12.06.2010      5777      8
 

“Эмиграция утрачивает свое политическое значение…”


Г.А.: Я рад представить читателям "Пути" известного в русской эмиграции публициста Михаила Назарова. Правда, сейчас Михаил Викторович известен и читателям внутри страны по его публикациям в журналах "Москва", "Наш Современник", "Родина", газете "Литературная Россия" и др. Уже сам ряд этих изданий не слишком характерен для представителей так называемой третьей волны эмиграции и говорит об особом положении, которое занимает Михаил Назаров среди публицистов русского зарубежья. Давай начнем, Михаил, с того, что ты расскажешь о тех путях, которые привели тебя за границу.

М.Н.: Путь этот не слишком типичный: я попал на Запад нелегально из Алжира, где работал переводчиком на строительстве металлургического комбината. Поводом был конфликт с КГБ, который требовал сотрудничества, на которое я пойти не мог. Но в принципе меня Запад давно притягивал как другая сторона Луны, о которой только и знаешь, что она существует, но никогда ее не видишь.

Г.А.: Значит, можно сказать, что в это время ты был западником по убеждениям?

М.Н.: Да, конечно. Мне казалось, что на Западе, в свободном обществе находится ключ к пониманию мiра, человека, смысла жизни. Казалось, что люди, рожденные в условиях свободы, лучше знают мiр и сами более совершенны. На деле все оказалось иначе, так как свободой люди могут пользоваться и для того, чтобы деградировать. Тем не менее, именно Запад дал мне более полное знание мiра и человека: как он проявляет свои недостатки и свои достоинства в условиях свободы и несвободы. Кроме того, именно из чужого мiра становится лучше виден свой, русский.

Г.А.: То есть можно сказать, что нужно было попасть на Запад, чтобы перестать быть западником?

М.Н.: Я далеко не первый и не последний, кто испытал такую метаморфозу. Еще в XIX веке русские западники, побывав в Европе, часто разочаровывались в ней, их даже шокировало западное мещанство, рационализм, отсутствие национального идеала.

Г.А.: Расскажи, пожалуйста, как развивалось твое творчество на Западе.

М.Н.: Творчество слово слишком громкое. Долгое время я был просто журналистом, работал в издательстве "Посев" и мы, что называется, боролись против тоталитаризма. Только с середины восьмидесятых годов я стал более углубленно исследовать идейную суть этой борьбы. В частности, то обстоятельство, что это было противостояние не только между коммунизмом и демократией, но и между исторической Россией и западным энтропийным процессом.

Г.А.: И от малого жанра, ты ведь писал в основном статьи, ты перешел к более крупным произведениям?

М.Н.: Да, сейчас у меня вышел первый том исследования "Миссия русской эмиграции". Напечатали его на моей малой родине в ставропольском издательстве "Кавказский край", так как в Москве у правых издательств нет денег, а прочих не устраивает содержание книги.

Г.А.: Скажи в нескольких словах об основном идейном стержне этого исследования.

М.Н.: Русская эмиграция, будучи небольшой частью русской нации, оказалась в уникальных условиях: она накопила опыт знания разных общественных систем – коммунизма, либеральной демократии, фашизма. И на основании этого опыта смогла по-новому осознать как русский общественный идеал, так и призвание России в мiровой истории. Этот опыт сейчас был бы очень важен в России, чтобы избежать ошибок и иллюзий о путях необходимых реформ. Кроме того, эмиграция была свидетелем и участником всех катаклизмов двадцатого века, революций и мiровых войн, причины и история которых в значительной мере искажены как в советской, так и в западной историографии.

Г.А.: Ты все время говоришь о русской эмиграции в прошедшем времени. Считаешь ли ты, что ее миссия сейчас закончена?

М.Н.: С того момента, как в России появилась возможность заниматься политической деятельностью, эмиграция утрачивает свое политическое значение. Сейчас все решается в России. Эмигранты, конечно, могут участвовать в российской жизни, но скорее не как политики, ведь поучения и критика из эмиграции не всегда уместны, а как передатчики того опыта и знания Запада, о чем я уже сказал.

Г.А.: Но далеко не все так думают. Скажем, на последнем съезде депутатов России я видел "величавую" фигуру г-на Янова, который приезжает сюда именно поучать нас. И это фигура не единственная.

М.Н.: Я бы вообще не относил таких людей, как Янов, к русской эмиграции. Они представляют интересы Запада, а не России. Я бы даже сказал – очень специфической части Запада, тех самых кругов, которые хотят сейчас "демократизировать" Россию, превратив ее в свое подобие. То есть в общество, в котором правят деньги, а наиболее уверенно они себя чувствуют в космополитическом, дехристианизированном мiре. Именно поэтому эти западные круги понимают демократизацию как борьбу против русских национальных традиций и Православия. "Радио Свобода", финансируемая Конгрессом США, наглядный тому пример.

Г.А.: Какие все-таки главные тенденции ты видишь в современной русской эмиграции?

М.Н.: Я бы прежде всего отметил, что в эмиграции произошло резкое сокращение издательской и политической деятельности. Отчасти это объясняется старением эмиграции, но главная причина в исчезновении западных субсидий. Ведь все эмигрантские издательства были некоммерческими, эмигрантский книжный рынок был столь мал, что тираж книги в две тысячи экземпляров считался большим, а о самоокупаемости, и говорить не приходится. Почти все искали деньги у самых разных организаций и политических сил. Но основным финансистом была, конечно, пропагандная структура США, которая долгое время поддерживала и левые издания, и правые (правда, этих не слишком), поскольку главная цель была – ослабление военного противника – СССР. И вот уже в годы "перестройки" эти субсидии были прекращены – сначала издательству "Посев", всегда стоявшему на национально-государственных позициях, а затем американцы отказались даже от своего яро-западнического журнала "Страна и мир". Даже структуру "Радио Свобода" подсократили. И все потому, что теперь гораздо легче и дешевле нести те же идеи через российские средства информации.

Г.А.: И последний вопрос личный: долго ли ты собираешься оставаться эмигрантом?

М.Н.: Мне, конечно, уже стыдновато заниматься русской публицистикой с Запада. Но меня держит работа над двумя книгами, для которых нужны западные библиотеки. Это второй том "Миссии русской эмиграции", в котором я основное внимание уделяю религиозно-философским, литературно-культурным проблемам, и книга "Русские и евреи в драме истории" Над этой темой я работаю уже давно, это историософская работа, и вот как раз для нее в России литературы практически не достать. Я имею ввиду иностранную литературу о нынешнем состоянии еврейского вопроса, о так называемых "сильных мiра сего", чью идеологию сегодня называют мондиализмом – это стремление к объединению мiра под эгидой мiрового правительства и на основе материалистической идеологии. Для меня это вопрос эсхатологический, связанный с очень сложной темой антихриста.

Г.А.: Спасибо. Желаю удачи тебе, особенно в разработке столь необходимой, но взрывоопасной темы.

("Путь". 1993, № 2/25, с. 4)


Оставить свой комментарий
Обсуждение: 8 комментариев
  1. Димитрий Литва:

    Спасибо Михаил Викторович за краткое и исчерпывающее интервью, и за то что Вы лелаете. Мы из старообрядцев, живём а Литве уже 300 лет, хочу тем подтвердить Ваш аргумент, что со стороны всегда виднее,чем внутри. Взгляд снаружи позволяет лучше различить где СВОЙЙ, а где ЧУЖОЙ. А когда находишся внутри, то все НАШИ, … будь то советские или же теперь россиянские … Здоровья Вам, а нам согласия и выдержки в нашем добом деле.

  2. И.В. Кулебякин:

    Глеб Александрович, на мой взгляд, за эти 15 лет ни грамма не изменился. И теперь его взгляды на мир, русскую идею сильно диссонируют с внутренним миром Михаила Викторовича. Михаила Викторовича как-то при встрече назвал сектантом, а мы с ним тактично расходимся в разные стороны, сухо раскланявшись.

  3. Лев Николаевич, Тула:

    Интернет-рассылка предложила нам
    этот "новый материал".
    И только лишь дочитав статью до конца,
    некоторые настырные читатели
    могли-таки заметить цифирки — 1993 №2.
    Так это, оказывается,
    вовсе не год основания газеты "Путь"
    и даже не день рождения редактора Глеба Анищенко?
    Это — год публикации этой статьи, 16 лет назад.
    А могли бы ведь и тут не указать!

  4. Назаров:

    Прошу прощения, этот материал был дан в рассылку администратором по недоразумению. Он имеет лишь архивное значение для нашего сайта, его гл. редактора и интресующихся историей русской эмиграции.

  5. judenkaput:

    Хоть материал и не новый, но интересно почитать. Из него, по крайней маре, заметно, что взгляды М.В. Назарова не сильно изменились за прошедшие 15 лет, когда внешне было столько перемен, и эта его устойчивость очень похвальна и заслуживает нашей признательности.

  6. Александр:

    Да, это сейчас самый важный вопрос: показать, куда подталкивают мир банковские паразиты мiрового правительства, служители коллективного антихриста.

  7. Н.А.Алябьева, Санкт-Петербург:

    С большим интересом прочла Ваше интервью с М.Назаровым и вполне согласна с его точкой зрения, что со стороны виднее. И это не только в его случае, но во всех случаях и на всех планах. Но мне бы хотелось, чтобы Вы поподробнее осветили тему мондиализма. Я думаю, что и здесь М.Назаров прав: это вопрос эсхатологический, связанный с темой антихриста. В последнее время на нашем родном телевидении поднимается вопрос о мировой теневой экономической группировке, которая навязывает миру в глобальном масштабе, свои правила игры, развязывая мировые воины и мировые кризисы для своего обогащения. Желаю М.Назарову успешно закончить свои книги. Прочесть их было бы интересно.

  8. Администратор:

    За прошедшие со времени этого интервью 15 лет Назаров немало написал на тему мондиализма. См., например, главу VI в книге "Вождю Третьего Рима": https://rusidea.org/410601

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На актуальные темы
Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения