изложенными, указывается только общий ход событий и мыслей автора.

Детальное изучение духовных корней предательства еще ждет своих тщательных исследований. Целью настоящей статьи является обращение внимания всех на недопустимость замалчивания этого вопроса, постановка замалчиваемой проблемы покаяния за отступничество Церкви (как духовной водительницы народа) от Государя. Церкви как общественного института того времени, в силу Основных законов Российской империи подчинявшейся Императору, который именовался одновременно и Главой Церкви (разумеется, не в протестантском смысле, а согласно ст. 64 Основных законов, как о том было сделано примечание к ней). Без правильного подхода к духовной стороне дела мы никогда не сможем заслужить помощь Божию и  достигнуть целей в земных делах.

Как мы все с Вами знаем с точки зрения Священного Писания и Священного Предания власть Царская в Православном Царстве, власть Помазанника Божия имеет сакральную, Божественную природу. Это в силу наступившего всеобщего отступления было проигнорировано подавляющим большинством церковной иерархии начала ХХ столетия.

Отдельно вопрос о природе Царской власти в данной работе не исследуется за исключением некоторых цитат, во-первых, поскольку это вне темы настоящей статьи, во-вторых, полагаю, что все присутствующие достаточно осведомлены в этом вопросе.

Забегая несколько вперед хочу сказать, что, по моему глубокому убеждению, именно события церковной жизни начала ХХ века заложили фундамент всех тех церковных нестроений, которые мы переживаем с Вами по сегодняшний день и которые выражаются в многочисленных отступлениях от святоотеческих начал в церковной жизни и во внешней среде проявляются спорами и дискуссиями по остальным, на мой взгляд более частным вопросам (сергианство, сегодняшний экуменизм и т.д.).

 

1. Государь, Церковь и вопросы созыва Поместного Собора

Итак, какая же ситуация сложилась в Церкви и ее взаимоотношениях с Государем к началу ХХ столетия?

Ни для кого не секрет, что к началу ХХ столетия в церковной среде и в обществе активизировались настроения созыва Поместного Собора с целью совершения действий по различному реформированию Церкви как сложившейся к тому времени земной организации. При этом у самих инициаторов возбуждения этой темы не было единства в оценке объема и содержания необходимых изменений. При этом тема избрания Патриарха стал одной из основных идей для проведения предполагаемого Собора.

Еще в эпоху правления Государя Императора Николая I святителем Игнатием (Брянчаниновым) по теме о возможном созыве и проведении Собора было сказано: «необходим Собор правильный, на всех правах прежних Соборов, а Собор самочинный, по собственному усмотрению лица или лиц, руководствующихся не правилами Церкви, а своею самостию, только повредит делу, еще более поколеблет Церковь Всероссийскую, - положение Ее сделает еще более запутанным. … Если Собор будет совершаться под влиянием интриги и уклонится от цели Богоугождения к цели человекоугодия, то лучше не быть ему: столько он принесет вреда…». (1)

Проблема соборного разрешения возникших церковных вопросов волновала и Государя Николая Александровича, Он считал необходимым созыв Поместного Собора. В 1904 году Он писал водном из писем к К.П. Победоносцеву: «Само собой возникает мысль о Всероссийском поместном соборе, мысль, которая уже давно таится у меня в душе.  По многим другим вопросам нашей церковной жизни обсуждение их Поместными Соборами внесло бы мир и успокоение, притом правильным историческим путем, в полном соответствии с преданиями нашей Православной Церкви». (2)

Подготовка к Собору активизировалась в 1905 году. В феврале 1905 года по указанию митрополита Антония (Вадковского) была составлена записка-меморандум, в которой был изложен проект возможных преобразований в церковной жизни, где указывалось на необходимость созыва Собора без участия представителей правительства.  31 марта 1905 года рядом иерархов был составлен Всеподданейший доклад Священного Синода, в котором Государя настойчиво просили созвать в ближайшее время Собор, а также передать всю полноту власти в Церкви и право созывать соборы исключительно митрополитам и Патриарху. Особо обращаю внимание всех, что это обращение горячо поддержал далекий от вопросов религии причисляемый к масонам С.Ю. Витте, который даже подал Государю записку "О современном положении Православной Церкви". В ней Витте подверг резкой критике обер-прокурорскую систему. КП. Победоносцев, соответственно, в своих "Соображениях по вопросам о желательности преобразований в Православной Церкви" утверждал, что Патриаршество противоречит соборности и приведет привести к определенной форме папизма (элементы реализации чего мы наблюдаем сейчас!). Т.е., как отмечает С.В. Фомин, фактически может привести к возможности установлению на практике неканонической четвертой степени священства (3).

В ответ на разсылку Синодом в начале 1905 года среди епископов анкеты о желательности преобразовании и реформ в Церкви большинство епископов категорически выступило в их пользу. Особенно выступал против обер-прокурорской системы архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий). Однако требование об отмене обер-прокурорской системы сочеталось  с другими, весьма неоднозначными, а порой и опасными настроениями. Так, из 28 епископов – 8 были за использование во время богослужений русского языка вместо церковнославянского, 18 считало, что церковнославянский язык «надо сильно модернизировать» и лишь 2 полагали, что вопрос требует тщательного обсуждения. При этом категорически в защиту церковнославянского языка не вступило ни один священник! (4)

Тем не менее, один из путей преодоления смуты Государь надеялся получить через усиление роли Церкви. В этих целях Государь 16 января 1906 года утвердил состав Предсоборного Присутствия во главе с митрополитом Петербургским Антонием (Вадковским). Оно открылось 6 марта 1906 года в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга и продемонстрировало противоречии и расхождения среди духовенства. Причем значительная часть духовенства было открытыми сторонниками смуты. Отказ председательствующего на заседании митрополита Антония от безусловной поддержки Союза Русского Народа стал поводом для резких статей в некоторых печатных органах с обвинением митрополита в измене Царю. В адрес Синода пришло письмо подписанное "Русские люди", в нем говорилось:

«Правительствующий Синод, водимый политикой поставленного временщика Витте, ринулся в авантюру, пошел по новым рельсам. На пути этом он теперь более, чем когда либо утрачивает звание Святейшего и отныне заслуживает титул Подлейшего. Подлое дело рук ваших, отцы несчастного стада: вступили вы в союз с предателем Витте и выступили лжецами, объясняя, что Самодержец остается таковым, что от Его воли зависит утверждать законы, но вы умолчали, что не утвердить Он не может. Прельщаете еще какой-то "новой духовной свободой" - свободой совести. Вы это видимо доказали своим позорным посланием, освободившись от совести и приняв на себя скверное подлое дело – морочить паству. Что толкнуло вас именно теперь обращаться к Православному народу? Почему не обратились вы, когда брожение только начиналось? Отчего не показалась вам греховной всеобщая забастовка, вследствие которой осуждены были на всякие страдания сотни тысяч голодающего народа? Где была ваша совесть, когда вы молчали на преступную деятельность словом и делом анафемских Петрова, Антонина, Исидора, разных дерзких попов Москвы и Петербурга? Деятельность этой сволочи вам была безразлична? А военные неудачи вас ни к чему не побуждали? Вы не находили нужным немедленно обратиться к пастве с посланием для поддержания угасшего русского самосознания? Теперь вы почли себя обязанными выступить адвокатами жидов и крамольников. Вы своими деревянными сердцами, мелкими душонками и жидкими мозгами не сумели себе объяснить порыва народного, ищущего истинной свободы от порабощения жидами, интеллигентами и иноверцами. РУССКИЕ ЛЮДИ».(5)

Когда 16 октября 1905 года архиепископ Никон (Рождественский) выступил на страницах газеты "Московские ведомости" со статьей "Что нам делать в эти тревожные дни?", в которой подверг гневному обличению революционеров и призвал русский народ сплотиться вокруг Царя и Родины, на него обрушилась целая волна оскорблений и нападок левой печати, требовавшей наказания архиепископа Никона. Архиепископ Антоний (Храповицкий) выслал Никона из Москвы, что вызвало горечь и недоумения тех, кто был противником революции.

По мере работы Присутствия страсти накалялись. Никакого единства, вдумчивой и спокойной работы в Присутствии не наблюдалось. Главное к чему пришло Присутствие – это настойчивое требование восстановление Патриаршества и выхода Церкви из-под контроля власти Самодержавия (6). Т.е. обращаю внимание всех, что фактически, по-существу, вопрос Присутствием ставился об отделении Церкви от Государства, об освобождении Церкви от какого-либо влияния Помазанника Божия, который мистически и должен являться Главой Церкви. Речь шла о введении республиканских начал в Церковь и общество, фактически при этом неизбежно было введение так называемой «свободы совести».

Подтверждением этого является предложение Присутствия (уточняю, что это собрание представителей всей Церкви, состав которого утвержден Государем!) об изменении основных Законов Российской Империи, касающихся Церкви и, в первую очередь, той их части, которая касалась роли Самодержца. Закон Российской Империи гласил: «Император есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры». Присутствие предлагало изменить эту формулировку на следующую: «Император как Православный Государь является верховным покровителем Православной Церкви и охранителем ее благопорядка». (7) Таким образом, Предсоборное Присутствие продемонстрировало непонимание духовной основы, сути и роли Самодержавия, непонимание смысла служения Помазанника Божия и взаимоотношений Его со Своим народом и Церковью. Государь понимал это, как понимал он и то, что само по себе  восстановление Патриаршества не принесет изменения к лучшему. (8)

По мнению С.В. Фомина две причины заставили Царя-Мученика медлить с открытием Собора.

«Прежде всего речь идет о протестантских тенденциях епископата, которые Государю стали ясны после ознакомления с  изданными в начале 1906 года четырехтомными "Отзывами епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе". Не менее сильное впечатление, вероятно, получил Он от журналов и протоколов Предсоборного присутствия 1906 года и от материалов Предсоборного Совещания 1912-1914 гг. Дальнейшие события лишь подтвердили верность позиции Императора Николая II. Имеем в виду поведение большинства православных иерархов в феврале-марте 1917 г., решения Собора 1917-1918 гг., к счастью для Церкви, так и оставшиеся лишь на бумаге, и, наконец, пресловутое "обновленчество"». (9)

Вторая причина – это правовые реалии, возникшие после хитроумно вырванного с помощью изменника Витте у Государя манифеста 17 октября 1905 года, в ходе реализации которого неизбежно складывалась ситуация когда Церковь оказывалась в подчиненном положении по отношению к учреждениям (Государственной Думе и другим), в  которых между прочими были представители не только православных исповеданий, но и нехристианских религий. Проводить в таких условиях Собор значило определенным образом ставить его проведение (и сами выборы Патриарха) под контроль Государственной Думы, нелояльной Государю и Церкви.  Тем самым мы в очередной раз приходим к вопросу о "свободе совести" и обмирщению общества. Но об этом не задумывались церковные иерархи. (10)

К сожалению, большинство тогдашних церковных иерархов и многие священнослужители понимали Самодержавие как политический принцип, не желая или не умея увидеть его духовное, мистическое наполнение служения Самодержца как Помазанника Божия, указывая, что слово "Священный" в наименовании прав и титулов Самодержца не несет юридического содержания. (11)

Исследователь канонического права Н.С. Суворов по этому поводу писал: «Между Царем и Самодержавием, как осознанным принципом русского публичного права, и между усвоением Царю высшей церковно-правительственной власти есть необходимо соотношение: русский народ, политически управляемый Самодержавным Царем, как верховной правительственной властью, поскольку этот же самый народ составляет Русскую Православную Церковь, не может допустить существования в Русской земле другой юридической власти, независимой от Самодержавного Царя». (12)

Таким образом, борьба за восстановление Патриаршества в ту пору по существу была борьбой политической, борьбой в конечном счете, за уничтожение Богоустановленной Самодержавной Монархии в России (а значит, и богоборческой!), за устранение власти Русского Православного Царя не только в Церкви, но и в государстве.

Был ли выход из этой ситуации? Безусловно, был. И здесь мы переходим ко второму вопросу нашей работы: Государь, Церковь и Патриаршество.

 

2. Государь, Церковь и Патриаршество

Речь идет о решении Государя, приняв монашеский постриг, взять на Себя бремя Патриаршества.

Об этом решении в настоящее время уже собрано достаточное количество свидетельств, чтобы считать его достоверным и реально принятым Государем. По недостатку места они здесь не описываются. В частности, в различных публикациях об этом имеются свидетельства Б. Потоцкого, Н.Д. Жевахова, С.А. Нилуса, Е.Е. Алферьева, М.И. Воронцовой-Дашковой, епископа  Василия (Родзянко) – внука последнего председателя Государственной Думы со слов своего деда. Воспоминания и свидетельства в части предложения Государя к архиереям о своем вступлении в монашество и восхождении на трон Патриарха относят их к периоду 1905–1906 годов.

Известно и об истоках замысла Государя стать Патриархом. Об этом было опубликовано свидетельство внучки архитектора-художника Владимiра Николаевича Максимова (1882–17.12.1942), полностью спроектировавшего пещерный храм преподобного Серафима Саровского в Царском Селе и казармы, – Н.К. Смирновой. По ее словам, в известном письме, полученном Царем-Мучеником по время прославления преподобного Серафима «давался совет, как можно удержать Россию над пропастью – отказаться Государю и Государыне от личного счастья, принять монашеский постриг, Государю же – патриаршество и регентство над сыном, как это было при избрании на Царство первого Романова – Михаила».(13)

Таким образом, сам батюшка Серафим не только предстательствовал перед Господом о даровании Царской Семье Наследника, но и дерзаю полагать, по Божьему Промыслу, благословил Государя Императора Николая Александровича ко возшествию на патриарший трон в дальнейшее продолжение династии и Царства Русскаго.

По этому поводу протоиерей Лев Лебедев писал:

«Для Государя Николая II воссоздание Патриаршества не было делом простой перемены формы церковного управления. «Просто Патриарх» вместо Синода – это ничего не дает. … Глубоко изучивший историю Патриаршества и принявший идеи взаимоотношений церковной и царской власти Святейшего Патриарха Никона, Царь Николай II понимал, что вся суть дела в том, чтобы Патриарх был таким же главою России, как Царь, только – в духовной области жизни страны, чтобы вместе они отвечали за судьбы России, имея каждый преимущество в своей сфере. Получилось неслитное, но и нераздельное единство церковной и царской власти, соответствующее различию природ Церкви («Царства не от мiра сего») и Государства.  (Царства «от мiра»). Это как дух и плоть... разум духовный (сердечный) и рассудок плотский (мозговой)… Такое единство… как мы помним, было на Руси искони и оно обезпечивало особую крепость всего организма Великороссии. На практике, в условиях 20 века, такие взаимоотношения Патриарха и Царя влекли за собой переделку всей системы церковных и государственных учреждений, их теснейшего взаимодействия. Взаимопроникновения, подобно тому, как это было в 17 веке.

Самым важным делом должен был стать первый переходный период этого грандиозного преобразования. Во главе Церкви, Патриархом, должен был стать человек, пользующийся безспорным единодушным признанием народа, имеющий опыт  ведения больших государственных дел и имеющий реальную власть вести и эти и церковные дела. В среде русских архиереев такого человека не было…

Таким человеком тогда был только сам Государь Николай Второй. Он это понял, увидел и в опасный момент новой смуты, начавшейся в 1905 году, решил взять на себя руководство великим преобразованием жизни, полную ответственность за него! Можно представить, что получилось бы в случае осуществления замысла. Воссоздалась бы не только симфония церковной и царской власти  (хотя и это очень важно само по себе), воссоздался бы, минуя "общественность" и столь нужный совет Царя с Землей (через Церковь).

В то время Церковь… была великой общественной силой и от нее исходили действительные и действенные Божии силы, силы Духа Святаго, которыми реально жил и дышал народ! Поскольку первое время, до совершеннолетия Сына, Царь, став Патриархом, фактически продолжал бы править страной, он соединил бы в своем лице силы Церкви и силы государственной власти (со всеми ее учреждениями). Тогда возникло бы то положение, которое Промыслом Божиим имело место при первом Романове…

Смыкалась связь времен!..

Великороссия могла вернуться в то состояние, в котором, в XVII веке, она была не только Третий Рим, но и еще и Новый Иерусалим! Но теперь, в ХХ веке, это был бы Иерусалим, оснащенный всей мощью современной индустрии и вооружений, уже как мы видели, возымевший реально власть влиять на дела мiровые (если только не руководить ими!), мiром знаемый и признаваемый,  как одна из самых великих держав! Ради этого Русский Царь и Царица, безгранично любящие друг друга, молодые (Ему шел 37-й,  а Ей - 33-й год!) согласились прекратить супружескую жизнь, пожертвовать ею…

Царь понял, что не только мiрская, но и церковная общественность в лице иерархии Церкви не готова принять  Его предложения, не может понять сейчас значение замысла и оценить перспективу…

А Российские архиереи, словно напуганные тем, что Царь станет Патриархом, не сговариваясь молчали и обсуждали все что угодно, только не это предложение…». (14)

В дневнике Государя имеются неоднократные записи о встречах с архиереями. Часть свидетельств о предложении Государя архиереям о принятии Им монашества с восхождением на трон Патриарха относят такое предложение на 27 декабря 1905 года. Возможно, исходя  из режима встреч Государя с архиереями, это вопрос озвучивался дополнительно.

Таким образом, архиереи имели в своем распоряжении период времени не менее 7 лет, чтобы иметь возможность взвесить и оценить все величие предложения Государя. Однако, увы… Что это?

Такое непонимание-отталкивание наблюдается и далее. При этом даже находясь в эмиграции, некоторые бывшие царские архиереи действиями подтверждали свои грехи клятвопреступления перед Государем.

Тогда что же можно сказать о Церкви в Советском Союзе и у нас в России, в том числе по настоящее время!

В частности, первоиерарх Зарубежной Церкви Антоний (Храповицкий) совсем не так положительно относился к Царственным Мученикам, как это часто представляют.

В своем ответе на вопрос югославского публициста г. Н. Павловича о прославлении Царя Мученика и причислении Его к лику святых, опубликованном в 1931 году в белградской православно-монархической газете "Царский вестник" владыка Антоний (Храповицкий) наряду с внешними дифирамбами в адрес Государя буквально отвечал следующее:

«Письмо Ваше меня настолько удивило, что я не сразу поверил в его искренность и принял за шутку, пока мои друзья не пояснили мне, что оно написано искренно и серьезно. …

Несомненно, наш возлюбленный Государь Николай Александрович был искренно верующим православным христианином, хотя, к сожалению, далеко не чуждым различного рода суевериям, например, магнетизму, спиритизму и.т.п. ...» (15)

Рядом с этими словами можно поставить разве только лишь заявления современных безумных хулителей Государя, в том числе и в церковной среде о том, что Государь, дескать, не покаялся в своем отречении от престола. Имена их сейчас называть не будем.

Но от исполнения пророческого благословения полученного в Дивееве, Царственные Мученики не отказались и позднее, уже после того, как архиереи "промолчали" в период 1905-1906 годов.

Ряд историков обоснованно считают, что отвергнутая членами Священного Синода жертва Царственных Мучеников была попыткой преодоления трагического для Русского Царства личного разлома двоицы Царя Алексея Михайловича и Патриарха Никона, отозвавшегося в середине XVII века Церковным расколом. Попытка, к несчастью неудачная (но не по вине Царственных Мучеников). Так и не удалось в начале ХХ века сойти с дороги, приведшей нас из XVII века прямехонько к 1917 году. (16).

Таким образом, принятие Патриаршества Государем на духовном, мистическом уровне преодолевало все Церковные и властные нестроения, накопленные в России с XVII века за 250 лет (раскол, реформы Петра I, и т.д. вплоть до начала ХХ века)!!!  Однако, этот шанс использован не был.

И вина за это полагаю, возлагается на тех архиереев, которые отвергли предложение Государя, так и не вернувшись к его обсуждению в период с 1906 по 1914 годы. Хотя вопросы созыва Поместного Собора и подготовки к нему поднимались и отрабатывались еще и в период 1912–1913 годов. В 1912 году по воле Государя было создано постоянное Предсоборное Присутствие. Тем самым Государь не терял надежды на вразумление архипастырей и духовенства Русской Церкви. И на самом деле следует полагать, что такая возможность еще не была утрачена. Развитие Церкви и государства по этому пути реально могло бы либо вообще предотвратить как войну 1914 года, так и события 1917 года либо направить ход событий в ином русле без наступления столь тяжких известных последствий.

Но не было архиерейской воли на это! Воля была обратная!

И предложение Государя о восхождении Его на трон Патриарха, судя по всему, в том числе и по последующим событиям, довольно сильно задело, если не сказать больше, многих из архиереев. Многие из них посчитали предложение Государя посягательством на права Церкви, ее независимость и самостоятельность, тем самым подтвердив вывод о недостаточном православном понимании природы Царской власти и служения Помазанника Божия как Церкви, так и Своему народу.

Уязвленность  выразилась как в декларации Синода от марта 1917 года, так и в прямых последующих заявлениях архиереев о том, что Государь был свергнут с престола и отрешен от власти по Промыслу Божию в связи со своими попытками получить власть над Церковью.

Какие безумцы!!!

Таким образом, массовый настрой среди верхов духовенства Православной Российской Церкви на отступление от Государя и отказ от исполнения Его воли сложился не в 1917 году, а значительно ранее. 1917 год стал развязкой, видимым проявлением в духовенстве уже ранее с формировавшегося духовного настроя.

 

3. Предательство в 1917-1918 годах и предпосылки к декларации митрополита Сергия (Страгородского) от 1927 года.

Теперь настало время рассмотреть вопрос о том как, в каких формах и в каких действиях проявлялся этот ранее сформировавшийся настрой в период 1917-1918 годов.

Первыми актами Синода после появления документов от имени Государя и Его брата стали определение Святейшего синода от 6 марта 1917 года № 1207 «Об обнародовании в православных храмах актов 2 и 3 марта 1917 года» с указанием о том, чтобы эти акты «принять к сведению и исполнению и объявить во всех православных храмах … с совершением молебствования Господу Богу … с возглашением многолетия Богохранимой Державе Российской и Благоверному Временному Правительству ея» и телеграмма от 6 марта 1917 года с распоряжением первенствующего члена Синода митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского) «моления следует возносить за Богохранимую Державу Российскую и за Благоверное Временное Правительство ея». (17) Телеграмма была подтверждена определением Синода № 1226 от 7-8 марта 1917 года. (18)

Определение № 1207 подписали все члены Синода кроме митрополита Петроградского и Ладожского Питирима (Окнова) который 1 марта 1917 года был арестован как представитель прежней власти и ставленник Г.Е. Распутина и затем принудительно отправлен на покой.

Персонально определение Синода подписали:

Владимир (Богоявленский) митрополит Киевский;
Макарий (Парвицкий-Невский) митрополит Московский;
Сергий (Страгородский) архиепископ Финляндский;
Тихон (Белавин) архиепископ Литовский;
Арсений (Стадницкий) архиепископ Новгородский;
Михаил (Ермаков) архиепископ Гродненский;
Иоаким (Левицкий) архиепископ Нижегородский;
Василий (Богоявленский), архиепископ Черниговский;
Протопресвитер (придворного духовенства) Александр Дернов;
Протопресвитер (военного и морского духовенства) Георгий Шавельский.

Тем самым с учетом факта ареста митрополита Питирима следует признать, что указанная группа архиереев уже заранее была готова на совершение клятвопреступления, какими бы внешними и внутренними причинами о «благе России», «спокойствии в государстве», «утишении страстей» это преступление не оправдывалось.

На следующий день, 7 марта 1917 года Синод  выносит определение № 1223 «Об исправлении богослужебных чинов ввиду происшедшей перемены в государственном управлении». Указанным определением была создана комиссия по исправлению богослужебных книг и молитвословий. Как вы думаете, кто был назначен председателем этой комиссии? Архиепископ Сергий (Страгородский). Это определение подписано теми же членами Синода, которые подписали определение № 1207 от 6 марта 1917 года.

Интересное совпадение, не правда ли? Полагаю, для объективного историка Церкви будет весьма интересен вопрос о причинах назначения Сергия (Страгородского) председателем комиссии. С учетом имеющейся информации о контактах митрополита Сергия с Витте в период 1905-1906 годов, полагаю, что здесь имело место влияние "закулисы" через конкретных членов Думы и Временного Правительства. Сергию же было поручено составление новых текстов присяги как для всех категорий священнослужителей, так и для мiрян.

Определением № 1277 от 9 марта 1917 года Синод утверждает новую форму присяги на верность государству (Временному правительству) для лиц православного вероисповедания и утверждает текст послания ко всероссийской пастве, в котором указывает:

«Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни… 

… доверьтесь Временному правительству, все вместе и каждый в отдельности приложите все усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворении новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинно свободы, счастья и славы». (19)

 Однако, далеко не все люди положительно восприняли эти действия. Так сразу же в марте 1917 года в Синод и архиереям стали направляться большое количество писем с недоумениями и с прямым несогласием с действиями Синода как высшего органа духовной власти, указывавшими Синоду в том числе и на недопустимость отказа от присяги Государю. Среди таких писем были обращение от Одесского Союза русских людей имеющих подразделения в других губерниях России, от крестьян, от различных объединившихся групп православных  христиан. (20) Однако Синод либо игнорировал эти письма и заявления либо "спускал их на тормозах" попросту забалтывая вопросы. (21)

Причины такого отношения Синода и многих архиереев к голосу народа на мой взгляд хорошо отражены в письмах и телеграммах епископа Уфимского и Мензелинского Андрея (князя Ухтомского), которого некоторые ревнители и обличители ставят в пример для подражания. В начале февраля 1917 года, т.е. еще до переворота, он писал в телеграмме в адрес Родзянко «…Не могу удержаться, чтобы не выразить вам пожелания полной победы над лукавыми властолюбцами, убивающими народное доверие к власти». (22) В статье "Нравственный смысл современных великих событий" в первой половине марта он писал:

«…для успокоения смущенных совестей я и хочу сказать несколько слов.

Прежде всего хочу сказать, что ни о какой «присяге» не может быть речи. Отречение от престола Николая Второго освобождает его бывших подданных от присяги ему. Но кроме того, всякий православный христианин должен помнить слова одного церковного песнопения, что «если ты клялся, но не о добре клялся, тот лучше тебе нарушить клятву, чем сотворить зло.» [!!! - какова степень отступничества и слепоты. – И.Ю.]…

Теперь хочу сказать о той катастрофе, которая постигла только что отошедший в область истории режим. Как это могло случиться?...

Мое мнение таково: это случилось потому, что режим правительства был в последнее время безпринципный, грешный безнравственный. Самодержавие русских царей выродилось сначала в самовластие, превосходившее все вероятия… Самодержавие не охраняло чистоты Православия и народной совести, а держало св. Церковь на положении наемного слуги. Церковь обратилась сначала в ведомство православного исповедания, а потом просто в победоносцевское ведомство…. Это доставило тяжкую скорбь людям серьезным и верующим, легкомысленным и скалозубам давало много пищи для издевательства над святостью Церкви.

Но за последние три года Церковь подверглась явному глумлению. … Она была почти официально заменена разными пройдохами, ханжами, старцами-шантажистами [вероятно, это о Г.Е. Распутине. – И.Ю.] и.т.д. С голосом Церкви не только не считались, но явно им пренебрегали. Этого мало: была сделана попытка ввести в иерархию лиц определенно предосудительного поведения [Не об арестованном ли Временным Правительством митрополите Питириме эти слова? – И.Ю.].

И вот рухнула власть, отвернувшаяся от Церкви [какая ложь и непонимание! – И.Ю.], Свершился суд Божий. … Освободилась [!!!] от гнета государства Христова соборная Церковь».  (23) И так думали многие архиереи и священники!

Таким образом, мы видим не только полное непонимание природы Царской  власти и взаимоотношений Церкви и Помазанника, но и искаженное восприятие тогдашней исторической и духовной реальности со стороны большинства священнослужителей 1917 года. Совокупность непонимания, личных амбиций, уязвленного самолюбия дала нам предательство. Впрочем, Иудин грех также был совершен от гордости.

Они забыли слова святого преподобного Иоанна Кронштадского. Впрочем, для них он святым и не был, а был лишь одним из подчиненных священников.

В уточнение можно отметить, что активно распространявшиеся перед переворотом слухи о неких претензиях Императрицы на Верховную власть есть отголосок непонятого и непринятого предложения о Ее регентстве при малолетнем Государе Алексии Николаевиче. (24)

Нельзя не остановиться и на предательских действия Поместного Собора, никак не прореагировавшего на отрешение Государя от Верховной власти. Олег Трофименко в своей книге "Диагноз зарубежного раскола" по этому вопросу писал:

«Когда вся Русская Держава оказалась на самом краю пропасти, которую не замечала лишь совершенно ослепшая интеллигенция, утратившая и совесть и царя в голове, когда над нацией уже был занесен кровавый меч Ангела-Истребителя, последней надеждой России стал Всероссийский Собор, самый представительный за всю историю Церкви, когда весь народ православный отправил своих лучших сынов (делегатов), выборных из всех сословий и вверил им судьбу Отечества, дабы властью вязать и решить, данной от Бога, Церковь спасла от неминуемой гибели возлюбленную Россию. Собор собрался в августе 17-го, когда у власти в стране стояло совершенно безумное, бессовестное и беззаконное Временное правительство.

Только что, в конце июля завершилось позорнейшее судебное разбирательство над Божественным Помазанником. Решением Верховного Суда Государь и Государыня признаются невиновными, и, тем не менее, совершенно беззаконно оставляются не только под стражей, но и препровождаются в ссылку всем семейством с детьми, имущество подвергается конфискации. Где, в какой безумной и пребеззаконной стране позволено было бы подобное глумление над простым гражданином, признанным невиновным! Но это происходит в Православной России и не над простым гражданином, за которого Собор должен был бы заступиться прежде всех своих заседаний, а над дарованным Богом Царем Православным (в отличие от патриарха, которого выбирают люди). Царь Православный (по древне-халдейски — Иудейский) — вот подлинная вина, по которой Государь-мученик отправился на русскую Голгофу; это та же вина, которая была надписана на Кресте Царя Православного (Иудейского) Иисуса Христа, чьим Живым Образом является Царь земной. А потому, цареубийство является самой крайней и изуверской формой проклятого иконоборчества.

И вот в такой страшной, грозящей скорым Божественным проклятием, обстановке открывается Собор, который по необъяснимому безумию сергиан именуется православным, а благочестивейшим митрополитом Московским Макарием — либеральным сборищем. Нет, не провозгласил собор анафем на иуд, стоящих у власти, не ударил в великий всероссийский набат, не призвал к всенародному покаянному крестному ходу в ссылку к Государю с молитвой вернуться Помазаннику на Святой Престол, как некогда пошли наши предки в Александровскую слободу за убежавшим с Престола Государем Иоанном Грозным и простояли на январском морозе трое суток, умоляя Самодержца вернуться на Трон. Ни единого слова осуждения всеобщему беззаконию со стороны Собора.

Напротив, открытие и все последующие заседания проходят в безумно приподнятом тоне, соборные выступления и резолюции напоминают скорее партийно-конституционные, чем пастырско-православные. На фоне всероссийского предательства перед Монархом, собор пошел на акт совершенной, в данных условиях, измены — выборы Патриарха. Все это выглядело, как пир во время чумы. Конечно, этот тон уже нельзя сравнить с мартовскими епархиальными заседаниями, переполненными революционными бравадами по поводу «долгожданного освобождения церкви от царской тирании», «спадения оков ненавистного режима». Многих уже лично коснулись массовые расправы с городовыми, с офицерами, изуродованными разбушевавшейся матросней и солдатней. Сдержаннее звучали дифирамбы правительству, разлагавшему Армию, Флот и Государство (уже без Государя). И все-таки, пока вдруг не разверзлась черная пасть большевистского террора в конце года, Собор в своей необъяснимой слепоте ни словом не обмолвился о происходящем в Православной Всероссийской пастве. Октябрьскую революцию Собор вообще "проспал" не заметив ее никак, даже арест таких иерархов как Митрополита Московского и Митрополита Петроградского Собор не удосужился хоть как-то опротестовать. Он занимался вопросами клиросного пения. Но когда начались аресты и расстрелы в декабре, соборяне вдруг почувствовали серьезную опасность. И только после варварского расстрела Митрополита Киевского Владимира, новоизбранный Патриарх будущий Святой Исповедник в январе 1918 года наконец, произнес первую (и последнюю) Анафему на большевиков. Хотя кому она могла уже помочь? Если ты позволил врагу беспрепятственно войти в твой дом, помог ему даже в этом, позволил вдоволь надругаться над собственными святынями, детьми, женой, то что потом пользы от твоих проклятий. Это уже была Голгофа с биением персей, и метанием серебра перед синедрионом, и повешанием с разверзанием чрева и горький плач раскаяния. Каждый мог выбрать по своей совести либо участь Иуды, либо Апостола Петра, либо Иосифа Аримофейского, либо Ирода, Анны и Каиафы. А вот Гефсимания уже была к 1918 году позади на целых несколько месяцев, когда Русский путь был еще не приговорен. Господь ожидал покаяния России и покаяние это должно было прозвучать именно на Соборе. А потому именно Собор и решил судьбу миллионов душ в вечности, когда на одного исповедника и мученика, ушедшего в Царство Света, приходится больше тысячи отправившихся в царство тьмы. А после 1927 года эти тысячи исчисляются миллионами. Ежедневно и ежечасно, ежеминутно и ежесекундно поглощает ненасытное чрево Ада бессмертные души сынов человеческих. Интересно, начнут когда-либо наемники-архиереи понимать свою величайшую ответственность перед Богом и людьми, а наипаче перед своей бесконечной душой? Или так и будут беспокоиться только о своем авторитете да комфорте?

Именно на этом Соборе лежит тяжкая ответственность за Ипатьевский подвал, явившийся естественным завершением Тобольска, на который Собор закрыл глаза, умыл руки и дал свое молчаливое соизволение на муки и смерть Помазанника. А потому самые страшные слова в Декларации Сергия были не просто дань страха иудейского тов. Тучкову, а подлинным согласием, свободным выбором между Христом и Велиаром, они были закономерным итогом собора. Вот эти слова: «...просто убийство, подобное Варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас». Этим выстрелом русского юноши был убит Советский посланник Войков (Пинкус Вайнер), убийца Царской Семьи и расчленитель их Святых тел. Таким образом Сергий сознательно и публично соединил себя и свой синод с убийцами Помазанника (Христа), причем не сказал, как бы в нас, а именно в нас. И это чистая правда». (25)

Необходимо отметить, что к числу обсуждаемых Собором тем относились не только вопросы клиросного пения (это еще ладно), но и такие вопросы, как размеры материального вознаграждения священнослужителей и т.п. При открытии Собора и на ряде его заседаний присутствовал масон Керенский, который поставил условием его проведения отказ от обсуждения политических вопросов. Тем самым Собор фактически проводился под контролем и руководством богоборческого Временного Правительства и "закулисы".

У участников Собора не хватило духовного ведения и разумения понять, что вопрос служения Самодержавного Помазанника есть прежде всего духовный вопрос, вопрос Божьего водительства над народом. Эта слепота сыграла роковую роль прежде всего в отношении самой Церкви, а следом и в отношении всего народа. Одним из весьма немногих участников Собора (чуть ли не единственным), пытавшимся поднять этот вопрос, был священник Иоанн Восторгов.

Тем самым в 1917 году произошло массовое клятвопреступление подавляющего большинства народа Российской Империи. Это клятвопреступление касается не только нарушения присяги, приносимой каждым служащим гражданином Российской Империи в день своего совершеннолетия, но и, прежде всего, нарушением  Соборной Клятвы всего русского народа 1613 года. Как мы знаем из содержания этой Клятвы вечной проклятие и отверждение от Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы заповедано тем, кто отступит от Царствующего Дома Романовых. По настоящее время нет никакого Церковного либо светского акта, освобождающего нас от действия этой клятвы.  То есть все мы, дорогие братья и сестры по сей день находимся под этим проклятием! Так покаемся же и принесем достойный плод покаяния!

Таким образом, позволю себе сделать вывод о том, что корнем событий 1917 года явилось обмирщение Церкви и отступление от истинного православного служения как архиереев, так и священников. Разумеется, не всех. Но была переполнена та чаша, превышена та критическая масса греха и отступничества, после переполнения и превышения которых прежняя жизнь в России в очах Божьих стала невозможна. Поэтому полагаю, что нам всем необходимо соборное покаяние, включая в первую очередь общее церковное покаяние с отвержением от себя преступных действий тогдашних священнослужителей и архиереев, без которого реально воскресение становится проблематичным либо требует значительно большего народного усердия. Считаю, что мы обязаны осознать этот грех и начать его изживание.

В заключение в отношении событий 1917 года и о последующих событиях по настоящее время хочу привести некоторые высказывания Блаженной Пелагеи Рязанской, которая  говорила:

«Первосвященники при помощи помещиков свергли Царя! - говорила Пелагия Рязанская, - за это их постигло: кровь, мучения, смерть! Их судьба за гробом - огонь вечный! Скажете - неправда?! Да, правда! Священство долго рубило тот сук, на котором сидело, и поэтому, - говорила блаженная Пелагия, - великое множество духовенства приняли страшные мучения и, несмотря на мученическую кончину, отправились в ад! Ведь они освобождали от Помазанника Божия земной престол - для антихриста. Христиане, сделайте себе вывод. Наставляйте друг друга, назидайте один другого - это слова Апостола (Фес. 5; 11, Евр. 3; 11. 10; 25). А то ведь рта боитесь раскрыть! - говорила Пелагия слепенькая подвижница.

Владыки сами сократили свою присягу, чтобы не служить Царю и не учить этому народ! Разве духовенство не знает, что этого делать нельзя?! Знают, но умышленно делают! Предантихристово священство все почти погибнет - огонь вечный!»

Таким образом, из этих слов можно сделать вывод, с которым сам лично полностью согласен, что нераскаянный грех клятвопреступления перед Помазанником не искупается даже мученической смертью.

Не дерзаю предсказывать волю Божию в отношении конкретных лиц, но тем не менее полагаю, что слова Блаженной Пелагеи весьма и весьма актуальны и по существу верны. В том числе и в отношении современного времени, конкретных представителей как мiрской, так и церковной иерархии.

Пелагия Рязанская предсказывала: «священство поведет народ в ад! У них в этом будет необходимость. Шли бы сами в ад, а народ пожалели бы?!

Большинство духовенства желает создать особую церковь по разуму человеческому, чтобы не славить Христа небесного!

Святители не желают святить законного Царя! Это и есть отступление от постановления Святого Духа, которое не простится вовек!» (26)

Это как раз то, что мы наблюдаем сегодня в виде нежелания современного церковного аппарата осознать подлинные причины событий 1917 года, реальные события гибели Царской семьи, нежелание каяться за клятвопреступление и отказ прославить Государя и Его Семью в сонме Мучеников, а не Страстотерпцев в 2000 году. И без нашей активности в этом вопросе, уверяю всех, это желание и не возникнет никогда. Их и так все устраивает…

Таким образом, полагаю, что декларация митрополита Сергия (Страгородского) от 1927 года, вокруг которой велись и ведутся сейчас столь напряженные дебаты в православной среде, на самом деле есть только последнее звено в той цепочке клятвопреступлений со стороны представителей Церкви как земной организации, начавшимися задолго до 1917 года. Не вскрыв духовные корни этих событий, не отвернув их и не покаявшись в них, мы никогда не достигнем помощи Божьей в деле воскресения русского народа. Не за что Господу будет помогать нам и не к чему эту помощь Божью приложить.

Так осознаем все и покаемся же дорогие братья и сестры, дабы заслужить помощь Божью! А покаявшись начнем исправлять себя и жизнь нашу!

И.А. Юшта


Источники и ссылки:

1. С.В.Фомин. «На Царской страже». М., "Форум", 2006, С. 20-21. Автор ссылается на книгу: Соколов Л. Святитель Игнатий. Его жизнь, личность и морально аскетические воззрения. М., 2003, Ч. 3. С. 59, 61.

2. П.В. Мультатули. «Строго Господь посещает нас гневом своим…» Император Николай II и революция 1905-1907 гг. С-Пб., "Сатисъ". С. 347. Автор ссылается на книгу: С.В. Фомин, «…И даны будут жене два крыла», с. 526.

3. С.В. Фомин. Указ.соч, с.17-18.

4. П.В. Мультатули. Указ.соч. С. 348. Автор ссылается на источник: Мейендорф П. Литургический путь православной церкви. Лекция памяти А.Шмемана, читанная в Петербурге в 1996 году.

5. РГИА. Ф. 796, оп. 205, д. 250. Ссылка из П.В. Мультатули. Указ. соч. С. 352-353.

6. П.В. Мультатули. Указ.соч. С.353.

7. Протоиерей Георгий Митрофанов. История Русской Православной Церкви 1900-1927 . СПб., "Сатисъ". 2002. С. 40.

8. П.В. Мультатули. Указ.соч. С.354.

9. С.В. Фомин. Указ.соч. С.30.

10. С.В. Фомин. Указ.соч. С.35-36.

11. Н.И. Лазаревский. Лекции по русскому государственному праву. СПб. 1910. Т.1. С.141. Цитата взята из: С.В. Фомин. Указ.соч. С.31.

12. Н.С. Суворов. Учебник церковного права. М., 1902.С.228. Цитата взята из: С.В.Фомин. Указ.соч. С. 32-33.

13. К прославлению Царя-Мученика в России, М. 1999. С. 324. Цитата взята из: С.В.Фомин. Указ.соч. С. 49-50.

14. Протоиерей Лев Лебедев. Великороссия: жизненный путь. СПб. 1999. с.395-398. Цитата взята из: С.В. Фомин. Указ. соч. С. 51-52.

15. Возможно ли причисление Царя Мученика к лику Святых // Царский вестник. Белград. № 153.27.4/10.5.1931.С.3. Цитата взята из: С.В.Фомин: Указ. соч. С.58.

16. С.В.Фомин. Указ.соч. С.60.

17. М.А.Бабкин. Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году // Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви. М. 2006. С. 23-27.

18.М.А.Бабкин. Указ.соч. С. 29.

19. М.А.Бабкин. Указ.соч. С. 32.

20. М.А.Бабкин. Указ.соч. С. 380-388, 390-392 и др.

21. М.А.Бабкин. Указ.соч. С. 392-400.

22. М.А.Бабкин. Указ.соч. С. 86.

23. М.А.Бабкин. Указ.соч. С. 85-86.

24. С.В.Фомин. Указ.соч. С. 58-59.

25. http://www.listok.com/article41a.htm

26. Жизнеописание Блаженной Пелагеи Рязанской.

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=310015


 просмотров: 5600
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:


Алексею2013-06-10
 
Каждому - своё.

 
Алексей2013-04-10
 
бред сумасшедшего, как и вся поповская писанина впрочем..

 
Юшта Игорь Анатольевич2007-06-06
 
Благодарю Вас, Димитрий, за ссылку на хороший материал.

 
р.Б.димитрiй2007-05-22
 
аналогичная мысль: http://www.dukabroker.com

 
Романов С.И.2007-05-18
 
Слова: ...победы государю императру над сопротивные даруяй...

 


Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.