01.10.2006      11332      8
 

«Ставьте вопросы конкретнее»


К КОНЧИНЕ И.С. ГЛАЗУНОВА

Илья Глазунов - художникСкончался художник Илья Сергеевич Глазунов (10.6.1930, Ленинград – 9.7.2017, Москва). Споры о его живописи известны, его упрекали в "плакатности", "связях с КГБ", "антисемитизме" – не стану сейчас в это вдаваться. Он вошел в историю ХХ века как один из ярких основоположников движения в советском истэблишменте, названного "Русской партией", которое отрицало марксистскую идеологию, однако, в отличие от западнического диссидентства, пыталось прорасти через советский строй и переродить советскую интернациональную идеологию в русскую без риска разрушения государства революцией. Благодаря мiровой известности и высоким покровителям художнику многое дозволялось. Он вел себя смело в поездках на Запад, где общался с сотрудниками "Посева" и другими представителями правой русской эмиграции, писал их портреты. Русским национальным объединением в ФРГ была издана книга отзывов на его нашумевшую выставку в манеже в 1978 г., которая стала знаковой для становления русской оппозиции режиму. Предлагаю об этом свою тогдашнюю статью в "Посеве" – одну из первых в моей публицистической деятельности, которой это событие в Москве также дало определенный ориентир: "русское возрождение" – не миф, именно эти силы в Отечестве должна поддерживать русская эмиграция. – МВН, 10.7.2017.


«Посев» (1978. № 10)

«Ставьте вопросы конкретнее»

(О выставке художника И. Глазунова)

Со 2 июня по 2 июля этого [1978] года в Манеже – Центральном выставочном зале Москвы – состоялась выставка картин художника Ильи Глазунова. На выставке было представлено более 400 картин, большей частью на русские исторические, национальные и религиозные темы, отличающие творчество этого художника. В течение месяца Манеж посетило более полумиллиона человек, в том числе и много приезжих с разных концов страны, которые оставили в книге отзывов несколько тысяч записей. Копия этой книги отзывов попала и на Запад (отдельные выдержки из нее опубликованы в "Публицистической тетради" № 5 Российского национального объединения в ФРГ, которыми мы и воспользовались в данном обзоре). Эти отклики интересны как документ, свидетельствующий о росте русского национального самосознания, с которым теперь необходимо считаться всем – и его сторонникам, и противникам.

Выставка Глазунова никого не оставила равнодушным, в том числе и критиков как с официальных советских позиций, так и с иных (например, профессиональные искусствоведы критиковали несколько плакатную манеру письма художника). Однако положительные и часто восторженные отзывы, относящиеся, как правило, к самому содержанию картин, составили подавляющее большинство. Не касаясь здесь художественной стороны творчества Глазунова, обратим внимание лишь на то, как сюжеты и общая направленность картин были восприняты зрителями. Из "Публицистической тетради" РНО мы взяли лишь несколько откликов, отражающих разные мнения.

+ + +

— "Кто прячет от народа Глазунова? Почему?"

— "Такого паломничества не было ни на одну выставку. Люди стоят в очереди по 5-7 часов… Позор Академии художеств за то, что до сих пор не показывали эти чудесные картины…" (Канд. хим. наук Никитенков В.Е.).

— "Какую-нибудь очередную бездарность типа Иогансона, Бродского и тому подобных превозносят до небес за малярно-деляческие заслуги, производят в академики, улицы называют именем… Жизнь сама сгребет эту кучу на помойку истории, но пока они живут, благоденствуют… Обидно за Россию! Засилье "иноземцев": то татары, то немцы, то французы одолевали и разные прочие "шведы". И сколько же сил, мук, а порой и жизней стоило русскому таланту пробиться! И все же мы с Вами, Илья Глазунов, родные не только по крови, по судьбе, но и по Вере – верим, что не поддастся Русский народ духовному рабству…" (Владыченко).

— "В эпоху рыб, набравших от страха воды в рот, в эпоху, когда тысячи душ умирают, не родившись, русскому художнику, русскому писателю, русскому пророку надо спешить. Не хватает времени, за стеной стоят невидимки. Может быть схематично, может быть непрописано. Но, да здравствует великая русская идея, воскресающая, как птица Феникс!!!" (Группа русской молодежи).

— "Современники, как правило, удивляются и не верят. Но потомки, История, вдруг видят, что великий художник, оказывается, получился не случайно, не вдруг, а именно в тот момент, когда это исторически необходимо. Вы и Ваше искусство нужны сейчас как воздух…" (В.К. Москва).

— "Ваша идеология прозрачна и она пугает своей простотой. Вы погромщик – Ильюша".

— "Не надо делать дешевую подделку. Этим самым вы только портите настоящее впечатление о Руси, которое сохранилось у народа… Подумайте, эта ваша наивность, красивость – на простака… это дорога еще глубже в мещанство. Чуть-чуть совсем и я чуть было здесь не увидел лебедей… Зачем вы так жестоко хотите обмануть простого человека. Он ведь и так обманут… Я прошу вас, остановитесь!" (Художник Н.)

— "Неужели Вы не чувствуете нездоровый интерес к Вашей выставке?"

— "Можно понять художника, у которого нет заказов, нет мастерской, его можно понять, а Вы, все имея, продолжаете еще к тому же и лапшу на умы вешать и покупать дешевкой, вроде последних "сюров"…" (Архитектор). Далее следует ответ архитектору: "Разрушитель и грабитель Москвы! Долой ваши коробки!"

— "Ваши картины проповедуют благородство, достоинство, нравственность, которые в век безверия сами становятся огромной силой. Так кто же победит? Неодолимая сила зла или мы — люди? Это зависит только от нас, и ответ каждый даст сам" (г. Свердловск, Уральский политехнический ин-т им. Кирова).

— "Если Вы действительно за Русь и нашу Веру, то низкий Вам поклон" (Волошанов, физик).

— "Из всего тут просмотренного остановились мои глаза только на одном. Видимо, это и есть то, чего все ищут, но никак не могут разобраться. Эта картина говорит прямо: оставьте зло и все плохие дела, которые мешают устремить свои глаза к истине, к высшему стремлению, которое и заключается в Боге, только в Боге. Бог — это высший интеллект, это любовь, любовь ко всему, ко всем, это мир, это спасение из любой ситуации. Это великое счастье, это идеал жизни человека. Это жизнь человека, вечная жизнь…"

— "Большое спасибо Вам, И. Глазунов. Ваши картины спасут от всех бед Россию… Мы, жители России, Вас в обиду не дадим! Всегда поднимем голос в защиту Вашу, в защиту Вашего искусства, кто как может: словами, делами, письмами и т.д." (Инженер Степанов).

— "Это все — Россия. Спасибо Вам. Мы ведь сейчас почти безголосые".

— "Время, быть может, разоблачит колористические недочеты, ошибки, некоторую манерность, даже маньеризм, но глубина мысли, искренность, боль — это пребудет вовеки! За это спасибо!" (К.)

— "Уважаемый Мастер! То, что Вы посвятили русскому народу — реквием по нему. Может быть, иначе Вы поступить не могли. Но Вы единственный русский художник, поднявший национальную тему, так не лишайте надежды" (Архитектор Ключарев).

— "Хотелось бы, чтобы на вашей "Дороге" (1977) прибавилось бы народу. Найдутся у вашего «пророка» и апостолы и те, кто воскликнет не рассуждая: "Верую!" Поэтому, пожалуйста, помните всегда об этой ответственности перед теми, кто пойдет за вами…" (Инженер).

— "Передовую русскую интеллигенцию всегда интересовали вопросы: Кто виноват? Что делать? Если вы себя считаете таковым, ставьте вопросы конкретнее" (А. Алексеев, Ленинград, наб. Обводного кан. д. 8, к.18).

+ + +

Приводя эти отзывы, нельзя не отметить еще один важный аспект выставки И. Глазунова — как своеобразной политической демонстрации, отражающей скрытую борьбу внутри советского руководства. В самом деле, трудно себе представить, чтобы подобное мероприятие было разрешено без вмешательства каких-то влиятельных сил правящего слоя, намеревавшихся таким образом не только прозондировать почву, но и продемонстрировать свою правоту столь же влиятельным оппонентам из другого лагеря в правящем слое, которые сумели оказать открытию выставки весьма сильное сопротивление.

Вероятно, результат этого эксперимента должен придать уверенности тем, кто предлагает спасти режим и свое место у власти, оперевшись на русское национальное чувство (по сталинскому рецепту в годы войны). Такой поворот, несомненно, в интересах каких-то кругов КГБ и связанной с ним национал-большевицкой группировки партии. Однако было бы неверным не видеть в правящем слое и других сил армии, технократии, умеренной части партаппарата, которые по разным причинам также заинтересованы в опоре на национальное чувство и в то же время противостоят КГБ, хотя бы уже из одного инстинкта самосохранения (если история партии вообще чему-нибудь учит, то только этому инстинкту — пишет А. Авторханов). Среди причин национальной ориентации у них: и необходимость укрепления духа армии перед усиливающейся опасностью войны с Китаем; и нежелание приносить национальные интересы России в жертву отжившей идеологии, которая сковывает развитие нашей науки, экономики, мешает поднятию жизненного уровня, вызывает гибельную агрессивность во внешней политике; и общее пробуждение национального самосознания в стране, которое, имея причины культурные, демографические, религиозные, — не может не откликаться и наверху.

И если не с чистым сердцем обращаются к русскому национальному чувству национал-большевики, то другие видят в растущем национальном самосознании единственный в настоящее время наиболее естественный и безболезненный путь к оздоровлению нашей нравственной и физической жизни во всех областях — путь возвращения России к духовным истокам ее исторической культуры и национальной государственности. Это путь преодоления нашей национальной трагедии, начало отсчета которой — 1917 год. Нельзя преодолеть ее забвением чудовищных преступлений советской власти и 60 миллионов ее жертв. Оставшись нераскрытым и неосознанным, это прошлое навсегда отравит глубины нашего национального бытия, и новое поколение, даже если оно внешне будет казаться чистым, вырастет с душою нераскаянной, самоуверенной, неведающей, а, может быть, и с душою циника. Трагедии, подобные нашей, посылаются народам не в забвение, а в урок, а может быть имеют и еще более важный провиденциальный смысл, не разобравшись в котором мы не сможем предотвратить и новые, еще более страшные для всего мира катастрофы.

Именно с таким видением должен подходить к возможным событиям каждый русский человек. Тысячелетняя Россия и русское чувство — это большие ценности, и наша общая задача — приложить все силы к тому, чтобы, обретя их, не отдать тем свиньям, изображенным в "Возвращении", о которых в одном из откликов многозначительно сказано: «лица свиней (сказать рыла не хочется) очень осмысленны…».

Как один из обнадеживающих в этом отношении результатов выставки Глазунова следует отметить религиозное восприятие его картин, среди которых наибольшее внимание было оказано глубоко символичному полотну "Возвращение блудного сына" (См. статью о. Д. Дудко в газете "Русская Мысль" № 3218 от 24.8.78). Религиозное осмысление национально-исторического бытия — не единственный, но, несомненно, наиболее важный критерий подхода к честности тех или иных сил русского национального движения. Это хорошо понимают и "оппоненты" из Политбюро: ведь на этот раз Суворовым и Нахимовым ограничиться не удастся – придется допустить и такие имена, как Леонтьев, Киреевский, Булгаков, Бердяев, Франк — т.е. окончательно похоронить марксистскую идеологию, которая такой конкуренции выдержать просто не способна.. Более того: развитие в этом направлении может пойти само собой даже при небольшом изменении курса власти в эту сторону, если в стране окажется достаточно сильное национально-религиозное движение. Видимо, это обстоятельство и есть главная сдерживающая причина того, что сегодняшние вожди все еще никак не решатся на национальный вариант, так как в своем последовательном осуществлении он никак не совместим с марксистской идеологией, а ведь эта идеология – единственное оправдание тому, что у власти находятся именно они: те, кто эту идеологию и режим строили.

