30.08.2010      15927      40
 

Церковный раскол XVII века как корень последующих русских бед


Тема, которой посвящена данная статья, весьма специфична. С одной стороны, она не нова – о ней написано множество работ, было множество дискуссий, немало было сломано копий (кстати, в данном случае этот оборот можно понимать, в том числе, и вполне буквально). В общем, более чем не нова. С другой, несмотря на изобилие книг и публикаций, несмотря на многие споры, которые шли триста пятьдесят лет, и продолжаются и до сих пор, для огромного круга людей эта проблема – проблема так и не преодоленного раскола Русского Православия – остается еще некой terra incognita. Загадкой и вопросом, от ответа на которую во многом зависит будущая судьба России.

К сожалению, для многих проблемы, лежащие в религиозной сфере являются «богословскими» в значении «отвлеченно-теоретических», оторванных от жизни. И потому не вызывающих интереса. Совсем другое дело – «реальная политика». Вот, состоялись выборы Медведева в президенты – это, мол, событие и трагедия. Во главе России стал этнический еврей. Ну, что ж, господа, по простому это называется «приплыли». И вот именно поэтому нам надо проследить, откуда началось это плавание, и где находятся духовные корешки того, что Россией официально и открыто управляет представитель племени богоубийц.

Истинно-православные христиане, русские монархисты, как правило – и совершенно справедливо – источник всех наших бедствий видят в 1917 г., в грехе предательства Царя и последующем цареубийстве. Спорить с этим, с христианской точки зрения, было бы безумием. Но затем логично встает следующий вопрос: а откуда, собственно говоря, взялся 1917 г.?

И на это ответ также имеется – и ответ также весьма многим известный: вестернизация России, попрание православных устоев русской жизни, разрушение канонического строя Русской Церкви при Петре I заложило основы катастрофы 1917 г. Но и отсюда возникает еще один, столь же логичный неизбежный вопрос: а откуда же взялся Петр I, этот enfant terrible Русского Самодержавия?
Факты, изложенные ниже – не новость и не открытие (в большинстве своем), с точки зрения исторической науки. Но, к сожалению, о них мы часто забываем; забываем себе на беду.

Кокуй – духовна я родина Петра I? Или все же не только Кокуй…

В известной работе И.Л. Солоневича «Народная монархия» дается не слишком подробная, но качественно аргументированная критика всей той совокупности беззаконий, которая чаще именуется «царствованием Петра Великого». Пытаясь дать оценку личностному сознанию Петра I и основным факторам, его определившим, И.Л. Солоневич указывает на следующий источник его происхождения: «Ненависть к Москве и ко всему тому, что с Москвой связано, проходит красной нитью сквозь всю эмоциональную историю Петра. Эту ненависть дал, конечно, Кокуй (немецкая слобода – Д.С.). И Кокуй же дал ответ на вопрос о дальнейших путях. Дальнейшие пути вели на Запад, а Кокуй — был его форпостом в варварской Москве. Нет Бога, кроме Запада, а Кокуй пророк его. Именно от Кокуя технические реформы Москвы наполнились эмоциональным содержанием: Москву не стоило улучшать — Москву надо было послать ко всем ч…м со всем тем, что в ней находилось: с традициями, с бородами, с банями, с Церковью, с Кремлем и с прочим».

И опять же все верно. И опять остается открытым вопрос: откуда все-таки взялся enfant terrible? Иван Лукьянович в своей «Народной монархии» честно признается, что ответа он на этот вопрос, строго говоря, не видит (по крайней мере, ясного ответа): «Ничего этого мы не знаем: «не учили». Не знаем и того, кто позволил пятнадцатилетнему мальчишке Петру таскаться по кабакам и публичным домам Кокуя. Петра Второго споили просто и откровенно. Но не было ли вокруг и Петра Первого людей, которые, вместо того, чтобы воспитывать его, предпочитали то ли активно толкать его в Кокуй, то ли пассивно смотреть, как он развлекается?» Итак, enfant terrible, скорее всего, все же не свалился на голову этаким снегом с летнего неба – да и не сваливаются таким образом на головы народов такие инфанты во всех отношениях, как Петр. И именно в этом месте концепция И.Л. Солоневича имеет логический сбой, который и закрывает от него ответ.

Рассматривая жизнь Московской Руси вплоть до воцарения и реформ Петра, И.Л. Солоневич, делая ряд оговорок (скорее, для формальной объективности, чем для чего-либо иного), в целом признает ее во многом близкой к идеалу. Для характеристики Царя Алексея Михайловича он приводит следующие слова иностранца-современника: «Царь, при безпредельной своей власти над народом, привыкшим к полному рабству, ни разу не посягнул ни на чье имущество, ни на чью жизнь, ни на чью честь».

Государь Алексей Михайлович, действительно, был одним из весьма выдающихся русских Царей. Но был один предмет, на который он все-таки посягнул – причем столь решительно, что превзошел в этом всех без исключения своих предшественников на великокняжеском и царском троне (если не считать, разве, самозванца Лжедмитрия – впрочем, во многом обогнал и его). И, честно рассмотрев все факты, приходится признать: Кокуй – это не причина. Это, по большому счету, только следствие.

Предметом посягательств Царя Алексея Михайловича было не чужое материальное достояние. Им оказалось все русское духовное наследие, вся церковная история Руси, бывшая до него. Самое же посягательство на нее обыкновенно называют «церковной реформой XVII в.», производной которой стал раскол.

Не за один «аз»…

 Когда заходит речь о церковном расколе середины XVII столетия, то в абсолютном большинстве случаев православные христиане-новообрядцы (будем употреблять сей термин за неимением лучшего), даже имеющие богословское образование, не могут дать внятного ответа относительно его причин. То есть ответ, конечно, дается – бунтовали-де русские люди из-за «мелочей»: два или три перста, из-за того, что привыкли к старым «испорченным» текстам, почему не хотели принять новые исправленные. Такой ответ – своеобразная «отмашка», и «отмашка» в высшей степени несерьезная.

Действительно, есть ли у нас основания считать множество православных русских людей, живших на Руси в XVII в., таким идиотами или законченными мазохистами, что они ради сущей ерунды, «за один аз», готовы были идти на лишения, на пытки, готовы были и сами бросаться в огонь? И что, собственно, это был за «аз»?
Критика церковной «реформы» XVII в. почти до конца XIX в. была под запретом. Когда же этот запрет ослаб, а позже и был снят совершенно, из среды православных христиан-новообрядцев раздались голоса, характеризующие положение дел в богослужебно-обрядовой сфере весьма сурово. Своеобразным приговором «реформе» звучат слова Свт. Феофана Затворника о новообрядных богослужебных текстах: «Что много непонятного – справедливо… Наши иерархи не скучают от неясности, потому что не слышат… Заставили бы их прочитать службы хотя бы на Богоявление… Кто только начнет вчитываться или вслушиваться, непременно кончает вопросом: да что же это такое?.. Архиереи и иереи не все слышат, что читается и поется. Потому и не знают, какой мрак в книгах…»

И за примерами этого мрака далеко ходить не надо. Откроем современный православный молитвослов. Посмотрим хотя бы молитву Честному Кресту: «…и даровавшего нам тебе Крест Свой Честный на прогнание всякаго супостата». Что значит «нам тебе»? Старый текст: «…Господа нашего Исуса Христа… давшаго нам Крест Свой Честный на прогнание всякаго супостата». Что же улучшилось? Но этот и многие другие примеры (которых можно было набросать великое множество) относительно безобидны. Тут мы видим лишь безсмыслицу. В других же случаях наблюдается явное еретическое влияние, иногда приводящее к очевидным кощунствам. Классический пример: молитвы из Чина Крещения. Старый текст: «…молимся Тебе, Господи, ниже да снидет с крещающимся дух лукавый». Новый текст: «ниже да снидет с крещающимся, молимся тебе, дух лукавый». Прочитайте эти слова в слух – весьма вероятно, мороз по коже проберет. Но возвратимся к Чину Крещения. Старый вариант: «И вообрази Христа Твоего в хотящем породитися святым крещением от моего недостоинства». Новый: «…хотящего породитися моим окаянством». Новый, духовный человек рождается не при посредстве священника, а от него самого, да еще не как-либо, а его окаянством!

Еретические намеки видны во многих нововведениях «справщиков» – творцов реформы. Есть они даже в молитве Св. Духу. Старая формула: «Царю небесныи, Утешителю, Душе Истинныи…» была изменена так: «…Душе истины». Св. Дух – Третья Ипостась Св. Троицы, назван уже не Истинным, но Духом Истины. В чем смысл такой перемены? Понять его невозможно, если не вспомнить один из первых латинских лжедогматов: филиокве, то есть учение об исхождении Св. Духа также «и от Сына». Христос Бог называется в Св. Писании Истиной, и Сам Спаситель так свидетельствовал о Себе: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6). Изменив текст молитвы, назвав Духа Святого Духом Истины, то есть Духом Христа, «справщики»-вредители сделали прозрачный намек на филиокве. Такие язвы-«филиоквочки» периодические попадаются в наших богослужебных текстах, и об одной из них ниже мы будем говорить более подробно.

Кстати (вопреки расхожему мнению), вредительство «справщиков» не миновало и самых текстов Священного Писания. Приведем лишь один – один из наиболее вопиющих – примеров такой «справы». Старый текст Послания Св. Апостола Павла к Колоссаем: «И вас мертвых сущих в прегрешениих и в необрезании плоти вашея сооживил есть с Ним, отмыв нам вся прегрешения» (Кол. 2:13). Правщики выдали следующий вариант: «…сооживил есть с Ним, даровав нам все прегрешения». (Подобную же замену – что указывает на то, что замена эта была обусловлена некой идеей, мы видим и в молитве Св. Ефрема Сирина: вместо бывшего в старом тексте: «дух уныния, и небрежения, сребролюбия, и празднословия отжени от мене» вредоносные «справщики» нарисовали: «…дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми»; о возможных причинах такой подмены также пойдет речь ниже.) Даже из этих – а это, поистине, капля в море! – примеров видно: проблема заключается явно не в «мелочах».

К сожалению, цели настоящей статьи, и ее объемы не позволяют хотя бы относительно подробно перечислить все изъяны, описать весь ущерб, нанесенный нашему богослужебному строю. Достаточно подробно этот вопрос рассматривается в работе известного историка Б.П. Кутузова «Церковная «реформа» XVII века как идеологическая диверсия и национальная катастрофа». Хотя многие мiровоззренческие тезисы автора весьма сомнительны (а некоторые попросту неприемлемы), работа его содержит в изобилии ценный фактический материал, ознакомиться с которым мы и предлагаем всякому, для кого вышеприведенные примеры не убедительны.

Однако самая порча богослужебных текстов, привнесение ряда новшеств в чин Богослужения (причем иные из этих новшеств были явно латинского происхождения) – это только половина беды. Вторая половина заключается в том, что вся эта вредоносная справа была де-юре догматизирована «собором» 1666-1667 гг.
Очень многие привычно, в силу дурной традиции, считают старообрядцев обрядоверами. Однако на самом деле обрядоверие насаждалось на Русь не кем-либо иным, а вершителями церковной «реформы». Именно они предали новым обрядам (о том, каковы были они, эти новые обряды, упомянуто выше) статус догмата. В частности, «Отцы собора», ничтоже сумняшеся, относительно нового Служебника (со всеми его погрешностями) вынесли следующее определение: «…и ни кто же да дерзнет от ныне во священнодействие прибавити что или отъяти, или изменити. Аще и ангел (по нас) будет глаголати что ино, да не имате веры ему» (правило 24). Каждая буква нового Служебника – со всеми его «порождениями окаянством» – стала неизменной под страхом анафемы, то есть превратилась в догмат. Старые же обряды назывались ересями (то есть, опять же, догматическим отступлением). Один из главных идеологов «собора», архимандрит и «справщик» Дионисий писал, что сугубая аллилуйя – это «вельми и зело велия ересь». Двуперстное благословение – ересь лютерская и кальвинская. А в двуперстном крестном знамении он умудрился обнаружить, ни больше и ни меньше, арианство, македонианство, савеллианство и аполлинарианство. Старообрядческое же обрядоверие (по системе «от противного») было лишь следствием этой порочной догматизации нового обряда.

Сам же страшным, фатальным деянием «собора» 1666-67 гг. стало анафематствование старого обряда (чтобы было по своему логично – ведь старый обряд рассматривался как совокупность всевозможных ересей). А.В. Карташев прямо утверждает, что «отцы собора» «…посадили на скамью подсудимых всю русскую московскую церковную историю, соборно осудили и отменили ее». Добавим лишь: не только церковную историю московского периода, но и всю вообще русскую церковную историю до середины XVII в. А также осудили и всю древнюю Греческую Церковь, ибо, как справедливо писал Каптерев, старый обряд «…был созданием Православной Греческой Вселенской Церкви, и ранее, в течение целых столетий, он существовал у старых православных греков, и обвинять за него русских в еретичестве в существе дела значило обвинять в еретичестве старую Греческую Православную Церковь».
Это значит, что на названной скамье подсудимых оказались и Прп. Сергий Радонежский, и Св. блгв. кн. Александр Невский, и Свт. Алексий Московский, и даже Свт. Иоанн Златоуст и Свт. Василий Великий. Правда, деканонизации всех русских святых, слава Богу, не последовало – беззаконная анафема не была доведена до своего логического конца (что опровергает радикально-старообрядческую точку зрения, будто новообрядческая Русская Церковь в принципе порвала со своим церковным прошлым, начав с чистого листа). Однако ряд разбойных «деканонизаций», увы, имел место. Имя Св. блгв. кн. Анны Кашинской было вычеркнуто из святцев, а св. мощи ее были погребены под спудом; причина, вероятно, была в двуперстном перстосложении рук святой. Были прекращены службы Прп. Евфросину Псковскому, были и иные прецеденты беззаконных «деканонизаций». И лишь спустя столетия некоторых православных русских святых «реабилитировали» (так, почитание Св. Анны Кашинской возобновилось в 1910 г.).

Очевидно, что причины, вызвавшие раскол Русской Церкви, состояли не в «едином азе» и не «невежестве» и «суеверии» русских людей. Б.П. Кутузов совершенно справедливо называет церковную «реформу» XVII в. диверсией. Но вот кому и зачем была эта диверсия нужна?

Церковная революция сверху: западники-филокатолики… и не только они

Чуть менее двух лет назад автор настоящего текста в своей статье «Антисимфония» уже писал о том, что интоксикация церковного организма ересями, еретическая революция происходит, как правило, одним из двух путей. Первый путь (классический пример – Реформация, породившая протестантизм) – церковная революция «снизу». Протестантски настроенные мiряне и низшие чины иерархии выступают главной движущей силой – и духовно-идеологической, и кадровой. Второй путь – еретический переворот «сверху», когда высшие иерархические места захватываются носителями «нужных» воззрений. Именно таким образом действовали масоны в отношении Константинопольской Патриархии в начале XX столетия. Таким же образом работало МГБ-КГБ в послевоенные период в СССР, «проводя» на наиболее значимые должности в Московской Патриархии «лояльных» лиц, а иногда и откровенных своих ставленников.

Ну а задолго до них эту схему пытались реализовать в России иезуиты. Поскольку попытки совращения в унию Московской Руси проваливались с треском, Рим несколько смягчил свою тактику. Вместо откровенной пропаганды унии паписты начинают действовать через различных агентов влияния, начинают обработку представителей русской аристократии, и прежде всего, пытаются найти общий язык с Русскими Царями. И настоящим прорывом в деле латинизации Руси стала Смута и кратковременное воцарение Лжедмитрия I.

Как известно, самозванец обещал Риму, в случае успеха, окатоличивание Руси. И бывшие с ним постоянно иезуиты, которые и должны были контролировать этот процесс, среди прочих давали ему и такие инструкции: «Издать закон, чтобы в Церкви Русской все подведено было под правила соборов отцов греческих… учредить семинарии, для чего призвать из-за границы людей ученых, хотя и светских». Расчет был точен. Даже и отрекшиеся от унии (Ферраро-Флорентийской), греки после полного разрушения Византийской Империи (1453 г.) не имели ни собственной развитой богословской школы, ни собственного книгопечатания. Греческие богословы (как потом и малорусские) ездили за «наукой» в Европу, и лишь единицы возвращались на Родину, не заразившись латинским духом (или протестантским). Богослужебные греческие книги, печатавшиеся в латинских – очень часто именно иезуитских – типографиях и корректировавшиеся латинянами же выученными греками, пропитывались католическими идеями, наполнялись вышеупомянутыми «филиоквочками». А в начале XVII в. те же самые процессы мы можем наблюдать и в Малороссии, находившейся под властью Польши, и латинизировавшейся в чем-то даже более глубоко, чем греческий Восток. Именно в силу этих причин в 1480 г. в русскую архиерейскую присягу была включена клятва о том, чтобы не принимать греков ни на митрополию, ни на епископство, как находящихся под властью неверного царя, а с 1620 г. соборно закреплена практика крещения всех малорусов и белорусов, ранее крещеных обливательно.

Сближение в вопросах канонических с Греческой Церковью, в силу этого, рассматривалось на Московской Руси как дело, крайне опасное для Православия. И справедливость этого взгляда подтверждается тем, что иезуитами оно рассматривалось также.

Собственно, западнический настрой значительной части бояр, многие из которых выступали активистами церковной «реформы», известен. Известно также и то, что некоторые творцы этой самой «реформы» были тайными католиками, и поддерживали непосредственные сношения с Римом. Так, Паисий Лигарид еще в 1643 г. писал в Рим секретарю «Пропаганды» Игноли: «С моей стороны сделано все для возвеличивания и прославления Римской церкви в защиту ее догматов и обрядов». Латинский подчерк виден в «трудах» и таких персонажей, как Симеон Полоцкий и Епифаний Славинецкий.

Все это давно уже не секрет. Но, рассматривая деяния «реформаторов», и прежде всего, так называемое «исправление» церковных книг, невольно задаешься вопросом: а только ли латинское здесь наблюдается влияние? И даже более того: а играли ли филокатолики в этом деле первую скрипку, или эта самая скрипка осталась за кем-то иным? И уж не был ли этот «кто-то иной» представителем той самой традиции, которая замечена в некоторой слабости к разного рода скрипкам?
Несмотря на все разнообразие приемов и методов, которыми пользовались иезуиты, их, так сказать, исторический почерк более-менее узнаваем; узнаваем именно потому, что цель, которую преследовали иезуиты, в сущности, всегда была одна: подчинить всех и все римскому папе. В силу этого, например, понятно, для чего в русские богослужебные тексты могли вноситься латинские элементы (как специально, так и не специально – в силу западного образования «справщиков»). Часть очевидных погрешностей можно объяснить тем, что лица, которые должны были править тексты, просто плохо владели славянским языком. Однако очевидной порчи, причем порчи кощунственной, это все-таки не объясняет. Ибо для таких фанатичных католиков, какими были Поссевино, или Юрий Крыжанич, было бы естественным стремление к латинизации русского церковного строя. Но вот сознательно, вплоть до кощунства, портить богослужебный текст они стали бы едва ли.

О некоторых, достаточно широко известных кощунственных «правках», выше уже было упомянуто. Но вот еще один впечатляющий пример: в ходе начавшейся в середине XVII столетия справы, в одной из новых версий молебного канона Ангелу Хранителю появилось выражение: «страстьми свиней умных житие соверших» (ранее же упоминались лишь «свиньи неразумные»). Другие изменения еще более показательны.
В «Руководстве к изучению Устава Богослужения Православной Церкви» о. К. Субботина, в описании суточного богослужебного круга, мы читаем: «…образовались следующие девять церковных служб: вечерня, повечерие, полунощница, утреня, 1-й час, 3-й час, 6-й час, 9-й час и литургия (обратите внимание на последовательность! – Д.С.)… Так как верующим по причине разнообразных житейских занятий, и служебных и частных, неудобно собираться ко всем этим службам отдельно, то уже с древнейших времен христианства Церковью постановлено совершать Богослужение три раза в день… к этим трем служба присоединены были и остальные 6 кратких служб, для которых в древности первоначально собирались особо. Именно: к вечерне присоединены 9-й час (пред вечернею) и повечерие (после вечерни); к утрени – полунощница (пред утренею) и 1-й час (после утрени); к литургии – 3-й и 6-й часы (пред литургией». Но вот неясно, а почему девятый час оказался присоединен к вечерне? Ведь венчает Богослужебный суточный цикл именно Божественная Литургия, и по логике вещей, именно ей девятый час и должен был бы предшествовать. И раньше, до раскола, так и было. Смысл же реформаторских изменений нынешний настоятель старообрядческой общины (РДЦ) г. Санкт-Петербурга Священноиерей Олег Морозов объясняет так: «…в 9-м часу распятый иудеями на кресте Христос умер, наступила его физическая смерть. Это и вспоминается христианами в молитвах на 9-м часе. Далее на Литургии прославляется Воскресение Господа нашего Исуса Христа.

Перенесение же 9-го часа назад, т. е. перед Вечерней (или Всенощным бдением) означает, что сначала иудеи распяли Христа, и он умер, а теперь они ожидают «спасителя», ведь дальнейший ход богослужения означает ожидание Спасителя. Возникает вопрос: какого!? Если для них это «спаситель», то для нас – антихрист, так как после распятия и воскресения Христа никаких спасителей больше не будет».
Весьма примечательным является также, в этом смысле, и корректировка седьмого члена Символа веры. Вместо дораскольного текста: «…Его же Царствию несть конца» (то есть нет и не будет) «справщики» вставили: «…не будет конца». Здесь можно видеть католическое влияние – но нет ли здесь и иудейского следа? Ведь если Мессия еще не пришел, то и царству его не будет конца – тогда, конечно, когда оно наступит, но не ранее.

Сюда же можно отнести и вышеприведенные вставки о «даровании» (прости, Господи!) Богом согрешений. Латинское веяние можно видеть и здесь. Но невозможно и не заметить явного сходства с иудейским мiровоззрением. Л.А. Тихомиров в своих «Религиозно-философских основах истории» пишет следующее: «В демонологии Каббалы сатана, в смысле ожесточенного противника Бога, совершенно отсутствует». А стало быть, совершенно отсутствует и главный виновник греха. Более коротко и ясно эту особенность иудейского мышления раскрывает почти легендарный труд Флавиана Бренье «Евреи и Талмуд»: «Чтобы дополнить нравственный облик Бога, каким он изображается в талмуде, добавим, что талмуд великодушно приписывает ему ответственность за все грехи, совершаемые на земле: «Это он, — говорят раввинские писатели, — дал людям развратную натуру»; следовательно, он не может упрекать их за впадение в грех, раз он сам их к нему предназначил. Поэтому Давид, совершив прелюбодеяние, и дети Эли, занимавшиеся лихоимством в действительности не согрешили; Бог один виновник их прегрешений». Не отсюда ли просьба «не даровать» прегрешения – ведь если диавола нет, то грех приходит (прости, Господи!) от Бога.

Все эти «умные свиньи» и «дарования прегрешений» уже встречались в истории христианского мiра (как собственно христианского, так и лишь идентифицирующего себя в качестве такового). Такие богохульные, кощунственные вкрапления – один из характерных признаков работы антихристианских тайных обществ. В средневековой Европе, например, такие общества, нередко маскирующиеся под братства каменщиков (отсюда и последующее название – масоны), вносили еретические или сомнительные символы в архитектурный облик средневековых соборов. Вновь обратимся к работе Л.А. Тихомирова (цитата им работы Финделя): «На всех старинных монументах, – говорит Финдель, – монументальных постройках видны указания на тайное братство каменотесов, его символику и его религиозные воззрения. Так, в церкви св. Зебальда, в Мюремберге, изображены были монах и монахиня в неприличной позе. В Страсбурге в верхней галерее против кафедры изображены были свинья и козел, которые несли, как святыню, спящую лисицу, за свиньей шла сука, а впереди шествия медведь с крестом и волк с горящей свечой. Осел стоял у престола и служил мессу. Таковы их «религиозные воззрения», и они возникли издавна. Страсбургский собор начат постройкой еще в XI веке, а закончен – одна часть в XIII веке, другая в XV веке… В Доберанской церкви в Мекленбурге (освящена в 1368 году)… до сих пор еще хорошо сохранилось запрестольное изображение, знакомящее нас с религиозными взглядами архитектора. На первом плане три священника вертят мельницу, в которой мелется догматика, сверху над ними Пресвятая Дева с младенцем Иисусом, на чреве ее пылающая звезда, внизу тайная вечеря, на которой изображены апостолы в известной всем масонам позе, и т.д.».
Это была настоящая война – война символов, которую столетиями вели гуманисты-сатанисты против христианского мiра. Русский народ впервые подвергся серьезной атаке с их стороны в XV в. – в 1470 г., когда в Новгороде появилась ересь жидовствующих.

И опять очень важный нюанс: так называемая ересь жидовствующих, тайное общество жидовствующих сатанистов, появляется ни где-нибудь, а в Новгороде. Ибо именно Новгород в тот период времени был для Руси «окном в Европу». А где же было такое «окно» в XVII в.?

Без всякого сомнения, таким окном стала Малороссия, значительная часть которой была присоединена к Русскому Царству ни кем иным, а Государем Алексеем Михайловичем. Бывшая до этого под властью Польши и подвергнувшаяся значительной европеизации, Малороссия также стала настоящими воротами из Европы на Русь.
Примечательно, что накануне этого в Польше, в состав которой входили тогда многие земли Малой и Белой Руси, были достаточно сильны радикальные протестантские секты. В том числе, и секты антитринитарные; то есть, по сути дела (с учетом примитивного, буквального мiровоззренческого крена всего протестантского общества в сторону Ветхого Завета), секты жидовствующих. Показательно, что даже в «Пресловии…» к Острожской Библии содержится поучение против антитринитарных учений – столь сильны они были среди западнорусского населения.

Было бы вполне логично, если бы в XVII в. новые тайные общества, наподобие секты жидовствующих, пришли к нам из этого малороссийского «окна в Европу». Очень возможно, что именно оттуда они и пришли – вся интеллектуальная гвардия церковной «реформы»-революции, такие персонажи как, например, Симеон Полоцкий, появились именно оттуда. В последующем почти до конца XVIII в. в России малороссы, сравнительно с великороссами, в сфере богословия и даже светской науки (а также церковного управления), будут доминировать.

Имеются и свидетельства об оккультных увлечениях вершителей «книжной справы». Так, Симеон Полоцкий составлял (в том числе и для Царя Алексея Михайловича) гороскопы. По некоторым данным, относительно рождения будущего Царя, Петра I, им также были даны Алексею Михайловичу рекомендации оккультного порядка. По Б.П. Кутузову, зачатие будущего enfant terrible состоялось, согласно указаниям Симеона Полоцкого, основанным на астрологии, 11 августа 1671 г. То есть в канун Успенского поста.

Вообще же увлечение гороскопами, эзотерикой и иной бесовской мистикой было не чуждо многим представителям тогдашней русской аристократии. Не случайно таких людей вожди старообрядчества прозвали «альманашниками» (от «Альманаха» – тогда это слово употреблялось в значении сборника разного рода оккультных и астрологических сведений). И совсем не безумным, на таком фоне, выглядит свидетельство Аввакума: «Какую же премудрость любит Павел митрополит и прочии ево товарищи, зодейщики? Со мною он, Павел безумный, стязався, глаголющи: “Велено-де научится премудрости альманашной и звездочетию”». И опять вопрос – кем велено?..

Наиболее вероятно, что и Патриарх Никон, и Царь Алексей Михайлович были ловко обмануты – и иезуитами, и теми, кто в данном случае с ними работал на пару. А именно тайным обществом жидовствующих сатанистов.
Разумеется, можно пытаться возразить: Царь Алексей Михайлович сделал так много доброго: присоединение Малороссии, освоение Восточной Сибири и т.п. Но есть ли у нас какие-то основания считать дурным человеком Иоанна III? Едва ли. Однако, если бы не Свт. Геннадий Новгородский и Прп. Иосиф Волоцкий, то не исключено, что жидовствующие не были бы побеждены (да они и не были разгромлены окончательно), и подчинили бы своему влиянию Великого Князя. Примечательно, кстати, что Патриарх Никон, уже будучи в добровольном изгнании, вернулся к старому, дореформенному чину Богослужения. Примечательно также и то, что в 1657 г. он благословил о. Григорию (Неронову) служить по старому Служебнику. (В последующем такое будет невозможно почти полтора столетия, до введения единоверия.) И в этом смысле показательно и то, что тот же разбойничий «собор» 1666-67 гг., который осудил и предал анафеме старый обряд, а с ним и всю церковную жизнь за семь столетий до того, осудил также и Патриарха Никона.
Разного рода фактов, подтверждающих – пусть, в большинстве случаев, и косвенно, но все-таки подтверждающих – существование тайного антихристианского общества жидовствующих на Руси немало. И если исходить из того, что такой оккультный элитарный орден действительно был, то становится понятным, откуда взялся enfant terrible. И вопрос И.Л. Солоневича: откуда Кокуй взялся в жизни юного Петра I (самое зачатие которого, весьма вероятно, состоялось соответственно указаниям астрологов), в общем и целом можно считать исчерпанным.

Тогда же становится понятным, почему на Русь обрушился шквал губительных петровских преобразований. Погромные реформы, а вернее, революция Петра I стала лишь проекцией в социально-политической и культурной сферах той духовной катастрофы, которая совершилась в Русской Церкви в XVII в. И именно там следует искать корень большинства наших сегодняшних бед.
Но вот было ли тайное оккультное общество, которое во второй половине XVII столетия сумело взять в свои руки многие властные рычаги в России? Отчасти прояснить эту ситуацию позволяют некоторые, ставшие не так уж давно известными, факты из жизни Петра I.

Элитарный оккультный орден: «Всешутейший и всепьянейший собор»

Когда заходит речь о том, мог ли существовать во времена Петра I какие-либо тайные общества, то так называемый «Всешутейший собор» Петра, как правило, подробно не рассматривается. Анализируются различные версии: связи с масонством Лефорта, возможность посвящения в масоны самого Петра I, но «всешутейший и всепьянейшие собор» очень часто выпадает из сферы внимания людей, рассматривающих данный вопрос.

Действительно, большинство из нас привыкло полагать, согласно усвоенному еще со школьной скамьи, что петровский пьяный «собор» был его юношеской, почти детской забавой. Ну, собирался юный Петр с юными и не очень друзьями. Пил, курил, неприлично шутил, и все это называл «Всешутейшим и всепьянейшим собором». Мол, детские шалости и т.п. К таким выводам располагали и крайне немногословные характеристики вышеозначенного «собора» историками: невозможное пьянство, разгул, ну и «т.д.». И нормальному человеку, православному христианину тем более, даже не может прийти в голову то, что скрывается за этим «и т.д.».
Совсем недавно моим хорошим приятелем А.П. Щегловым (специалист в области древнерусской книжности, немало времени проведший в архивах, по вероисповеданию – старообрядец-федосеевец) были опубликованы материалы, содержащие некоторые впечатляющие подробности из истории петровского «собора». Перед написанием этой статьи я специально попросил Андрея Петровича предоставить мне все ссылки на те источники, откуда эта информация была почерпнута (за что я ему, по случаю, выражаю свою искреннюю и глубокую признательность). И желающие могут проверить достоверность нижеприведенных фактов (см. примечание).*

Прежде всего – это имеет немалое значение! – «всепьянейший собор» не был именно юношеской забавой Петра I. Созданный в конце XVII в., он продолжал существовать и тогда, когда Петр уже давно как вышел за границы «юношеского возраста». (В частности, некоторые факты, которые описаны ниже, относятся, например, к 1718 г. – то есть к тому времени, когда enfant terrible исполнилось уже 46 лет).

Во-вторых, пьянство петровского «собора» было отнюдь не безсмысленным. Как не безсмысленным был и практиковавшийся там разврат. Во всем этом был смысл, и все это было подчинено определенному ритуалу. Автор приносит свои извинения боголюбивому читателю за подробные описания петровских «деяний», которые приводятся ниже. Однако без знания их понять, почему Петра I именовали простые русские люди антихристом, и почему мы называем его «всепьянейший собор» оккультным орденом, попросту невозможно.
«Сумасброднейший, всешутейший и всепьянейший собор» был иерархически четко выстроенным элитарным обществом, которое просуществовало не менее тридцати лет. Постоянный состав его в разное время колебался от 80 до 200 человек, и состоял либо из представителей знатнейших и древнейших российских фамилий (начиная с самого Царя), либо из людей, лично очень близких Петру I, невзирая даже на их неаристократическое происхождение. (К последней категории относился, например, Никита Моисеевич Зотов, первый учитель грамоте, а возможно, и чему иному, Петра.)

Иерархия петровского «собора» была кощунственной пародией на церковную иерархию. Во главе его стояло два лица – «князь-кесарь» (назначался лично Петром I) и «патриарх» (избирался «собором»). Им подчинялись следующие «чины»: «архиереи», «ризничьи», «попы», «архидиаконы», «диаконы». Женская иерархия была следующей: «князь-игуменья», «архи-игуменья», «диаконисы», «монахини» (произносилось это слово, правда, несколько иначе, но об этом ниже).
Всем «чинам» полагались соответствующие «облачения» и «знаки отличия». Так, «архиереи» вместо панагий носили фляги с вином, а на «митре» «князя-папы» было изображении Бахуса – латинского бога вина. Что касается облачений женской иерархии собора, то они просто отсутствовали – «диаконисы» свои обязанности выполняли вообще без какой-либо одежды.

Все ритуалы «собора» были четко прописаны. Имелись и свои молитвы, тексты большей части которых, к сожалению, утеряны (хотя для вполне определенных выводов хватает и того, что сохранилось). Протокольным же языком «соборян» была матерщина.

По мнению А.П. Щеглова, это было вызвано тем, что мат есть ничто иное, как сакральный древнеславянский язык, язык языческого магизма. Идея взаимодействия двух половых начал является одной из основ всякой пантеистической концепции, и потому все слова, описывающие соответствующие действия, приобретают в язычестве статус сакральных. Весьма возможно, что Св. Церковь именно по этой причине строго запрещала употребление мата, рассматривая его как проявление язычества.
Вне зависимости от того, справедлива ли точка зрения А.П. Щеглова, или матерщина имеет иное (тюркско-еврейское) происхождение, очевидно одно: мат употреблялся, и употребляется различными колдунами и ведунами в своих операциях. Используется он и сатанистами – как вербальное выражение блуда и половых извращений. По этой причине, надо полагать, он и стал официальным языком петровского пьяного «собора».

Итак, сей «собор» возглавляли двенадцать архижрецов («архиереев», кардиналов, «митрополитов» и т.д.) и «патриарх». Числовая символика понятна – двенадцать дегенератов пародировали Двенадцать Апостолов; кроме того, двенадцать – это минимальное количество епископов, необходимых для суда над другим епископом (то есть для проведения полноправного Церковного Собора). Титул «патриарха» был такой: «Всешутейший и всесвятейший патриарх кир-е…и Никита Пресбургский, Заяузский, от великих Мытищ и до мудищ». Петр I, которого некоторые нынешние рафинированные ультра-«монархисты» продолжают титуловать «благочестивейшим», имел кличку (или титул) Пахом-пихайх… В списке «соборян» за 1706 г. читаем следующее: «Архикнязь-папа. При нем служители: протокопайх… – Михайлов, духовник Иринарх…, архидиякон Идинах… Строев, протодиякон Пахом Пихайх… сам Петр, дьякон Иоиль Попирайх… Бутурлин…». Разумеется, троеточия поставлены мной, а не составителем данного списка, из которого мы процитировали лишь начало.
А вот пример их молитвы (из чина поставления «князя-папы»): «Рукополагаю аз, старый пьяный, сего нетрезваго во имя всех пьяниц, во имя всех скляниц, во имя всех зернщиков (зернщик — азартный игрок в кости, или зерна – Д.С.), во имя всех дураков, во имя всех шутов, во имя всех сумозбродов, во имя всех лотров (лотр — разбойник, забулдыга, гуляка – Д.С.), во имя всех водок, во имя всех вин, во имя всех пив, во имя всех медов, во имя всех каразинов (каразин — малиновая водка – Д.С.), во имя всех сулоев (сулой — сусло, квас – Д.С.), во имя всех браг, во имя всех бочек, во имя всех ведр, во имя всех кружек, во имя всех стаканов, во имя всех карт, во имя всех костей, во имя всех бирюлек, во имя всех табаков, во имя всех кабаков — яко жилище отца нашего Бахуса. Аминь». Данная кощунственная пародия на хиротонию, молитвословие, обращенное к Бахусу – языческому богу, то есть, с христианской точки зрения, бесу, венчало собой подробно разработанный чин избрания «князя-папы». Чин же сей описан в воспоминаниях участников всех богомерзких дел петровского «собора».

Нового «князю-папу» в декабре 1717 г. выбирали так.
Днем 28 декабря 1717 г. «архиереи» «всешутейший собор» собрался в Пресбурге («потешном городке» Петра I), в деревянном доме Н. Зотова. Собравшиеся архижрецы, севши по местам, исполнили «песнь Бахусову». Затем «князь-кесарь» Иван Ромодановский обратился к ним с речью, в которой призывал их «прилежно просить Бахуса» о выборах нового «патриарха». После чего их препроводили в особое помещение, где для каждого было приготовлено «логовище» (место для возлежания плюс фляга с вином); само же помещение было заперто на ключ. Архижрецы должны были, посредством продолжительного пьянства, выявить наиболее выдающегося «подражателя Бахусова». К утру 29 декабря, таким образом, было выделено три претендента; тогда же в Пресбург съехались и остальные участники «собора».

Когда все «соборяне» собрались в зале, по поручению князя-кесаря «ключарь» отправился за так называемым «муде для выбирания», или «балами» – некими шарообразными предметами, которые извлекались из мошонок крупных животных. Затем производилась, «крепким осязанием», процедура проверки кандидатов в «папы» на принадлежность к мужскому полу; избранных в особой «каморе» рассадили по стульям с отверстиями, и уполномоченные «соборяне» производили освидетельствование. Данная процедура (как и выбор кандидатов в запечатанном помещении) была пародией на традиционные обряды римокатоликов, совершающиеся при избрании понтифика.
Затем началась процедура голосования. Все участники «собора», «по чину», подходили к «князь-игуменье», целовали ее в обнаженные груди и получали балы для голосования (один черный, обшитый тканью, и один белый, натуральный). При голосовании вся эта мерзость бросалась в особую шкатулку, сделанную в виде Евангелия. Причем обходила с этой шкатулкой голосующих «соборян» голая «диакониса».

Среди мелких «чинов» «всешутейшего собора» особо следует упомянуть неких «суфранов». Название данной категории «всепьянейших» прислужников происходит, скорее всего, от французского soufrer – окуривать, пропитывать серой. В обязанности суфранов входило совершение каждения – каждения серой; сама же серная кадильница изготовлялась либо в виде рукомойника, либо в виде туалетного горшка.

Завершался же чин избрания нового «папы» торжественным обедом. Отпив из огромного ковша, который держал в руках новоизбранный «папа» (таковым тогда стал Петр Иванович Бутурлин), «соборяне» целовали бывшую и новую «князь-игуменью» «в ея лоно подпупное», и шли на пиршество. Угощение было следующим: источники балов для голосования, но уже «с их долгими и их гнездами». Однако этим праздник не закончился: накушавшись вышеописанного угощения, «соборяне» посадили голого Бутурлина в чан с вином, из которого (сами уже будучи в голом виде) они это вино и пили…

Свои ритуалы члены «всешутейшего собора», как правило, приурочивали к праздничным или особо значимым датам и периодам православно-христианского календаря (например, постам). В первую седмицу Великого Поста «соборяне» во главе Петром-«Пахомом» устраивали кощунственную пародию на «покаянную процессию»: в вывернутых полушубках, на волах и ослах, или в санях, в которые запрягались свиньи и медведи, совершали они свой выезд. Таким же образом поступали они и в неделю Ваий, пародируя патриаршее «шествие на осляти» (которое символически изображало Вход Господень в Иерусалим).
Примечательно, что к ритуалам «всешутейшего и всепьянейшего собора» сам Петр I относился весьма серьезно. Весьма красноречиво об этом говорит то, что после того, как П.И. Бутурлин овдовел (1721 г.), Петр настоял на том, чтобы Бутурлин, как «князь-папа», обвенчался на вдове Никиты Зотова, бывшего его предшественником на этом посту. Да и сам брак был более чем необычным. Вместо иконы над головой «молодых» повесили изображение Бахуса. А комната для первой брачной ночи была устроена в пирамиде, имевшей отверстия в стенах, дабы прочие «соборяне» могли наблюдать за происходящим там.

Описывать дела Петра и его поганого «собора» можно было бы и далее. Но вышеприведенных фактов более чем достаточно для того, чтобы понять: «всешутейший и всепьянеший собор» не был просто пьянкой – пусть даже и весьма фривольной пьянкой великосветских негодяев. Это было именно иерархическое общество, причем общество элитарное (сам Петр I и его ближний круг, в первую очередь аристократия), с четко прописанным уставом и богохульными ритуалами.
Сами же деяния «собора» более всего подходят под определение сатанинских радений, наподобие «черной мессы». Пьяные и матерящиеся, полуголые и голые, закусывающие вина и водку половыми членами и мошонками разных скотов, развратничающие посреди серных испарений – таковы были творцы новой, a-la «просвещенная» Европа, России.

Примечательно и то, что в некоторых делах «всешутейшего собора» принимал участие и архиепископ Феофан (Прокопович) – создатель синодальной системы, ненавистник патриаршества и русской церковной традиции, явно тяготевший к протестантизму. На Руси народился новый тип архиерея – «прогрессивного и открытого»; позднее этот прогресс и открытость не раз еще придется наблюдать в лице таких деятелей, как, например, митрополит Никодим (Ротов).

Существование петровского «всешутейшего собора», учитывая ряд фактов, указывающих на наличие тайных обществ (или одного тайного общества), причастных к так называемой «церковной реформе XVII в.», служит подтверждением того, что в конце XVII – начале XVIII вв. в самых высших слоях русского общества свила себе гнездо антихристианская оккультная секта, или некий «орден». Данная структура по своему иерархическому строю и антихристианской мистическо-ритуальной практике почти совершенно идентична аналогичным тайным обществам, существовавшим в Европе в средние века и в Новое время, в разгар так называемого Ренессанса. И разрушительная церковная «реформа», и последовавшие за ней погромные петровские преобразования справедливо могут рассматриваться как атака жидовствующих сатанистов и европейских безбожников на Святую Русь. Атака, надо признать, во многом увенчавшаяся успехом.

Стало быть, мы вправе говорить об этих событиях нашей церковно-государственной истории как об одном из важнейших актов той битвы Церкви Божией и синагоги сатаны, которая идет после распятия Христа Спасителя, и окончится лишь Его славным Вторым Пришествием. Погромные петровские реформы – это лишь социально-политическая проекция той духовной катастрофы, которая совершилась на Руси во второй половине XVII столетия. Следующим плодом названной катастрофы станет 1917 г. И именно там, в церковном погроме XVII в. находится духовный корень многих наших нынешних бедствий. И до тех пор, пока этот корень не удален, мы не можем рассчитывать на твердый успех в деле очищения от всех ересей, еретиков и безбожников нашей Русской Православной Церкви, и в деле национального возрождения России.

Время собирать камни!

… сами, как живые камни,

устрояйте
из себя дом духовный,

священство святое,

чтобы приносить духовные жертвы,

благоприятные Богу Иисусом Христом

1 Петр. 2:5

Союз Русского Народа – уникальная организация в силу того, что в ее рядах состояло множество святых, в том числе множество новомучеников и исповедников российских. И именно в Уставе этой организации (1905 г.) мы видим следующий, весьма примечательный пункт: «…православной христианской церкви, которая должна быть восстановлена на началах соборности и состоять из православных, единоверцев и воссоединенных с ними на одинаковых правах старообрядцев, должно быть предоставлено первенствующее и господствующее в государстве положение». В тот период времени не были еще официально сняты беззаконные клятвы на старые обряды (ныне отменены и в Московской Патриархии, и в Зарубежной Церкви). Еще подвергались дискриминации старообрядцы – но цель соединения приверженцев старого и нового обряда в единой Русской Церкви, в которой во всей полноте должна быть восстановлена соборная система управления, восстановлен самый соборный дух – цель эта уже была заявлена.

XX век принес нам множество потрясений, и несколько новых расколов. Наша Православная Российская Церковь утратила единство, которое во всей полноте не восстановлено до сих пор. Отдельно друг от друга существуют Зарубежная Церковь и Московская Патриархия (ибо так называемое объединение оказалось во многом, увы, фиктивным – да иначе, без единства в Истине, и быть не могло), и те общины, которые остаются еще от Катакомбной Церкви. Благодаря большевикам и их наследникам-демократам (необольшевикам), Русская Церковь прошла через горнило страшнейших гонений. Горнило, через которое в конце XVII – начале XVIII века прошло Старообрядчество. И мы, храня память о страшнейших гонениях XX в., очень часто забываем о том, как русским людям рубили головы, как их сжигали живыми, били кнутом, гнали в Сибирь – и все только за то, что они молились и крестились так, как до того семь веков молилась и крестилась вся Русь. А до того – не только Русь, но весь православный славянский и греческий мiр.

И с нашей стороны, мягко говоря, странным было ожидать, что старообрядцы, широко раскрыв объятия, побегут с нами объединяться сразу после того, как РПЦ МП в 1971 г. и РПЦЗ в 1974 г. были сняты клятвы на старые обряды, а сами эти обряды были признаны равночестными новым. Ситуация получилась весьма странная: мол, мы вас жгли, рубили, ссылали, мучили, ограничивали в правах – за равночестный и равноспасительный обряд, как в итоге выяснилось. Не желаете ли с нами соединиться? Вот нам и ответили: нет, не желаем.

Единство – то самое церковное единство, завещанное нам основателями Союза Русского Народа, возможно лишь в Истине. И придти к нему нам можно лишь через покаяние. И самое лучшее, что было сделано за последние триста пятьдесят лет для достижения такого единства – это покаянное обращение к старообрядцам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей 2000 г. От лица Русской Церкви (нового обряда) Отцы Собора принесли покаяние перед Старообрядчеством: «Мы глубоко сожалеем о тех жестокостях, которые были причинены приверженцам Старого Обряда, о тех преследованиях со стороны гражданских властей, которые вдохновлялись и некоторыми из наших предшественников в иерархии Русской Церкви… Простите, братья и сестры, наши прегрешения, причиненные вам ненавистью. Не считайте нас сообщниками в грехах наших предшественников, не возлагайте горечь на нас за невоздержные деяния их. Хотя мы потомки гонителей ваших, но неповинны в причиненных вам бедствиях. Простите обиды, чтобы и мы были свободны от упрека, тяготеющего над ними. Мы кланяемся вам в ноги и препоручаем себя вашим молитвам. Простите оскорбивших вас безрассудным насилием, ибо нашими устами они раскаялись в соделанном вам и испрашивают прощения… В XX веке на Православную Российскую Церковь обрушились новые преследования, теперь уже от рук богоборного коммунистического режима… Мы со скорбью признаем, что великое гонение нашей Церкви в прошедшие десятилетия отчасти может быть и Божиим наказанием за преследование чад Старого Обряда нашими предшественниками. Итак, мы сознаем горькие последствия событий, разделивших нас и, тем самым, ослабивших духовную мощь Русской Церкви. Мы торжественно провозглашаем свое глубокое желание исцелить нанесенную Церкви рану…».

Примечательна дата, когда данное обращение было принято: 2000 год. Совсем немного времени оставалось до тех пор, когда Русская Зарубежная Церковь будет опрокинута в пучину нестроений и раздоров. И накануне этих тяжких лет Архиерейский Собор во главе с приснопамятным Митрополитом Виталием принимает это покаянное обращение, призыв через покаяние объединяться в Истине. Эти слова были подлинным голосом Русской Церкви, и они, несомненно, должны стать также одной из духовных основ соборного Русского Православия.

Архипастыри Зарубежной Церкви справедливо указали также и на то, что Русская Голгофа XX столетия стала возможной в том числе и благодаря тому, что за двести лет до того многие русские люди были преданы на муки и смерть за приверженность старому чину, приверженность Русскому Православию, каким оно было начиная от Св. равноап. Князя Владимира. Нам, потомкам гонителей их, Господь попустил гонения, попустил оказаться на месте старообрядцев. И сходство нашего положения в XX-XXI веках с тем положением, в котором пребывали старообрядцы в XVII-XVIII столетиях, весьма велико.

Подобно старообрядцам, истинно-православные христиане (различных юрисдикций) претерпели гонения. Также, как и в Старообрядчестве, не удалось сохранить церковного единства. Но (и в этом тоже проявляется явное сходство, на грани идентичности) все различные истинно-православные христиане все же ощущают себя принадлежащими к некоему единому целому, к истинному и неповрежденному Православию. Отношения между верными осколков РПЦЗ (епископа Агафангела и так называемых витальевцев), катакомбниками и консерваторами-ревнителями Московской Патриархии чрезвычайно похожи на те отношения, которые существуют традиционно между различными старообрядческими согласиями. Наконец, сходство проявляется даже в том, что сейчас появляется уже такой примечательный феномен, как некое новообрядческое безпоповство. После распада (или разгрома) РПЦЗ имеют место прецеденты перехода отдельных людей на положение неких новых безпоповцев. Не доверяя никому из духовенства тех юрисдикций, с которыми они могут установить отношения, службы они совершают мiрянским чином; по сути, также поступали в конце XVII столетия и поморы.

Сближение положения истинно-православных христиан, приемлющих новый обряд, с положением, в котором некогда пребывали старообрядцы – это еще одно знамение времени, указание нам на то, чтобы мы начинали поиск пути к соединению с нашими братьями. Как с теми, с кем мы утратили единство в XX в., так и с теми, кто был отделен от нас в XVII столетии. Путь этот одолеть нам будет очень непросто, но «невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18:27). Основа же для этого единства была положена в 2000 г. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Заграницей. И мы должны продолжить начатое тогда, в 2000 г., покаянное делание, о чем сейчас, в завершении Великого Поста, особенно уместно подумать.

Семя разделения и дехристианизации Руси, брошенное в XVII в., успело пустить глубокие корни. Но вырвать их необходимо; ибо, пока это не сделано, мы не можем рассчитывать на твердый успех в деле церковного и национального возрождения России.

Димитрий Саввин


Оставить свой комментарий
Обсуждение: 40 комментариев
  1. Кондратенко Евгений Викторович:

    Во-первых следует отказаться от троеперстия, вернуться к истинному.

  2. Николай Сергеевич:

    Нашли подходящее время для разрушения церкви изнутри, "богословы". Со времени раскола в течение многих веков старообрядцы не обрели НИ ОДНОГО святого, что говорит о том, что они, как и иудеи, закостенели в своей ереси И ДУШИ СВОИ НЕ СПАСАЮТ (читай летопись Серафимо-Дивеевского монастыря). А вы работаете на врага рода человеческого и на врагов России своими "богословскими статьями". На Кондратенко Е.В. вы уже подействовали, раз он, прочтя вашу статью, предложил отказаться от троеперстия. Не боитесь ответа на СУДЕ за соблазн "малых сих"? Долго еще будете "косить" под православных русских патриотов?

  3. Димитрий Литва Веры Древнеправославной:

    … Брат Евгений Викторович Ваше заявление провакационно — ни от чего не надо отказыватся! Что было … то было… За руки надо взятся всем вместе! … А время … всё раставит по своим местам!

  4. Димитрий Литва Веры Древнеправославной:

    …. Уважаемый Николай Сергеевич Вами сейчас горит ЗЛОСТЬ (от ЗЛО), а не ЛЮБОВЬ. Вы ОСЛЕПЛЕНЫ ею! … Значит Вы не ПРАВЫ, … или же исполняете свой служебнвй долг! А испечь новых святых так же легко, как нового "всенародноизбранного русского" президента, .. корого благословил Ридигер! … А так же наградил его жену (иудейку) церковным орденом, … интересно за какие заслуги? … Какими добрыми делами для Россий и русского народа она заслужила его? … Может можете народу объяснить ?

  5. Димитрий Саввин - Николаю Сергеевичу:

    А Вы, многоуважаемый, можете что-нибудь противопоставить фактам и аргументам, изложенным выше, кроме голословных обвинений и истерических завываний? Если можете — интересно было бы почитать или послушать. Насчет того, что не дали "ни одного святого" — все не так просто, как Вам кажется. Канонизаций у белокриницких и новозыбковских старообрядцев было не так уж мало. Были у них и свои новомученики в XX веке. Насколько обоснованы были эти канонизации — вопрос иной; но от него нельзя так легко отмахнуться, как это делаете Вы. Считаете, видимо, что Вам все лучше понятно, чем святым черносотенцам (членам СРН), стремившимся к единству со старообрядцами.

  6. Димитрий Саввин - Димитрию из Литвы:

    Идея "взяться за руки" — очень хорошая идея. Вот и предалагю Вам зайти на сайт srn.rusidea.org, ознакомиться с деятельностью нашей организации, и вступить в нее, если посчитаете для себя возможным. В Литве у нас пока ни отделов, ни даже групп нет. Это было бы хорошим и реальным делом, чего сейчас русским людям так не хватает.

  7. р. Б. Павел:

    Превосходная статья, Дмитрий Саввин! Дело сближения (в том числе и в восстановлении попранных канонов) хотя и долгое, но это не значит, что оно невозможно! Да явится эта замечательная статья первым шагом к нему!

    Николай Сергеевич, церковь изнутри совершают те, кто позваляет себе кощунственные выходки (вроде надписей на иврите на стенах Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и масонских звёзд в ХЪраме Христа Спасителя)!

  8. р. Б. Павел:

    А также и те, кто призывают к атомарным отношениям между верными Христу православными христианами различных юрисдикций или пуще того: подчинению их братьям раввинов — Редигеру и Гундяеву, которые допускают различные кощунства в Храмах Божьих и Русских Святынях, о чём я писал ниже.
    Так дальше нельзя! Или мы верные Христу и объединяемся с такими же верными в Истине, или идём все в ад вместе с волками в овечьих шкурах — злыми виноградорями, разделяющих овец Христовых и отадющих их на снедение диаволу.

  9. внук славян:

    Да, враги РОССИИ и Православия упорно продолжают разрушать изнутри и Церковь и государство. Т.е. размещают в святынях свои символы, пытаясь исказить и унизить символы христианские. В Киево- Печерской лавре они пол выложили изображениями православных крестов, правда, прикрыв тканевыми дорожками. Аналогично,- памятник ельцину. На брусчатке перед памятником они высекли православный крест. Какое уважение к главной святыне Христианства! А выше его- Реклама зубной пасты AQUAFRESH. Хотя,- какой герой, такой и памятник. В одном православном храме на алтаре я видел своеобразные кресты- шестиугольные. Т.е.- верхняя перекладина незаметна- почти сливается с вертикалью.Крестов 3.Перед алтарём расстилается трезубез Посейдона в виде голубей. Факт, но один еврей (хасид)- предлагал мне сделать карьеру среди православных священников. Они этого и не скрывают.

  10. Николай Сергеевич - Димитрию Саввину и гостям:

    Прошу не обвинять меня в отсутствии любви к вам, в ослеплении злом и голословности. Напротив, мной руководит чувство сострадания к вам и надежда на то, что СВЕТ ИСТИНЫ просветит вас, ибо вы — русские люди! Я — грешнейший человек и потому я не высказываю свои мысли по животрепещущему вопросу, а ссылаюсь на мнение моего самого любимого Святого Преподобного Серафима, Саровского чудотворца.
    Т.к. большой текст здесь не пропускается, мне придется писать с продолжениями, простите.

  11. Николай Сергеевич (продолжение):

    Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря, издание Московского Богородице-Рождественского женского монастыря, 1996 год, стр.344.
    …"Однажды пришли к нему (о.Серафиму) четыре человека из ревнителей старообрядства, жители села Павлова Горбатовского уезда, спросить о двуперстном сложении, с удостоверением истинности старческого ответа каким-нибудь чудом или знамением. Только-что переступили они за порог келии, не успели еще сказать своих помыслов, как старец подошел к ним, взял первого из них за правую руку, сложил персты в трехперстное сложение по чину Православной Церкви, и таким образом, крестя его, держал следующую речь:"Вот христианское сложение креста!

  12. Николай Сергеевич (продолжение):

    Так молитесь и прочим скажите. Сие сложение передано от св. Апостолов, а сложение двуперстное противно святым уставам. Прошу и молю вас, ходите в церковь грекороссийскую: она во всей славе и силе Божией! Как корабль, имеющий многия снасти, паруса и великое кормило, она управляется святым духом. Добрые кормчие ея -учители Церкви, архипастыри — суть преемники Апостольские. А ваша часовня подобна маленькой лодке, не имеющей кормила и весел, она причалена вервием к кораблю нашей церкви, плывет за нею, заливаемая волнами, и непременно потонула бы, если бы не была привязана к кораблю".

  13. Николай Сергеевич (продолжение):

    В другое время пришел к нему один старообрядец и спросил:"скажи, старец Божий, какая вера лучше: нынешняя церковная или старая?"
    —Оставь свои бредни, отвечал о.Серафим, жизнь наша есть море, св. Православная Церковь наша — корабль, а кормчий — сам Спаситель. Если с таким кормчим люди, по своей греховной слабости, с трудом переплывают море житейское и не все спасаются от потопления, то куда же стремишься ты с своим ботиком и на чем утверждаешь свою надежду — спастись без кормчего?

  14. Николай Сергеевич (продолжение):

    Однажды зимой привезли на санях больную женщину к монастырской келии о.Серафима и о сем доложили ему. Несмотря на множество народа, толпившагося в сенях, о.Серафим просил принести ее к себе. Больная вся была скорчена, коленки сведены к груди. Ее внесли в жилище старца и положили на пол. О.Серафим запер дверь и спросил ее:"Откуда ты, матушка?" -Из Владимирской губернии. "Давно ли больна?" -Три года с половиною. "Какая же причина твоей болезни?"

  15. Николай Сергеевич (продолжение):

    -Я была прежде, батюшка, Православной веры, но меня отдали замуж за старообрядца. Я долго не склонялась к ихней вере — и все была здорова. Наконец они меня уговорили: я переменила крест на двуперстие и в церковь ходить не стала. После того вечером пошла я раз по домашним делам во двор, там одно животное показалось мне огненным, даже опалило меня; я, в испуге, упала, меня начало ломать и корчить. Прошло не мало времени. Домашние хватились, искали меня, вышли на двор и нашли — я лежала. Они внесли меня в комнату. С тех пор и хвораю.

  16. Николай Сергеевич (продолжение):

    "Понимаю… отвечал старец. А веруешь ли ты опять в св. Православную Церковь?" -Верую теперь опять, батюшка, отвечала больная. Тогда о.Серафим сложил по православному персты, положил на себе крест и сказал:"Перекрестись вот так во имя Святой Троицы". -Батюшка, рада бы, отвечала больная, да руками не владею. О.Серафим взял из лампады у Божией Матери Умиления елея и помазал грудь и руки больной. Вдруг ее стало расправлять, даже суставы затрещали, и тут же получила совершенное здоровье. Народ, стоявший в сенях, увидев чудо, разглашал по всему монастырю, и особенно в гостиннице, что О Серафим исцелил больную.

  17. Николай Сергеевич (продолжение):

    Когда это событие кончилось, то пришла к О.Серафиму одна из Дивеевских сестер. О.Серафим сказал ей:"это, матушка, не Серафим убогий исцелил ее, а Царица Небесная". Потом спросил ее:"Нет ли у тебя, матушка, в роду таких, которые в церковь не ходят?" -Таких нет, батюшка, отвечала сестра, а двуперстным крестом молятся мои родители и родные все. "Попроси их от моего имени, сказал о.Серафим, чтобы они слагали персты во имя Святой Троицы". -Я им, батюшка, говорила о сем много раз, да не слушают.

  18. Николай Сергеевич (продолжение):

    "Послушают, попроси от моего имени. Начни с твоего брата, который меня любит: он первый согласится. А были ли у тебя из умерших родные, которые молились двуперстным крестом?" -К прискорбию, у нас в роду все так молились. "Хоть и добродетельные были люди, заметил о.Серафим, пораздумавши, а будут связаны: св. Православная Церковь не принимает этого креста… А знаешь ли ты их могилы?" Сестра назвала могилы тех, которых знала, где погребены. "Сходи ты, матушка, на их могилы, положи по три поклона и молись Господу, чтобы Он разрешил их в вечности".

  19. Николай Сергеевич (продолжение):

    Сестра так и сделала. Сказала и живым, чтобы они приняли православное сложение перстов во имя Святой Троицы и они точно послушались голоса о.Серафима: ибо знали, что он угодник Божий и разумеет тайны св.Христовой веры. О православном сложении перстов и положении на чело крестного знамения должным образом о.Серафим очень заботился и приписывал крестному знамению великую силу.
    Конец и Богу Слава!

  20. Администратор - Николаю Сергеевичу:

    Эти окошки предназначены для кратких откликов. Оставляем Вашу статью в виде исключения. Просим зарегистрироваться на форуме — там есть дискуссия о старообрядчестве, и размещать большие тексты там: https://rusidea.org/forum/viewtopic.php?t=565

  21. Иванов Юрий Николаевич:

    В целом написано правильно и хорошо, но для невежд, как я, следовало бы хотя бы вскользь сказать о неурядице в РПЦЗ.

  22. Димитрий Саввин:

    Открылась бездна, звезд полна… Вообще говоря, относительно пророчеств и высказываний Прп. Серафима Саровского нужно соблюдать осторожность (есть подозрения об апокрифичности неокторых из них; кстати, на этом форуме эта тема поднималась). А вот о том, что Прп. Серафим молился по лестовке (с каковой и изображается на иконах) и носил литой ("поморский") восмиконечный крест — об этом почему-то не вспоминают, хотя это факт безспорный. А ведь такие кресты тогда называли "раскольничьими", т.е. старообрядческими.

  23. Александр:

    Николай Сергеевич, а с чего Вы решили, что у староверцев нет святых уровня С. Саровского?
    Вы о таких святых слышали:
    преп. Аркадий и Константин Шамарские
    преп. Лаврентий Ветковский
    преп. Лаврентий Новокрупецкий
    преп. Серапион Черемшанский
    преп. Иов Льговский
    преподобные отцы Ветковские, преподобные отцы, чьи святые могилы находятся на Весёлых горах под Нижним Тагилом?
    А святитель Иринарх Ярославский, чьи нетленные мощи пребывают в храме села Елохино Некрасовского района Ярославской области.
    А святитель Василий Уральский, который под конец жизни сподобился дара предвидения?
    Так что Николай Сергеевич, если не знаете, то стремитесь узнать поболее.

  24. прот. Владимир:

    Конец православной Руси хронологически обозначен днем отречения Николая П, в который была явлена Державная икона Божией Матери.И эта икона несет в себе ответ на вопрос о причине случившегося, но никто этот ответ до сих пор не разглядел. А он так очевидно представлен: это ДВУПЕРСТНОЕ перстосложение благословляющей десницы Господа,которое выписано со всем тщанием, дабы не было сомнения в его принадлежности к старообрядчеству.Только смотреть надо оригинал иконы — например на фото в книге "Царица Небесная — державная правительница земли Русской".ФОРУМ,Москва 2007 /сост.С.В.Фомин/.Так что уважаемый Димитрий Саввин раскрывает нам глаза на то,что мы уже 90 лет не можем заметить на ниспосланном нам свыше образе.

  25. Вадим В.:

    Какая жалость, что наши пишущие о церковных проблемах люди устами чтут Новомучеников, сердца же их далеко от них отстоят. Потому и не внемлют они нашим главным учителям сегодняшнего дня, призывавших нас: "Больше веры!" А без веры то думы только о том, что человеческое, а не о том, что Божiе. Вот, и не ведают наши "богословы" того, что "Не земными расчётами, а Десницею Божией управляется Россия". А, если бы ведали, то не искали бы виновных среди людей, совершавших неосознанно то, что нужно было Богу. И тогда, сколько бы лишнего повыбрасывали бы они сами из своих “богословских” работ, и ещё больше было бы того, чего они просто не написали бы. В.В.

  26. Кирилл:

    Выводы статьи, к сожалению, не соответствуют её посылкам.
    Нет сомнений во вредоносном влиянии тайных иудео-масонских обществ на Петра Первого и многих других. Однако это не делает старообрядчество (в любой его деноминации) истинной верой. Его отвергали как душепагубные ересь и раскол святители Димитрий Ростовский, Игнатий (Брянчанинов), св. Иоанн Кронштадский, о чём не трудно почитать в их изданных в России книгах.
    Святитель Серафим Соболев (творящий чудеса после смерти в Болгарии) в своей замечательной книге "Русская идеология" одобряет деятельность патриарха Никона и говорит о его посмертных чудесах.
    Святые отцы, установленные через них Святым Духом церковные каноны и Новый Завет запрещают общение с еретиками (значит, и экуменизм) после максимум двух попыток неудачного обращения. К еретикам относятся и восстановившие общение со старообрядцами (в 1970-е гг.), признавшие католиков Церковью (на Архиерейском соборе 2000 г.) и отрицающие необходимость соблюдения канонов клирики Московской патриархии, равно как и сохраняющие с ними общение миряне. Зарубежная Церковь также на практике отвергает необходимость соблюдения канонов, а в 1980-х гг. признала действительность таинств у еретиков (учение митрополита Киприана) и тем самым давно перестала быть православной, подобно критиковавшимся ею экуменистам-"православным".
    Действительно, "мы не можем рассчитывать на твердый успех в деле церковного и национального возрождения России" (говоря словами статьи), пока не начнём в собственной жизни следовать учению Православной Церкви (т.е., прежде всего, Евангелию и святым отцам). Пусть при этом и придётся сначала оставаться в одиночестве или крайнем меньшинстве. Попытки патриотической борьбы, основанной на экуменических принципах и объединяющей разных "православных" лишь по имени участников, ждёт, скорее всего, судьба Белого движения, а нераскаянных попирателей православного Предания — вечная смерть.

  27. Димитрий Саввин - Вадиму В. и Кириллу:

    Простите, господа, по болезни и некоторым иным обстоятлеьствам долго не мог зайти сюда и ознакомиться с Вашими замечаниями.
    Вадиму В.: Простите, Вы вообще о чем? Промысел Божий совершается и через грешников, однако это не значит (Господи, помилуй!) что грех "от Бога". Мол, Россию Божия Десница ведет.
    Кириллу: а почему же Вы, многоуважаемый, не вспомнили не только МП, но и Митрополита Виталия, и покаянное обращение РПЦЗ, о ктором в моей статье упомянуто? Не укладывается в Ваше стоеросово-простое мiровоззрение? Если же серьезно, то нужно отделять частные мнения Свв. Отцов (которые бывают и неверны) от "согласия Отцов" по тем или иным вопросам, и наконец, от соборных решений Церкви, которые отвергать невозможно. Учитывая, что при Петре соборные институты управления Русской Церкви были разрушены, говорить о собственно соборном мнении о Старом Обряде вплоть до Собора 1917-18 гг. не приходится. А он, сей Поместный Собор, был уже очень далек от Вашей непримиримости.

  28. Кирилл - Димитрию Саввину:

    "Где просто, там ангелов со сто, а где мудрёно, там ни одного" — говаривал преп. Амвросий Оптинский. "Стрессово-…", "непримиримость" — терминология, более приличествующая толерантным экуменистам-предателям Истины (которая проста!), а не православным людям, призванным в отстаивании своей веры как раз к бескомпромиссности и непримиримости. Если мы будем поступать (стараться поступать) по совести во всём, то и не останемся без вразумления Свыше, кто прав в вопросах веры. Но не останется ненаказанным тот, кто, не имея никаких серьёзных (=святоотеческих!)оснований, дерзко отвергает мнения епископов, святость которых не подвергается сомнению. Те же, кто (незадолго до этого предав Царя) собрались на упомянутый Вами Собор 1917-1918 гг., разрешили, в частности, женщинам входить в алтарь, несмотря на недвусмысленный запрет неотменимых никем церковных канонов, утверждённых Вселенскими Соборами. Не имея удостоверения в Священном Предании, безопаснее для собственного спасения в вечности не иметь вообще никакого мнения по спорному вопросу, отложив его разрешение на будущее — с упованием на помощь Божию и желанием исполнять Его волю, которая хочет всем спастись.

  29. Димитрий Саввин - Кириллу:

    Что ж, тогда получается, что и РПЦЗ, и Катакомбная Церковь, и Московская Патриархия — все отступники, ибо все названные юрисдикции базируются на поставнолениях Собора 1917-18 гг. О канонических нормах: кто отменял канон о том, что не причащавшиеся в течение двух недель отлучаются? Может, изволите приложить к реальности и сей канон? (Кстати, можно вспомнить и понятие "мертвых канонов", принадлежащее, помнится, никому иному, а Свт. Григорию Богослову). Старообрядцы, по вашему — само собой еретики. И где же истинная Церковь? Кто в ней находится, кроме вас, уважаемый Кирилл? Что же касается верности Св. Преданию, то факт остается фактом — Старый Чин куда ближе к тому, который был установлен на Руси в 988 г., чем то, что ввел Патриарх Никон с Алексеем Михайловичем. Так что "никаких серьезных оснований" — это неверно. Оснований — и очень серьезных! — более чем достаточно. Полторы сотни лет говорили, что двуперстие — это ересь, "седалище демонов". А с начала XIX в. вдруг оказалось, что нет (по факту введения единоверия). И т.д. и т.п.

  30. Кирилл - Дмитрию Саввину:

    Именно так и получается в отношении современных МП и РПЦЗ. Прежде всего потому, что давно попраны каноны, о безусловной необходимости соблюдения которых писали многие Св. Отцы — часть цитат см. здесь — http://depositfiles.com/files/6175353 . А упомянутого Вами канона о Причащении нет. Есть Апостольское правило и 1-е (если не ошибаюсь) правило Антиохийского Собора, отлучающие от Церкви тех, кто не причащается за каждой (!) литургией, на которой присутствует, — если, конечно, нет иных канонических препятствий к участию в Таинстве (см. "Книгу правил…"). Многие Св. Отцы заповедовали тем, для кого это возможно физически, ежедневное Причащение — часть цитат см., например, в книге: К. Черемхин. Аскетические заметки. М., 2000. Позднее был опубликован русский перевод давней книги о постоянном Причащении греческих свв. Макария Коринфского и Никодима Святогорца, также содержащий немало цитат и о ежедневном Причащении и о неотменимом статусе церковных канонов. Факт введения единоверия (как и экуменизма и проч.) не может доказать его истинность, как и любой иной факт, противный истинному Церковному Преданию. Истинная Церковь совсем не обязательно там, где большинство голосов — святые Максим Исповедник и Марк Эфесский долгое время были как раз в одиночестве. Наконец, если в реальности не соблюдаются каноны, то тем хуже для реальности и тех, кто её конструирует именно таковой. Церковь там, по слову, например, свт. Феофана Затворника, где подчиняются Евангелию и Св. Отцам. Не покаряющиеся им, не изучающие их, настаивающие на своём мнении прежде изучения Священного Предания по конкретному вопросу и следующие своей воле наследуют вечную гибель. По заповеди Апостола, это — второе и последнее вразумление.

  31. Димитрий Саввин - Кириллу:

    Кирилл, Вы очень много говорите об изучении Св. Предания. Вот и занялись бы — а равно и изучением истории Церкви — грустно уже от Ваших вывертов. Апостольские правила — один из основных и фундаментальных элементов канонического права Церкви. Абсурдно и Ваше заявление про то, что кто-то "восстановил общение" со старообрядцами в 1970-е гг. Ни МП, ни РПЦЗ молитвенно-евхаристического общения со старообрядцами не восстанавливали (да и сами старообрядцы на это бы не пошли). Что Вы подразумеваете под "современной РПЦЗ", не ясно. Отмечу лишь, что покаянное обращение к старообрядцам принято еще при Митр. Виталии. (Больше этого повторять не буду.) Если и он для Вас "неистинный" иерарх и отступник, то кто же тогда истинный? Кстати, Вы сами-то читали постановления разбойничбего собора 1666-67 гг.? И Вы тоже считаете Свт. Макария, как писали "отцы" сего собора, невежественным? А с ним и всех русских православных святых, молившихся и крестившихся старообрядно (от Св. Владимира и до Свщмч. Ермогена?) Если да, то говорить нам с Вами, действительно, пока что не о чем. Только не надо выдавать ереси "залетных" греков XVII столетия за апостольское предание.

  32. Р.Б. (Питер):

    — Что уж тут кружить? Вам, наверное, уже всё про меня рассказали? Ну, так вот, — я на самом деле строю часовню. Там, за этой горкой. И именно православную. Один. И Бог с ними, со старообрядцами, справлюсь. Я ведь со всем сердцем к ним вначале потянулся. По старикам их, по “крёстным” ходил, всё хотел истину найти, понять — в чём суть раскола, суть их на нас обиды. Узнать нечто такое, что, может быть мы, официальная церковь, в этой жизни потеряли, не сумели сохранить и от этого так страдаем. Выведывал, пытал, ждал откровения. Ведь на чём-то же они стоят уже столько лет, не прогибаются перед “духом времени”! Ведь это не восковые фигуры, а живые люди. В чём секрет такой силы, на чём основан этот их строгий спрос со всего мира, моральное, так сказать, право осуждения окружающих?.. Но ничего такого у них не нашёл. Фундамента правоты — любви, понимаете? Самого главного — христианской всепрощающей любви. Одна гордыня. Средневековая обида. И современная ложь. Как они сами говорят “во спасение”. Да, вся их уже вековая стойкость на неприязни и глубочайшем призрении к миру базируется. И не правда, что они не меняются, — ещё как! — столько отсебятины за последнее время понапридумывали. Такие апокрифы, — ещё то творчество! Я вот спрашивал начётчика Симеона, он здесь самый авторитет, всё священное писание наизусть знает, — как же вы без священства, без таинств церковных-то спасение души себе мыслите? Ведь Христос не что-нибудь, а именно церковь на Земле учредил. А он в ответ таких басен наговорил, таких историй понарассказывал! Тут тебе Вечный жид и Алексей Михайлович, папа “рымский” и Никон, и Пётр Первый, и Троцкий, и даже Гагарин с Горбачевым в один ком сплетены. Ну и все мы остальные, кто их толка не придерживается, тоже в ад обречены безо всякой надежды. Вот так он меня просветил, а потом ещё и обругал, как мог, за мои вопросы. Вы разве не знаете? Семейские — жуткие матерщинники, просто жуткие…. Поэтому, Бог даст, закончу к этой зиме задуманное и поеду в Слюдянку. Там у меня батюшка знакомый служит. Я у него на часовню благословлялся, он её и освятить обещал. И отслужить литию на крови невинно убиенных. А там, что Господь положит: сожгут, так сожгут. А, может, и устоит. Может, и после меня хоть какая-то хорошая память останется.(Из книги "Безконечный Патерик")

  33. Димитрий Саввин:

    "Выведывал, пытал, ждал откровения". Волшебного слова ждали; понятно, не дождались. Уважаемый, я сам урожденный забайкалец, выросший и выучившийся в Чите, и про семейских кое-что знаю, в т.ч. многое далеко не из книжек. Многие из современных "семейских" действительно деградировали, и вера их самая что ни на есть языческая. Только это не реабилитирует раскол и погромные реформы. Если уж действительно говорить о гордыне, то хорошо бы начать с себя. Со своей гордыни, которая мешает признать очевидные гонения и неправильность многочисленных "нам тебе", "свиней умных" и мн.др., разсеянных в новых книгах. И по живщуим по разным ПГТ матершинникам судить о Старом Обряде, о великой трагедии раскола XVII в. — просто несерьезно. Кроме того, Старообрядчество не однородно, а данный текст касается представителей лишь одного толка, о других согласиях не упоминая. Что же о многочисленности их сект — нам бы свои бревна из глаз вытащить (РПЦ МП, РИПЦ, РПЦЗ etc), а потом за них браться. Их спасение и их грехи — это их дело. А нам надо у себя порядко навести. Тогда, Бог даст, и их поймем более адекватно.

  34. Зайберт Юлия Андреевна - Димитрию Саввину:

    "Чуть менее двух лет назад автор настоящего текста в своей статье «Антисимфония» уже писал о том, что интоксикация церковного организма ересями, еретическая революция происходит, как правило, одним из двух путей. Первый путь (классический пример – Реформация, породившая протестантизм) – церковная революция «снизу». Протестантски настроенные мiряне и низшие чины иерархии выступают главной движущей силой – и духовно-идеологической, и кадровой."
    Есть исследования о связях Лютера с еврейскими общинами, финансировавшими его реформаторскую деятельность, которую поэтому нельзя считать "революцией снизу". Лютеровская реформация — пример заражения Церкви ересью "сверху", через ставленника — Лютера, провокатора-ересиарха и оккультиста.

  35. Зайберт Юлия Андреевна:

    Спаси Господи! Благодарю за труд!

  36. Димитрий Саввин - Юлии Андреевне Зайберт:

    Во славу Божию! Рады стараться!
    P.S.: Буду признателен, если дадите ссылки на названные труды о Лютере (или сами труды в электронном виде).

  37. Илья Боряков:

    "Николай Сергеевич"! Спаси Вас Господи, слова истины здесь сказали. Преп. Серафима цитаты что Вы написали — мне потребовались и вот только тут нашел, что-то бедно с ними в рунете.

  38. Пафнутьевич:

    Очень интересная статья.
    И мысль о вражеской диверсия весьма познавательна. Более того, требует дальнейшего изследования и разследования.

    От себя же хочу добавить следующее.
    Позиция, согласно которой книжная справа Никона представляется всецело вредительской, рискованная и уязвима. Ибо диавол хитёр и яд свой разбавляет во вполне годной пище, которая от того, впрочем, менее отравленной не становится.
    Тако и тут: надлежит выделить исправления полезные (которые, действительно, исправляют некие ошибки), бесполезные (то бишь меняющие одни выражения на такие же, сходные по смыслу), вредительские, сиречь злонамеренные искажения (то такие, которые можно истолковать превратно, а то и еретически).

    Что же до троеперстного крестного знамения, то, думается, нет в нём ничего плохого, ежели разумеется оно через должную инструкцию (три пальца — Троица, два — богочеловеческая природа Христова) — и без вздорных старообрядческих выдумок про кукиши и распинание.
    Хотя, как по мне, двоеперстное предпочтительнее.

  39. Николай:

    Святой Василий Великий, 1-е Правило: "Ибо, хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от отцев, и чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестити, ни рукополагати, и не могли преподати другим благодать Святаго Духа, от которой сами отпали".
    «Троеперстное сложение передано от Апостолов» (Преподобный Серафим Саровский. Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря.)
    Был ли преподобный Сергий «несомненным двуперстником», а преподобный Серафим «крипто-старообрядцем»? Ответ здесь: http://www.blagogon.ru/articles/173/

  40. Сергий:

    «…Упорное предубежденiе старообрядцевъ противъ святости церкви православной, незнакомство ихъ съ подлинными деянiями собора, наконецъ хитрыя внушенiя руководителей старообрядства, не желающихь, чтобы руководимые ими оставляли незванныхъ учителей своихъ и обращались къ руководству пастырей законныхъ,—все это можетъ отчасти объяснить неправильный взглядъ глаголемыхъ старообрядцевъ на клятву собора 1667 года. За то решительно непонятны недоразумения техъ православныхъ писателей, которые вследъ за старообрядцами говорятъ, будто соборъ 1667 года изрекъ свою клятву на старые обряды, которые ныне употребляются и въ единоверческихъ церквахъ, и будто поэтому церковь, дозволившая единоверiе, впала въ противоречiе съ собою, которое можетъ быть уничтожено только соборнымъ же уничтоженiемъ означенной клятвы. Достаточно самаго небольшаго вниманiя при чтенiи деянiй собора 1667 года, чтобы видеть, что для такого пониманiя дела нетъ ни малейшаго основанiя въ соборныхъ актахъ.
    Но такъ какъ вопросъ, о которомъ идетъ речь, слишкомъ важенъ, такъ какъ неправильное пониманiе клятвы собора 1667 года служить, по словамъ старообрядцевъ, главнымъ препятствiемъ къ соединенiю ихъ съ церковью на правилахъ единоверiя и въ тоже время, если верить заявленiямъ некоторыхъ православныхъ писателей, смущаетъ и многихъ изъ самихъ единоверцевъ: то, не ограничиваясь, вышесказаннымъ общимъ замечанiемъ объ этомъ предмете, мы считаемъ полезнымъ, въ интересахъ православiя, разъяснить съ возможною обстоятельностью недоуменiя старообрядцевъ и единоверцевъ относительно клятвы собора 1667 года. т. е. показать, за что и на кого изречена означенная клятва.
    Чтобы решенiе этого вопроса было вполне обстоятельно и убедительно, мы считаемъ необходимымъ разсмотреть не только то определенiе собора 1667 года, которымъ подвергался проклятию всякий, кто не хотелъ покориться святой восточной церкви и освященному собору, но и те его постановленiя, въ которыхъ изрекался судь отцевъ собора о техъ обрядовыхъ разностяхъ, какiя доселе существуютъ между православiемъ и старообрядствомъ и употребление которыхъ дозволено святейшимъ синодомъ въ единовepiи. Подробное ознакомленiе съ этими постановлениями убедить всякаго не предубежденнаго противъ истины, что соборъ 1667 года не только не проклиналь, такъ называемыхъ, старыхь обрядовь, признанныхъ имъ неправильными, но даже и не могъ этого сделать безь прямаго противоречiя самому себе. Разсмотреть указанныя определения собора темъ более полезно, что во 1-хъ подробнаго изложения ихь доселе еще не было сделано ( Въ Православномъ Собеседнике за 1803 годъ (ч.II, стр. 3—40, ч. III, стр. 3-44, 211—261,348—371) и въ Православномъ Обозренiи за 1871 годъ (февр., мартъ, iюнь и iюль) помещены обширныя изследованiя о соборе 1667 года, но применительно къ другимъ целямъ определенiя собора, имеющия отношенiе къ разсматриваимому нами предмету, въ нихъ изложены недовольно обстоятельно), а между темъ, во 2-хъ определения эти съ канонической точки зренiя имеютъ особенную важность,—такъ, что они до настоящаго времени составляютъ, основанiе полемики православной церкви противъ старообрядства.
    Но прежде, чемъ приступить къ изложенiю определенiй собора 1667 года о предметахъ разноглаciя, возникшаго между церковiю и старообрядчетвомъ, считаемъ не лишнимъ заметить, что, указывая сущность этихъ определенiй, мы будемъ иметь въ виду не только постановленiя собора 1667 года, на которомъ, кроме всероссiйскаго патриарха Iоcаaа II, русскiхъ архiиереевъ и прочаго духовенства, заседали еще два восточныхъ пaтpiapxa, но и определенiя о томъ же предмете собора русскихъ архипастырей, бывшаго подъ председательствомъ новгородскаго митрополита Питирима и начавшагося въ Феврале 1666 года. Это мы делаемъ во 1-хъ потому, что определенiя собора 1666 года были утверждены какъ патрiархомъ Iоасафомъ, такъ и восточными святителями, и собственноручно ими подписаны (Дополн. къ Историч. Акт. т. V, стр. 485), а следовательно имеють одинаковую каноническую важность съ постановленiями собора, такъ называемаго, большаго, на которомъ вместе съ русскимъ пaтpiapxoмъ присутствовали патрiархи восточные, и могутъ считатъся определенiями того же собора 1667 года, и во 2-хъ для того чтобы точнее и полнее представить судъ отцевъ собора 1667 года объ обрядахъ, которые нынѣ съ благословенiя святейшаго синода употребляются въ единовepiи.
    Все определенiя московскаго собора 1667 года, имеющiя отношенiя къ разсматриваемому нами вопросу, можно разделить на две категорiи: къ первой принадлежать постановленiя, которыми произносился судъ церкви объ основанiяхъ, на которыхъ приверженцы мнимой старины утверждали свои ошибочныя мненiя, — ко второй определения отцевъ собора объ этихъ самыхъ мненiяхъ, признанныхь соборомъ неправильными. Къ числу определений перваго рода относятся следующiя:
    1) о, такъ называемомъ, стоглавомъ соборе,
    2) о житiи преподобнаго Евфросина,
    3)о предисловии следованной Псалтири и другихъ книгъ, содержавшему въ себе ученiе о двуперстiи, и
    4) о свидетельствахъ Мелетiя, Феодорита и Максима Грека, авторитетомъ которыхъ старообрядцы подтверждали справедливость некоторыхъ изъ своихъ мненiй (двуперстiе и сугубую аллилуiю). Къ определенiямъ втораго рода принадлежать следующiя:
    1) о богослужебныхъ книгахъ вообще, въ частности
    2) о перстосложенiи для крестнаго знаменiя и благословенья,
    3) объ аллилуйiи,
    4) о печати на просфорахъ,
    5) о круговыхъ хожденiяхъ при совершенiи таинствъ и при другихъ случаяхъ,
    6) о молитве Iисуcовой и наконецъ
    7) о символе веры.
    Изложимъ все эти определенiя, чтобы видеть, какъ отцы собора, вводя во всеобщее церковное употребленiе иcправленные обряды и книги, отнеслись къ такъ называемымъ, книгамъ и обрядамъ старымъ, содержимымъ ныне единоверцами, а равно и къ темъ основанiямъ, на которыхъ утверждались эти обряды (Подлинная деянiя собора 1667 года, за подписью членовъ собора, находятся въ московской синодальной библiотеке—въ рукописи подъ № 914; черновой списокъ деянiй—тамъ же подъ №1. Определения собора, о которыхъ у насъ будетъ речь, напечатаны отчасти въ соборномъ свитке — при служебнике 1668 года,—а въ более полномъ виде въ Дополн. къ Историч. Акт. т. V, № 102. Чтобы желающiе легче могли проверить справедливость дальнейшiхъ разсужденiй нашихъ, мы решились ссылаться на печатные документы, а не на рукописи, не всякому доступныя, и именно; будемъ приводить определенiя собора по Дополн. къ Акт. Историч.)…» (стр.3-6).
    Более подробно:
    Санкт-Петербургская православная духовная академия Архив журнала «Христианское чтение» О клятве Московского собора 1667 года Опубликовано: Христианское чтение. 1872. № 5. С. 1-70.
    http://christian-reading.info/data/1872/05/1872-05-01.pdf

    Хотелось бы добавить от себя, незнание истории, еще не избавляет не знающих от ответственности!!!!

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На актуальные темы
Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения