Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Интервью, круглые столы

Быть русским – огромная ответственность


"Имперский вестник", № 44, окт. 1998 г.

Быть русским – огромная ответственность

Беседа с М.В, Назаровым в связи с его 50-летием

– Михаил Викторович, Вы почти 20 лет прожили в эмиграции и написали книгу "Миссия русской эмиграции". Может ли человек полноценно жить вне Родины?

– Это зависит от того, что делать. Если человек старается оправдать то, что он живет не со своим народом, – он найдет, что делать для Родины и на чужбине. Пребывание вне родной земли вообще помогает лучше понять свой народ, его призвание в мiре на фоне отличия от других. Мне именно эмиграция в этом смысле очень много дала: ведь я жил не столько на Западе, сколько в русском зару­бежье, в той небольшой части русской нации, которая всемiрными катаклизмами была вы­брошена за пределы родной земли, и ей уда­лось увидеть подлинную раскладку мiровых сил, сделать из этого выводы для своего наро­да. В этом и была ее миссия.

– Исходя из этого опыта, что Вы можете сказать о современной России? Крах ли это?

– Вспомним Иова Многострадального, у которого было отнято все, что он имел – и тем не менее Господь Бог все ему вернул за верность. Нужно просто быть достойными Его замысла о нас, и тогда мы можем надеяться на Божью помощь. Пока что осознание этого нашим ведущем слоем идет очень медленно – поэтому катастрофа и продолжается. Для пра­вославного же человека очевидно, что XX век стал кульминацией столкновения российской удерживающей цивилизации и западной апостасийной. Россия старалась следовать Божию замыслу о мiре, масонская же Америка по­строила прообраз царства антихриста, которое уже близко – если не восстановится православ­ная Россия, только она еще может этому по­мешать. И "мiровая закулиса" это понимает.

А как Вы охарактеризуете два больших перелома в России в XX веке – революция на­чала века и "перестройка" в конце?

В 1917 году главным было разрушение православной монархии в феврале-марте. То­гда "мiровая закулиса" попыталась превра­тить Россию в страну "как все" – в западную демократию. Однако Россия оказалась непри­годна для этого, демократическая власть рух­нула и уступила место более жесткой, но все-таки родственной себе материалистической власти, которая тоже была поддержана "мiро­вой закулисой". Эта утопия на русской земле также не прижилась, марксизм подвергся на­циональной мутации, что стало очевидно в годы войны. Но подлинного развития от мар­ксистской идеологии к русской не произошло – почему и взяли верх антирусские силы. Август 1991 года привел к власти в России неофевралистов. Таким образом, развитие по­шло вспять. Страна из октябрьского периода истории вошла вновь в неофевралистский, и, поскольку он непригоден для России по всем духовным параметрам – мы имеем перманен­тную кризисную ситуацию. Мы же должны продолжить процесс духовной реставрации в том же направлении,    чтобы вывести Россию из желтого периода к подлинной русской вла­сти. Я верю в возможность обретения долж­ного опыта даже из ошибок – вопрос только в цене, которую нам придется за это запла­тить: чем позже, тем страшнее она будет...

В чем Вы видите главный порок ель­цинских реформ?

Прежде всего, идеология грабительских реформ не соответствует психологии нашего народа. Богатеть любой ценой была готова лишь небольшая часть населения, как правило из нерусских и неправославных. Они-то и ока­зались хозяевами экономики, СМИ и всей политической системы, но ее отторгает народ.
Более же конкретная причина: реформато­ры не стремились взрастить снизу русскую рыночную экономику, а попытались войти в готовую западную систему, не учитывая ее двойного стандарта: ведь она предназначена для обезпечения жизненного уровня Запада и не может быть с тем же уровнем распростра­нена на остальной мiр, которому уготована иная роль. Для США действуют даже специ­альные, совсем не рыночные законы – доста­точно указать на государственный долг США в 5 триллионов долларов. По их экономи­ческим законам доллар должен был бы давно рухнуть как не обезпеченный реальными цен­ностями. Но банкиры не собираются требо­вать от США возвращения этого долга, это их плата за использование этой страны как своей базы для подчинения мiра. Ни одной другой стране они таких льгот не дадут.
Напомню также, что доллар не подкон­тролен правительству США; с 1913 г. он пе­чатается частными банками – они-то и состав­ляют ядро "мiровой закулисы", которая путем мiровых войн сделала зависимыми все веду­щие" страны мiра. И весь XX век идет ее борьба за подчинение России – теперь под видом "демократизации". Закулиса понимает под этим разложение национальных госу­дарств, ибо только в атомизированном обще­стве, из которого вытравлены абсолютные ду­ховные ценности, главной властью могут стать деньги. "Стратегия национальной безо­пасности США" прямо утверждает, что все стратегические цели Америки достигаются расширением такой демократии на весь мiр.

Даже сейчас, когда у нас грозит рухнуть государство, США требуют "продолжения ры­ночных реформ" и Ельцин это обещает...

– Поэтому настоящее российское прави­тельство должно было бы отказаться от за­падных схем и "включить" собственный здра­вый смысл. Сейчас нас может спасти толькоавтаркия; надо отделиться от доллара и пере­йти на самообезпечение. Огромные деньги, расходуемые на закупку губительного для экономики импорта, направить в производство, начиная с сельского хозяйства, которое даст быструю отдачу. Не обойтись без национали­зации банков и экспортирующих отраслей.
Однако началась пропаганда новой "пана­цеи", уже аргентинской, – привязки рубля к доллару. Это значило бы полностью передать управление тем, кто печатает зеленые фанти­ки – чтобы обезпечить их нашими природны­ми богатствами. Национальная валюта – это мера ценностей, которыми обладает государст­во: природные богатства, производственные и научные мощности, труд людей; она должна быть постоянной (как метр или килограмм) и не зависеть от иностранных котировок. Тем более что Россия – самодостаточная страна, у нее есть все для выживания.
Это сравнимо с тем переворотом против "мiровой закулисы", который в 1930-е годы в Европе пытались совершить христианские по­литики. На всех них огульно навесили ярлык "фашизма". И сегодня, конечно, закричат о "реванше тоталитаризма" в России. Но даже духовный отец немецкого "экономического чуда" Нейл-Бройнинг сказал в специаль­ной беседе для русских, что рынок уместен в условиях мира и достатка, в условиях же государственной катастрофы рынок самоубий­ствен, необходимо государственное регулирова­ние. У нас же именно катастрофа, в которой для спасения остался единственный вариант: национальная диктатура, ставящая преграду всему злому и поощряющая все добрые рост­ки – от экономики до СМИ и системы обра­зования. Самый опасный кризис у нас в образовательной сфере: когда народ перестает различать добро и зло – он беззащитен; он разрушает себя сам, видя в этом "прогресс", и тут ядерное оружие для защиты от чуже­родного натиска уже не поможет...
Именно поэтому никогда еще в русской истории не была так велика угроза для нашей государственности. Слабость России вводит в соблазн наших соседей, стремящихся воспользоваться моментом... Планов расчленения Рос­сии уже не скрывает и "мiровая закулиса: в ее журнале "Форин афферс" ее главный стра­тег Бжезинский напечатал даже карту – Россия до Урала, граница которой на западе проходит от Петрозаводска до Курска без Петербурга и Пскова; на юге – от Ростова-на-Дону до Каспийского моря без Ставрополь­ского и Краснодарского краев. Все это при­писано к "Атлантической Европе", куда вхо­дит и Турция; Сибирь поделена на Сибир­скую и Дальневосточную республики, при этом весь юг Сибири отдан Китаю, как Благовещенск, Хабаровск, Владивосток...

– Сейчас у нас много авторов пишут о гео­политике, например, А. Дугин. Как вы рас­цениваете его работы?

– Я не вижу в геополитике какую-то осо­бую науку, а просто применяю к международ­ной политике православное видение раскладки сил. Без этого не понять смысла тех "цивилизационных войн", которые предрекает Хан­тингтон в том же журнале "Форин афферс". Эти войны будут не столько между разными религиозно-культурными ареалами, сколько между удерживающей цивилизацией – и апостасийной, готовящей "Новый мiровой поря­док" антихриста. Все остальные страны могут быть нашими союзниками, поскольку они сти­хийно отстаивают свою самобытность; но они могут быть использованы и апостасийной ци­вилизацией против России по плану Бжезинского. Это будет объединение всего мiра про­тив России для ее растерзания, и каждому его участнику уже обещан кусок ее тела.
А что касается Дугина – то при всей его эрудиции ему мешает отсутствие четкой православной системы координат. Без этого по­лучается интеллектуальная каша. Вместо борь­бы удерживающей и апостасийной цивилиза­ции он видит какую-то "борьбу между сушей и морем"... А его попытки совместить хри­стианство с языческим оккультизмом и боль­шевизмом вызывают неприятное чувство.

И во время эмиграции, и вернувшись в Россию, Вы активно участвовали в политичес­кой жизни. А сейчас?

– В России я год потратил на политичес­кую деятельность, это было связано с пар­ламентскими выборами 1995 года. В них пы­тались участвовать мои друзья, православные организации, и я не мог не помочь им. Но осталось ощущение потерянного времени. Я увидел, что сейчас в политике побеждают не правильные идеи, а деньги, которые не в русских руках. Православные патриоты могли бы противопоставить этому только духовный авторитет Церкви – но ее возглавление заняло конформистскую позицию. Поэтому я решил делать то, что никто другой за меня делать не будет: распространять в России тот опыт русской эмиграции, о котором я сказал. Это также и знание разных общественных систем, которые в XX в. образовали треугольник про­тивоборствующих сил: либеральная демокра­тия, коммунизм, фашизм. Каждая из них имела свою "правду" и свою "ложь"; надо от­делить в них правду от лжи для создания бо­лее справедливого общества в России. С этой целью я основал серию книг "Русская идея".

Что Вам удалось издать?

– Пять книг. "Триумф мiровой закулисы" – о нелегитимных президентских выборах 1996 года и об альтернативной русской идее. Кни­га "Кто наследник Российского Престола?" вы­шла уже вторым, расширенным изданием, где я даю возможность высказаться и главным своим противникам-кирилловцам, из чего яс­но, что им уже нечего возразить на мои ар­гументы. Затем перевод немецкого мыслителя В. Шубарта "Европа и душа Востока", он по­чувствовал особый путь России в истории, спасительный для всего человечества. Иссле­дование американского проф. Саттона "Уолл-­стрит и большевицкая революция" вместе с моим большим приложением – оно дает Рос­сии документальную возможность аннулиро­вать наш долг Западу; это он должен нам триллионы долларов за свое сознательное участие в разрушении и ограблении нашего государства. Последней вышла книга "О Цер­кви, православном царстве и последнем вре­мени", в ней о. Тимофей и иеромонах Дио­нисий дают глубокое обоснование монархии как строя, наиболее благоприятного для защи­ты народа от сил зла; они много пишут и о проблемах Московской Патриархии...

– Как Вы охарактеризуете похороны ека­теринбургских останков? В документе для слушаний в Госдуме Вы обосновали, почему убийство Царской Семьи было ритуальным; но, похоже, ритуальными стали и похороны?

– Независимо от вопроса о подлинности останков, похороны были очень символичес­ким актом. Ведь именно православный Царь как Помазанник Божий, по мнению многих святых, был "удерживающим" силы зла. Его убийство в любом случае было ритуальным, сознавали это исполнители убийства или нет. Унизительные же похороны предполагаемых "царских останков" в карликовых гробиках, как и панихиды вместо молебнов Царственным Мученикам 4/17 июля, стали отрицанием духовного подвига Государя. Официальная Россия отреклась от него и создала символи­ческую могилу как памятник победы демокра­тии над "удерживающим", над православной Россией.  Даже большинство архиереев до сих пор не поняли подвига Государя – иначе бы они предотвратили похороны, причислив Царя к лику святых и переняв предполагаемые ос­танки в ведение Церкви до лучших времен...

Верите ли Вы в возможность восстанов­ления монархии? Многим это кажется уто­пичным, тем более без участия Церкви...

– Главное не в том, возможно это или нет. Главное в том – истинна ли сама идея или не истинна. К истине же мы должны стремиться в любых условиях. Конечно, сего­дня восстановление подлинной, а не декора­тивной, монархии – невозможно. В отличие от демократии, где правитель считается за­конным на основании арифметического боль­шинства избирателей, для монархии этого недостаточно. Она может опираться только на
религиозное правосознание большинства наро­да, на православное понимание им смысла истории и смысла жизни. Только тогда людям ясно, что государственное устрой­ство не костюм, который народ может менять голосованием по настроению. Оно должно соответствовать духовным основам жизни – то есть Замыслу Божию. Только в этом случае народ будет готов к добровольному подчине­нию власти Помазанника как должной и благотворной власти самой Истины, которой нельзя не подчиниться. Именно православное самосознание – подлинная преграда "Новому мiровому порядку", ибо только Православие дает верный масштаб проблемы как сопротив­ления всемiрному царству антихриста.

– О "Новом мiровом порядке" в послед­ние годы пишет и О. Платонов. Но Вы, ка­жется, критически относитесь к его книгам?..

– Печатно я этого нигде не высказывал, хотя не раз говорил самому Олегу Анатолье­вичу. Лично к нему я отношусь положитель­но. Но мы работаем в разных жанрах. Он понимает свою деятельность как "боевой от­пор врагу" и собирает подходящие материа­лы, не особо подвергая их научной проверке по принципу "пусть враги опровергают" – это как бы жанр пропаганды. Я же пытаюсь исследовать историю, которая не передаваема в черно-белых красках – т.е. у меня скорее ис­следовательский подход, который мне кажется более уместным, т.к. дает реальное знание противника. К тому же я стараюсь использо­вать безспорные факты, которые невозможно опровергнуть и этим дезавуировать всю тему.
Главное же – меня интересует историософ­ская суть катаклизмов XX века, и тут мы с Олегом Анатольевичем расходимся в оценке гражданской войны и Белого движения, фа­шизма и Второй мiровой войны, роли Стали­на, эмиграции... Я считаю, что при оценке русских антикоммунистических и коммунисти­ческих сил истинный критерий выглядит так: не как кто относился к своим соперникам и союзникам в борьбе за власть против внут­ренних и внешних врагов, – а как кто отно­сился к Богу и Его Замыслу о России. Я убеж­ден что борьба против марксистского богобор­ческого режима за православную Россию была необходима – но, конечно, не любой ценой. Далеко не все в деятельности эмиграции бы­ло оправданно, однако об ошибках и выборе союзников надо судить на фоне конкретной исторической ситуации. Вряд ли уместно с высоты свершившейся истории мазать лишь черной краской, скажем, деятельность эми­грантов в годы войны, отказывая им в праве на жертвенную любовь к России – ибо за свой выбор ("против Сталина и Гитлера") они были готовы заплатить жизнью и платили, в том числе в гитлеровских концлагерях.
Все это, пользуясь случаем, мне хотелось бы напомнить и другому такому автору – Н. Нарочницкой. Похвально, что она уже усво­ила понятие об "удерживающем", но тогда и оценка богоборческой государственности долж­на быть соответствующей: в СССР у нас бы­ло два субъекта права – народ и антинародная власть – и легитимную правопреемственность уместно вести от интересов и достижений на­рода, а не от результатов власти КПСС.

– Но все же вы с Платоновым единомыш­ленники в отношении к нынешним врагам России, к масонству?..

– Разумеется. Но тут опять расхождение: надо ли их всех зачислять в масоны и терять время на судебные процессы: кто масон, а кто нет? Это отвлекает внимание от главного врага, который в свое время создал масонство как инструмент для разложения христианского общества. Масоны давно выполнили эту роль. Весь постхристианский демократический мiр основан на масонской идеологии, и правит в нем "мiровая закулиса", связанная с между­народным еврейством. Она уже не особенно нуждается в тайных антихристианских орга­низациях, ибо доминирует посредством долла­рового печатного станка и СМИ.

– Будем надеяться, что несмотря на финан­совый кризис у Вас выйдет книга "Тайна России", в которой затронутые темы рассма­триваются подробнее. В чем же эта тайна?

– Провиденциальный смысл русской траге­дии XX века в том, что нам оставлен Богом последний шанс познать самих себя – от обра­тного. Конечно, тиражи моих изданий не со­измеримы с самой Россией. Но кто знает, где и как наше слово отзовется. В любом случае надо делать то, к чему ты обязан как рус­ский; надо оправдывать то, что тебе повезло родиться в мiре русским – это огромный дар Божий и огромная ответственность.

Вопросы задавали Г.В. Бондаренко и В.В. Ан­тонов.

Опубликовано в журнале "Имперский вестник", 1998, октябрь, № 44, с. 16-18.
В сокращении: "Завтра", 1998,  сентябрь, № 37, с. 21.

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=10017


 просмотров: 2650
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:




Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.