И именно поэтому главный кремлевский идеолог в своем кругу как-то заявил, что даже война с Китаем не заставит его пойти по русскому национальному пути. Именно поэтому медленно умирают в советских лагерях и застенках русские патриоты Огурцов, Осипов, Тимохин, и, говоря как о значительном событии о выставке И. Глазунова, мы о них тоже ни в коем случае не должны забывать.

М. Назаров
Опубликовано в журнале "Посев" (Франкфурт-на-Майне. 1978. № 10. С. 9-11)

И.С. Глазунов в своих поездках на Запад неоднократно встречался с сотрудниками "Посева" и представителями правой русской эмиграции. Копии отзывов в книге посетителей выставки были переданы им О.А. Красовскому (председателю РНО в ФРГ). Описанная выставка И.С. Глазунова была одним из ярких проявлений деятельности тех русских патриотов, которые позже стали называть "Русской партией". Подробнее о ней см. в книге "Вождю Третьего Рима" (гл. IV-7: "Русская партия" и власть). – Прим. 2007.

Илья Глазунов. Мистерия ХХ века. 1978
Илья Глазунов. Мистерия ХХ века. 1978

Илья Глазунов. Вечная Россия (Сто веков). 1988
Илья Глазунов. Вечная Россия (Сто веков). 1988


Оставить свой комментарий
Обсуждение: 8 комментариев
  1. владимир:

    Что ещё за русские?Русские так же гнобят тех,кто что-то создаёт ,как и нерусские.Что за марксистская идея ещё- Маркс вообще не родил ни одной идеи-соединял чужие ,как физик-его товарищ по этносу.Прежде чем коворить о национальных чувствах надо самому покушать и детей накормить — а мы вымираем -детей кормить нечем.

  2. С.В.Зверев:

    Михаил Викторович, когда вы писали о заинтересованности КГБ в выставке Глазунова, вы уже были знакомы с романом В.А.Солоухина "Последняя ступень" или использовали иные источники и логические соображения?

    Крайне интересно, насколько описанные в "Последней ступени" события соответствовали действительности из жизни Глазунова и автора, может быть, вы подскажете какие-либо подробности, раз вы находились тогда в контакте с Солоухиным, писали рецензии на его книги.

  3. МВН - Звереву:

    Я написал в данной заметке не о "заинтересованности КГБ", а об "интересах каких-то кругов КГБ и связанной с ним национал-большевицкой группировки партии". Материалов для размышления об этом было достаточно. Подробнее об этой расстановке сил см. в книге ВТР гл. IV-7. "Русская партия" и власть https://rusidea.org/410407 Лично с Глазуновым я встречался единственный раз в Москве, в Союзе писателей в 1990-е годы. С Солоухиным о Глазунове говорить не приходилось.

  4. С.В.Зверев:

    В "Вождю Третьего Рима" отличный материал по расстановке сил, но без характеристики исторической точности "Последней ступени", которая меня интересует. Так ведь и связь прототипа Буренина (Глазунова)с КГБ можно трактовать в пользу "русской партии", но это не объясняет финальной трактовки этой связи Солоухиным как антирусской провокации.

    Это тем более интересно, что в биографическом очерке о самом Солоухине вы пишете: "казалось, что у него в высшей номенклатуре, а может быть, и в КГБ есть некая "крыша"" https://rusidea.org/25040413

    Т.е. Солоухин сам отчасти мог быть прототипом Буренина, или же Глазунов был связан не с теми кругами, чем Солоухин, или обвинение "Последней ступени" не справедливо. Лев Колодный вовсе отрицал эту связь, едва ли обоснованно, а Станислав Куняев в 2005г. описал вариант финала "Последней ступени" с ещё более резким осуждением связи с КГБ против Глазунова и без всякого оправдания в пользу "русской партии". Ещё мог быть допущен хронологический разброс. Какие-то личные счёты. Море вариантов. Думаю, каждый читатель "Последней ступени" остался с чувством заинтересованности, было ли всё так на самом деле и как было дальше.

  5. МВН - Звереву:

    Конечно, КГБ — иннструмент антирусских оккупационных сил (КПСС). Но даже в те советские времена там могли быть разные до духу люди, некоторые понимали свою работу патриотически (к сожалению, совпатриотически). Особенно во внешней разведке, или как там она называлась. Уже после 1991 г. встречал некоторых таких — вполне приличные люди. Разумеется, какие-то контакты и даже сотрудничество с КГБ (при выезде за границу подписка была неизбежна) были и у Глазунова, и у Солоухина. Главное — в чем состояло это сотрудничество, с какой целью, вредили они при этом Русскому делу или нет. Трудное было время, и не нам сейчас их осуждать за компромиссы в той ситуации. Надо осуждать КГБ, точнее — КПСС.

  6. геннадий:

    Я был на персональной выставке Ильи Глазунова в Манеже во времена правления Горбачева. Мы стояли в очереди и тут гроза и все мы промокли до нитки, нас еще задержало посещение выставки Раисой Максимовной с госпожой Миттеран. На этой выставке я увидел помимо всего две картины, первая огромное полотно и на ней диагональ из правого нижнего угла в левый верхний, где вверху лучшие умы России диагональ это стол и узнаваемые свинячьи рожи трапезничают, объедки летят в низ в темноту. Другая , река на берегу дворцы, хоромы а в реке отражаются купола церквей. После всего увиденного я не одну неделю ходил оглушенный, критики не жаловали художника. Сегодня я не знаю где можно найти эти работы чтобы увидеть и освежить то незабываемое чувство от увиденного, подскажите кто-нибудь где искать.

  7. а:

    С.В. Зверев: "Думаю, каждый читатель "Последней ступени" остался с чувством заинтересованности, было ли всё так на самом деле и как было дальше".
    У меня после прочтения "Последней ступени" в 2000 году тоже возникло похожее чувство. А позже, лет через 5-7, к нему присоединился и отчасти отодвинул в сторону гораздо более сильный вопрос-чувство: удалось ли Владимиру Алексеевичу до своей кончины в 1997 году примириться с Ильей Сергеевичем? Хотя слово "примириться", наверно, не совсем то. И было желание попробовать узнать это у самого художника. Даже однажды, будучи на тот момент еще неофитом в Православии, специально пошел в его дом-музей на Волхонке в надежде (а вдруг?!) увидеть его там и спросить лично. Но не посчастливилось. Впрочем, чуть позже подумалось, что вряд ли столь известный художник стал бы отвечать совершенно незнакомому ему человеку, которого он впервые видит, на столь деликатный личный вопрос. Но внутренне мне всегда очень хотелось, чтобы это примирение состоялось, хотя бы частичное. И до сих пор хочется верить, что оно состоялось. По крайней мере, неявно, в душе у этих двух больших русских талантов.
    Упокой, Господи, души рабов Твоих, Владимира и новопреставленного Илии, во Царствии Твоем, и прости им вся согрешения вольная и невольная, и сотвори им вечную память.

  8. Александр Бутов, г. Москва:

    автор комментария под случайным ником "а" — аз грешный

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения