15.09.2017      11215      1

ГУЛаг в Швейцарии?


«Посев» (1982. № 8)

О проблеме советских пленных в Афганистане

Как мы уже сообщали в июньском номере нашего журнала, 28 мая 1982 г. в Швейцарию были доставлены из Афганистана через Пакистан трое советских военнослужащих, находившихся в плену у афганских повстанцев. По соглашению между повстанцами и Советским Союзом (при посредничестве Международного Комитета Красного Креста) советские военнослужащие будут находиться в Швейцарии до окончания военных действий в Афганистане, однако, самое большее – два года, после чего, по словам представителя швейцарского Министерства иностранных дел, они "должны быть возвращены в Советский Союз".

Эта формулировка, не исключающая возможности насильственной репатриации в СССР, и строгая изоляция интернированных вызвали безпокойство русской эмиграции, которая еще помнит ужасы насильственной репатриации бывших советских граждан после Второй міровой войны. Некоторые организации (в частности, во Франкфурте – Международное общество прав человека и редакция "Посева") направили письма в швейцарское Министерство иностранных дел с просьбами о разъяснениях, однако министерство пока хранит упорное молчание. Оно даже не опубликовало фамилии пленных.

Между тем, в швейцарскую прессу просочились некоторые данные об интернированных и подробности об их содержании. Журналисты точно называют следующие имена: Валерий Анатольевич Диденко (танкист, 19 лет, из села Пологи на Украине) и Юрий Григорьевич Поварницын (сержант, 20 лет, из г. Алапаевска Свердловской обл.). В отношении третьего интернированного сведения противоречивы: то ли это 19-летний рядовой Юркевич, то ли капитан-танкист Сидельников. А может быть, советских интернированных уже не три, а больше? Ведь Красный Крест сообщал, что за первыми тремя военнопленными в Швейцарию прибудут следующие.

Газеты пишут, что все трое советских интернированных живут вместе в тюрьме Сант-Йохансен в Эрлахе (кантон Берн) и занимаются сельскохозяйственными работами. Они отрезаны не только от всего міра, но и от других заключенных этой тюрьмы. Эти строгие меры, необычные в швейцарских тюрьмах даже для преступников-убийц, предприняты по настоянию советских представителей в Швейцарии. Только советские дипломаты имеют право регулярно посещать интернированных – для идеологической обработки. Таким образом, Советскому Союзу удалось устроить на территории демократической и нейтральной Швейцарии небольшой островок советского ГУЛага. Общественность и правительство Швейцарии пока не очень взволнованы этим обстоятельством, тем более что Советский Союз предложил сам нести расходы по тюремному содержанию своих пленных. А ведь уже тот факт, что в июне один из интернированных совершил попытку побега из тюрьмы (он был пойман швейцарской полицией довольно быстро, так как не знает ни одного языка, кроме русского), – наводит на мысль, что следовало бы выяснить мнение самих пленных о происходящем.

Несколько слов о юридической стороне этого необычного в дипломатической практике дела, инициатива в котором исходила от Международного Красного Креста. Известно, что МКК преследует чисто гуманную цель спасения любых человеческих жизней в любой из войн, при любых бедствиях, в любой части света. В советско-афганской войне деятельность МКК натолкнулась на ряд трудностей.

Во-первых, после советского вторжения в Афганистан МКК смог продолжать свою деятельность в этой стране лишь до лета 1980 г., после чего доступ представителям МКК в Афганистан был запрещен. Таким образом, МКК мог поддерживать контакт только с одной из воюющих сторон – со штабами афганских повстанческих организаций в Пешаваре (Пакистан). Но, не желая действовать нелегально, МКК отклонил предложение повстанцев посетить советских пленных, содержавшихся на афганской территории.

Вторая трудность для МКК заключалась в том, что Советский Союз отказался признать себя воюющей стороной в Афганистане, утверждая, что войны нет и что советские солдаты являются не военнопленными, а "незаконно захватываются бандитами". Это означало, что МКК не мог спасать жизни советским пленным на основании Женевской конвенции о военнопленных, а был вынужден искать виртуозные формулировки, "аналогичные международно-правовым", которые устраивали бы как советскую, так и афганскую (повстанческую) стороны. Так была достигнута договоренность о "временном содержании" советских военнослужащих на территории третьего, нейтрального государства. Даже термин "интернированные" советская сторона отвергла, не желая употреблять никаких принятых в международном праве формулировок, имеющих отношение к войне.

Насколько эта позиция Советского Союза осложнила ведение переговоров, можно себе представить из слов представителя Красного Креста: “Соглашение грозило в любую минуту рассыпаться как карточный домик”. Если бы советское руководство на первое место ставило спасение жизней своих солдат, оно вело бы себя иначе. Еще раз напомним, что инициатива в переговорах исходила от МКК и советские власти лишь уступили его настойчивости. Видимо, тут большее значение имели политические и пропагандные соображения, а отношения к своим попадающим в плен солдатам сегодняшние советские вожди принципиально не изменили со времени Второй міровой войны, когда СССР отказался поддерживать своих пленных через Международный Красный Крест, заявив, что пленных у СССР нет, а есть только предатели. Сотнями тысяч умирали они тогда в гитлеровских лагерях от голода, в то время как пленные других армий получали продовольственную и медицинскую помощь.

Сегодня в Афганистане советские солдаты гибнут не сотнями тысяч, как тогда, а "всего лишь" тысячами. По приблизительным подсчетам разных источников, число убитых советских военнослужащих после двух с половиной лет войны достигло 15 тысяч, раненых – около 20 тысяч. По сравнению с этими цифрами трое интернированных в Швейцарии выглядят как капля в море. И неизвестно, будут ли поступать новые пленные, не рассыплется ли "карточный домик" после того, как афганские повстанцы узнают, что отпущенные ими в нейтральную страну советские пленные отданы практически под полный советский административный и идеологический контроль.

Поварницыну и Диденко, о которых мы писали еще в "Посеве" № 3/1982 г., повезло: сначала их не убили на месте, как других, а оставили в живых повстанцы из "Хезби-Ислами" – в "декоративных" целях, чтобы показывать западным журналистам. Потом, когда фотографии появились во всей міровой прессе, убивать их стало как-то неудобно. К тому же это начало наносить ущерб советскому престижу, и им повезло во второй раз: сейчас их жизнь в безопасности за решетками советско-швейцарской тюрьмы. Теперь их "показывает" в тех же декоративных целях Советский Союз тому же западному міру, демонстрируя заботу о своих гражданах. Именно западному міру, так как своему народу советские средства информации об этих троих спасенных из афганского плена до сих пор предпочли не сообщать: войны-то "нет"…

Но война в Афганистане продолжается. Продолжает литься кровь, продолжают гибнуть наши молодые ребята и афганское население. Повстанцы предпочитают, как и раньше, не тратить время и силы на пленных, а приканчивать их на месте (жизнь сохраняют лишь тем, кто изъявляет желание перейти в ислам и повернуть оружие против собственной оккупационной армии). СССР по-прежнему не признает ни себя, ни повстанцев воюющими сторонами, не признает ни действие Женевской конвенции о военнопленных, ни наличие таковых в Афганистане; запрещает Международному Красному Кресту доступ в Афганистан.

В конечном счете спасение жизней нашим солдатам в Афганистане, прекращение этой ненужной нашему народу и преступной войны зависит от устранения главной причины – власти КПСС. Но это не значит, что сегодня не следует бороться за спасение тех, кто по вине преступного советского руководства попадает в плен и кто хотел бы уйти из Афганистана на Запад, в эмиграцию. Это прежде всего обязанность именно российской эмиграции: следует еще больше привлекать внимание западной общественности к этой проблеме, усиливать моральное и юридическое давление на советское правительство, бороться за жизнь каждого попавшего в плен нашего соотечественника. Важны не общие пожелания и демонстрации с лозунгами протеста, а конкретные предложения и действия. Например, добиваться от западных правительств и организаций, чтобы они заинтересовали афганских повстанцев в сохранении жизней пленным и переправляли их на Запад за "выкуп".

С финансовой стороны эта проблема для "сильных міра сего" не столь уж неразрешима: ведь выкупает же ФРГ политических заключенных из ГДР – по тысяче в год, и платит от 40 до 100 тысяч марок за каждого человека. Для разрешения нашей проблемы понадобились бы гораздо меньшие суммы, да и пошли бы они разоренным войной афганцам, на помощь двум миллионам их беженцев, – то есть на цели более гуманные и достойные, чем укрепление тоталитарного режима в ГДР или таких же точно режимов в Никарагуа, Мозамбике и Вьетнаме, куда некоторые западные правительства направляют солидную помощь и еще гордятся этим…

М. Назаров
Опубликовано без подписи в журнале "Посев" (Франкфурт-на-Майне. 1982. № 8. С. 2-4)

 

О проблеме пленных см. также:
Непродуманные призывы ("Посев". 1982. № 3).


Оставить свой комментарий
Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Анатолий:

    Интересно,что там дальше было с Поварницыным?Живой он сейчас или нет?

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На актуальные темы
Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения