Издательство Русская Идея Издательство Русская Идея Движение ЖБСИ



Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Библиотека. «Тайна беззакония» и «сборище сатанинское»

Православная эмиграция о "еврейском вопросе"


(Отрывок из гл. 23 книги "Миссия русской эмиграции)

Логичное и духовно убедительное объяснение "еврейского вопроса" содержится в Священном Писании: как в Ветхом Завете (многократные предупреждения Моисея и других пророков о страшных бедствиях еврейского народа в случае его отступления от Бога), так и в Евангелиях словами Самого Христа о результате такого свершившегося отступления. Основываясь на этом, Христианская Церковь с первых веков своего существования выразила свое отношение к иудеям как составную часть вероучения – также и в Священном Предании: в творениях отцов Церкви и решениях Вселенских Соборов.

Вкратце это учение состоит в том, что для спасения погрязшего в грехе человечества Бог создает Свой "избранный" народ из потомства благочестивого Авраама, однако не для возвеличивания этого будущего "богоизбранного" народа над всеми остальными, а для воплощения в нем Мессии-Спасителя всех народов: «И благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт. 12:2; 22:18). «Чтобы спасение Мое простерлось до концов земли» (Ис. 49:6) – подтверждает пророк Исаия.

При этом Господь Бог настойчиво подчеркивает в Ветхом Завете обусловленность такого избранничества Народа Божия его ответным служением Богу. Таковы, например, многократные предупреждения Господа через Моисея и других пророков о том, что при уклонении избранного народа от своего верного служения народ этот будет отвергнут Богом: «...Если же не будешь слушать гласа Господа, Бога твоего... то придут на тебя все проклятия сии и постигнут тебя... за то, что ты оставил Меня... и будешь рассеян по всем царствам земли... Поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца... И будешь ужасом, притчею и посмешищем  у всех народов, к которым отведет тебя Господь... И придут на тебя все проклятия сии... Они будут знамением и указанием на тебе и на семени твоем вовек» (Втор. 28: 15-46, курсив наш. – М.Н.). Апостол Павел потом напомнит эти слова Моисея, говоря о свершившемся  отступничестве еврейского народа (Рим. 11:7-10).

Не только предостережения, но и предсказания о падении еврейского народа содержатся уже в Ветхом Завете (Втор. 28: 43-44; Ос. 2:23; Ис. 65:11-15) с утверждением, что после отступничества евреев преемником богоизбранности станут другие народы. В полемике с иудеями отцы Церкви постоянно ссылались на такие места Ветхого Завета. В книге Бытия Православная Церковь именно так толкует уже пророчество патриарха Ноя о том, что потомки Иафета «вселятся в шатры Симовы» (Быт. 9:25-27), то есть преемственно займут "дом" потомков Сима. Это не что иное, как пророчество о перенятии христианской Новозаветной Церковью избранничества от еврейской Ветхозаветной Церкви, закончившей свою миссию с воплощением Христа.

Весь Ветхий Завет представляет собой описание борьбы сатаны за обладание богоизбранным народом. Частые падения евреев исправлялись, благодаря проповеди пророков, их покаянным возвращением на истинный путь. Но последнее страшное падение осталось нераскаянным и духовно переродило бывший Народ Божий и его энергию в полную противоположность. Кульминация этого описана в Евангелии словами Самого Сына Божия при входе в Иерусалим в начале Страстной недели:

«Как убежите вы от осуждения в геенну?.. Я посылаю к вам пророков, и мудрых, и книжников; и вы иных убьете и распнете, а иных будете бить в синагогах ваших и гнать из города в город; да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, ... которого вы убили между храмом и жертвенником. Истинно говорю вам: что все сие придет на род сей. Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:33–38).

Пустой дом – это лишение иудеев благодати избранничества, которое переходит к христианам. Этот однозначный смысл выражен во многих притчах Христа: о передаче виноградника другим виноградарям – «отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его» (Мф. 21:41-43); о Хозяине дома, затворяющем врата для тех, на чьих улицах Он учил, но растворяющем врата для тех, которые «придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием» (Лк. 13:29); о Царстве Небесном, которое подобно брачному пиру: «званные не были достойны», почему и было повелено звать «всех, кого найдете» (Мф. 22:2–14); тот же смысл притчи о званных на вечерю (Лк. 14:16–24). Апостол Павел подтверждает: «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:29).

Поскольку Христос единосущен Отцу Им же вся быша, отвергнувшие Сына Божия иудеи отвергли этим и Самого Бога-Отца, что Сын Божий утверждает несколько раз: «видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего» (Ин. 15:22–24); «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего... Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего...» (Ин. 8:19, 44).

Новым "отцом" отвергнувших Бога евреев становится диавол, потому что таков духовный закон в мiре, во зле лежащем: в нем нет нравственного нейтралитета, можно служить или добру – или злу. Источник света один, и уклоняющиеся от него в любую сторону попадают в тьму, где князь – диавол. Поэтому Христос и сказал: «Кто не со Мной, тот против Меня» (Мф. 12:30). Об этом учит и апостол Иоанн: «Всяк дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста...» (1 Ин. 4; 2-3).

К тому же из Евангелия очевидно, что иудейские вожди отвергли Христа сознательно: «предали Его из зависти» (как сказал Пилат), на основании лжесвидетельства, видя в Нем своего политического Конкурента во властвовании над народом[99]. В дальнейшем богоубийцы не только не раскаялись в своем страшном преступлении, но еще более ожесточились в соперничестве и продолжили борьбу с Христом и его последователями. Иудейские гонения на христиан начались сразу после Его распятия, почему и спрятались тогда ученики Его «страха ради иудейска» (Ин. 20:19). Их убивали – как первомученика архидиакона Стефана, апостола из семидесяти (Деян. 6-7). Практически все страшные гонения на христиан в Римской империи были спровоцированы евреями, о чем свидетельствовали св. мученик Юстин Философ, Тертуллиан, Ориген и многие историки[100].

Книги своего Ветхого Завета иудеи подвергли цензуре, удаляя или меняя все предсказания пророков о Христе. В борьбе против христианства националистическая гордыня евреев-христоборцев породила Талмуд, предписывающий считать людьми (достойными обетований Божиих) только евреев, прочие же народы «подобны скоту», и особенно христиане. В этом же духе раввины перетолковали Ветхий Завет – в смысле якобы обещанного им Богом мiрового господства в земном царстве еврейского мессии-мошиаха. Поскольку это диавол, будучи изгнанным из Царства Божия, надеется похитить у Бога земной мiр, став в нем царем-временщиком, – в этой его цели гордыня еврейского народа как избранного для мiрового господства оказалась и основой для превращения этого народа в активный инструмент построения сатанинского царства мошиаха.

Об этом ожидаемом иудеями мошиахе Христос тоже сказал четко: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5:43). Признаки антихриста святоотеческое предание однозначно связывает с еврейским коленом Дана, которое уже в Ветхом Завете связано с богохульством и идолопоклонством (Быт. 49:17, Лев. 24:11, Суд. 18:30, Иер. 8:16 и др.); и в Апокалипсисе в числе спасенных колено Даново не упоминается (Откр. 7).

Именно так и только так Христианская Церковь толковала "еврейский вопрос". С ростом могущества Российской империи для всего православного мiра стало также очевидно, что именно русский народ стал оплотом нового Народа Божия, Нового Израиля – Христианской Церкви, перенятой от Византии и устоявшей на Руси от всех западных еретических расколов в преемственной огромной вселенской империи Третьего Рима. И далее произошло то, что именно в эту самую христианскую Империю попущением Божиим вошла основная часть самого антихристианского народа, ставшего инструментом сатаны по завоеванию мiра. Это не могло не привести к конфликту на русской земле двух основных сил истории для наглядного раскрытия ее духовного смысла в наступавшие апокалипсические времена. 

Поэтому и роль еврейства в антирусской революции, будоражившая тогда русскую эмиграцию, очень важна и могла быть верно истолкована только в рамках православного учения. Революция этому осознанию помогла, став "репетицией апокалипсиса" (по выражению Бердяева). В Русской Зарубежной Церкви всегда четко придерживались такой традиционной трактовки "еврейского вопроса"[101], что исключало проявления кровно-расового "антисемитизма". Хотя, разумеется, еврейство и "прогрессивная общественность" считали вышеизложенное церковное учение тоже "антисемитизмом" и мракобесием.

Даже либеральные эмигрантские юрисдикции не могли в этом вопросе игнорировать безспорную и традиционную в христианстве основу, правда, в своей интерпретации с целью противодействия "антисемитизму". Оставляя сейчас в стороне наиболее юдофильские реверансы, обратимся к таким общепризнанным "немракобесным" авторам, что позволит нам также отметить и типичные отклонения от описанной православной трактовки.

В.В. Зеньковский (тогда еще не священник) в статье "На темы историософии" (1939) указывает на правильный масштаб "еврейского вопроса" (ниже в цитатах курсив везде Зеньковского):

«Было бы фатально, если бы в теме о еврействе мы ограничились протестом против антисемитизма и не почувствовали в ней загадочной глубины... остается странным и загадочным таинственное "избрание" еврейства в качестве вечного объекта для проявления ["антисемитского"] варварства. В этом негативном смысле судьба еврейства явно оказывается связанной с какими-то центральными процессами в истории... Мiровое еврейство, при всей глубине культурных и иных различий между отдельными его частями, живущими в разных странах, остается единым в своем духовном складе, единым во внутренних императивах жизни, определяющих общую судьбу...

Гершензон в его замечательном этюде "Судьбы еврейского народа"[102]... ищет ключ к теме о еврействе в его особой мистической обреченности, которая определяет и историческую неистребимость еврейства и его фатальную несливаемость с другими народами... Гершензон даже признает, что в еврействе с большой силой идет распад религиозной основы его единства, идет процесс денационализации, – и все же еврейство остается и останется цельным, скрепленное сверхисторической миссией... Однако... Гершензон стремится понять тайну еврейской судьбы, изолируя еврейство от всей истории, в частности – толкуя судьбу еврейства вне его отношения к христианству...»[103].

Далее Зеньковский толкует миссию еврейства, не принявшего Христа, на основании послания апостола Павла к Римлянам:

«"Ожесточение" еврейства оказывается провиденциальным, – будучи допущено для "возбуждения ревности" у язычников, и потому оно не означает окончательного отвержения Израиля, о котором ап. Павел пророчествует, что "Весь Израиль спасется"... религиозная драма внутри еврейства не разорвала связей еврейства с Богом... еврейство еще остается мистической закваской мiровой истории "пока не войдет полное число язычников"».

Нам кажется, что здесь уважаемый автор отходит от точного смысла этих слов апостола в контексте всего Священного Писания и церковного учения. "Закваской" были первые евреи-апостолы. Сейчас же "мистической закваской" еврейство отчасти остается в том смысле, что побуждает другие народы приходить к Истине от обратного, при виде ужасного падения несчастных евреев, чтобы не быть такими, как они. То есть антихристианское еврейство с его расовой гордыней – скорее упомянутое Моисеем "посмешище" и пугало для народов, чем "закваска".

Однако обратим внимание на более важное. В этом послании слово "Израиль" апостолом Павлом используется в разных местах по-разному: и в применении к еврейскому народу, и ко всем христианам, обратившимся из язычников. Апостол говорит прямо: «Не все те Израильтяне, которые от Израиля. И не все дети Авраама, которые от семени его... То есть не плотские дети суть дети Божии, но дети обетования признаются за семя» (9:6-8). Именно в этом смысле апостолом произнесены слова «И так весь Израиль спасется» – после объяснения, для чего Богом попущено временное ожесточение евреев: «пока войдет полное число язычников. И так весь Израиль спасется...» (11:26), то есть в "Израиль" включаются и обратившиеся язычники, а не только евреи.

Вспомним также непреложные слова Христа: «Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:33–38), «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего... Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего...» (Ин. 8:19, 44), – как же можно после этого говорить о том, что эта драма отпадения от Бога «не разорвала связей еврейства с Богом»?

Еврейский народ может спастись только отречением от своего нового "отца", диавола (что, кстати, предусмотрено в древнем чине крещения "от жидов приходящих" свт. Амвросия Медиоланского) и восстановлением этой разорванной связи – обращением ко Христу. Но все ли евреи будут способны к этому?

Из православной эсхатологии совершенно ясно, что далеко не все евреи обратятся даже в конце времен – будут и те, которые примут «иного» мессию, как предсказал об этом Христос. Апостол Павел в данном послании ссылается и на пророка Исаию: «А Исаия провозглашает об Израиле: хотя бы сыны Израилевы были числом, как песок морской, только остаток спасется» (9:27). И далее апостол говорит о спасении лишь «некоторых» из своих «сродников по плоти» (11:14). О малом «остатке» говорят и другие пророки, например: «Остатки Израиля не будут делать неправды» (Софр. 3:13-14) – это те, которые примут Христа. Именно так трактует это Христианская Церковь: когда ветхозаветные пророки возвещают о будущем восстановлении союза Бога с Его народом, то «это обетование надлежит относить к верующим во Христа»[104].

Да и в последней книге Нового Завета – в Откровении апостола Иоанна Богослова – говорится, что не все евреи спасутся, ибо будут такие, «которые говорят о себе, что они Иудеи; а они не таковы, но – сборище сатанинское» (Откр. 2:9). И безспорен тот важнейший факт, что сам антихрист будет из евреев долгожданным их еврейским царем-мошиахом, о чем Василий Васильевич в этой статье почему-то упустил сказать...

Дай-то Бог, чтобы хотя бы часть евреев прозрела и обратилась ко Христу. Но, вероятно, это может случиться лишь в конце времен, когда они воочию увидят своего сатанинского мошиаха и ужаснутся... Символична западная христианская легенда о "вечном жиде" Агасфере, в ней отражена вся христианская историософия еврейского вопроса: иудей, мимо дома которого вели на распятие Иисуса Христа, несшего Свой Крест, отказал Иисусу и ударил Его, когда Он попросил позволения прислониться к стене его дома, чтобы отдохнуть, и за это Агасфер был осуждён на вечное презрение со стороны людей и скитание по земле до Второго пришествия.

Н.А. Бердяев, в отличие от о. Зеньковского, пишет о еврейском народе в согласии со Священным Писанием и затрагивает корень "еврейского вопроса" – в том, что «после отвержения Христа он перестал быть народом Божьим», и об антихристе упоминает. Сначала процитируем из главы "Судьба еврейства" в книге "Смысл истории" (1923) (курсив в цитатах наш. – М.Н.):

«Мессианская идея определяет исторический драматизм этого народа... В нем есть иная, искаженная и извращенная форма мессианизма, есть ожидание иного Мессии, после того как истинный Мессия был еврейством отвергнут, есть все та же обращенность к будущему, все то же настойчивое и упорное требование, чтобы будущее принесло с собою всеразрешающее начало, какую-то всеразрешающую правду и справедливость на земле, во имя которой еврейский народ готов объявить борьбу всем историческим традициям и святыням, всякой исторической преемственности... К. Маркс, который был очень типичным евреем, в поздний час истории добивается разрешения все той же древней библейской темы... Еврейское требование земного блаженства в социализме К. Маркса... внешне порывает с религиозными традициями еврейства и восстает против всякой святыни. Но... подобно тому, как избранным народом был Израиль, теперь новым Израилем является рабочий класс, который есть избранный народ Божий, народ, призванный освободить и спасти мiр...

В мессианском сознании еврейского народа была заложена двойственность, которая и была источником роковой судьбы еврейства, потому что здесь было истинное ожидание Мессии, Сына Божия, который в еврейском народе должен был явиться, и ожидание ложного Мессии, противоположного Христу. Эта двойственность мессианского сознания привела к тому, что еврейский народ не узнал Мессию, за исключением избранной своей части в лице апостолов и немногих первохристиан. Народ не узнал Мессии в Христе, отверг Его и распял. Это – центральный факт во всемiрной истории, к которому всемiрная история шла, из которого она исходит и который делает еврейство как бы осью всемiрной истории...

Эта особенность еврейского сознания, которая является особенностью его исторической судьбы, приводит к тому, что социализм как некоторое всемiрно-историческое начало имеет юдаистический источник... Именно эта двойственность исторического сознания евреев порождает еврейский религиозный хилиазм, обращенный к будущему со странным требованием и ожиданием осуществления тысячелетнего царства Божия на земле... Это хилиастическое ожидание является первоначальным источником для религиозно окрашенного социализма.... ожидание Мессии как земного царя, который осуществит царство Израиля, национальное царство Израиля на земле... В этом – основа революционного характера религиозного сознания еврейства...

... в христианстве было отвергнуто то, что еврейский народ – народ Божий в каком-то другом смысле, кроме того смысла, что в народе еврейском должен был явиться Христос. Поскольку Христос явился в нем, – он был народом Божьим, но после отвержения Христа он перестал быть народом Божьим. Никакой мессианизм после явления Христа в еврейском старом смысле слова – невозможен, и мессианское ожидание после явления Христа есть ожидание ложного Христа, явление Мессии, обратного Христу... Мессианизм социалистический имеет юдаистические корни, ожидание антихриста. Избранный народ в христианстве есть – церковный народ... От Христа начинается новая всемiрная эра. С этим связано то, что еврейский вопрос неразрешим в пределах истории... Окончательное разрешение еврейского вопроса возможно лишь в плане эсхатологическом. Это и будет разрешение судьбы всемiрной истории, в последнем акте борьбы Христа и антихриста»[105].

Разногласие с Зеньковским тут заметное. Однако Бердяев, стремясь облагородить облик еврейства, выдвигает на первый план еврейское стремление «к осуществлению правды на земле, земной справедливости и земного блага» как причину неприятия евреями небесной справедливости Христа, хотя главная причина неприятия Христа и еврейского антихристианства была в том, что богоизбранность выродилась в националистическую гордыню и стремление к мiровому господству, – а Христос этому не соответствовал. Вожди евреев хотели не земной справедливости для всех, а только благоденствия и власти для своего народа.

Две другие известные работы Бердяева о "еврейском вопросе" были призваны противодействовать разгоравшемуся в Европе "антисемитизму" с тенденцией облагораживания еврейства. Приведем из них лишь некоторые отрывки, которые нам пригодятся для обоснования вывода.

Н.А. Бердяев. "Христианство и антисемитизм" (1938) (курсив в цитатах наш. – М.Н.):

«Избранный народ Божий, из которого вышел Мессия и который отверг Мессию, не может иметь исторической судьбы, похожей на судьбу других народов. Этот народ скреплен и на века объединен не теми свойствами, которые обыкновенно скрепляют и объединяют народы, а исключительностью своей религиозной судьбы... Соединение религии с кровью и национальностью, вера в избранность народа, охранение чистоты расы – все это древнееврейского происхождения, внесено евреями. Не знаю, замечают ли германские расисты, что они подражают евреям...

Христиане бывали антисемитами главным образом по мотивам религиозным. Евреи признавались расой отверженной и проклятой не потому, что это низшая раса по крови, враждебная всему остальному человечеству, а потому, что они отвергли Христа. Религиозный антисемитизм есть в сущности, антиюдаизм и антиталмудизм. Христианская религия действительно враждебна еврейской религии, как она кристаллизовалась после того, как Христос не был признан ожидаемым евреями Мессией. Юдаизм до Христа и юдаизм после Христа – явления духовно различные»[106].

Н.А.Бердяев. "Еврейский вопрос, как вопрос христианский" (1924) (курсив в цитатах наш. – М.Н.):

«Евреи и иные защитники евреев мнительны и подозрительны до того, что если вы христианин и православный по убеждению, если вы не видите в демократии перла создания и не сторонник революции, то уже поэтому предполагают в вас тайного антисемита. Это есть такое же извращение и такой же террор, как и видеть в евреях источник всех зол и бедствий. Должна быть, наконец, провозглашена декларация прав такого же свободного обсуждения еврейского вопроса, как и всякого другого вопроса...

Можно установить четыре типа антисемитизма: бытовой, политический, расовый и религиозный... Христианство, в глубинном смысле, есть религиозный антисемитизм или, точнее, антиудаизм. Так же, как совершенно недопустима для христианского сознания и совершенно чужда религии любви бытовая или политическая ненависть к евреям, так же религиозный антиудаизм входит в христианскую веру как ее составная часть. Христианский антиудаизм и есть обратная сторона веры в богоизбранность еврейского народа... Если бы антисемиты хоть на одно мгновение способны были понять тайну религиозной судьбы еврейского народа, то весь их антисемитизм исчез бы, как порождение ничтожных и своекорыстных чувств. Ибо тайна религиозной судьбы еврейского народа есть тайна всемiрной истории...

Еврейский дух сыграл огромную роль в создании капитализма и социализма, двух форм исключительной прикованности современного человека к "мiру сему". Первый из Ротшильдов и К. Маркс – одинаково евреи...

Имеет духовное право на христианский антисемитизм лишь тот, кто будет любить, а не ненавидеть евреев, будет противиться еврейскому духу силой своего христианского духа. Таков парадокс еврейского вопроса, как вопроса христианского... Отношение к еврейству есть испытание силы христианского духа...

Еврейский вопрос есть вопрос христианского призвания русского народа. Между этими народами есть какое-то сходство в мессианском сознании. И не случайно предельный коммунизм оказался по преимуществу русско-еврей­ской идеей, русско-еврейской антихристианской верой. В русской духовной стихии и русском христианстве сильны были элементы иудаистически-хилиастические, национально-мессианские. Эксперимент осуществления "земного рая", царства абсолютной справедливости на земле русские должны были проделать вместе с евреями...»[107].

Спорно утверждение, что между еврейским и русским народами «есть какое-то сходство в мессианском сознании», – ведь это два разных служения двум прямо противоположным мессиям. Поэтому утопично и предлагаемое Бердяевым (а ранее В. Соловьевым) "истинно христианское" решение – отношение к евреям с любовью, несмотря на их антихристианскую злобу и слепоту... Ибо их обращению якобы препятствуют именно плохие христиане: «Для евреев между ними и Христом стоят христиане и заслоняют образ Христа»[108]. В то время как к хорошим христианам Талмуд предписывает свое отношение: «Лучшего из гоев убей!». В церковной истории неизвестен еще ни один случай, чтобы какому-нибудь святому праведнику удалось любовью обратить ко Христу бесов и служителей их "отцу" – из такого "диалога" получалось только принятие мученичества...

Л.П. Карсавин в работе "Россия и евреи" делает еще меньше реверансов и более откровенен как в причине "нерастворимости" еврейства, так и в отношении христиан к нему (курив в цитатах наш. – М.Н.):

«Ассимилирующийся еврей должен более или менее отчетливо сознавать, что есть некоторое внутреннее противоречие в замене религиозно-национальной культуры еврейства какою-нибудь ограниченно-националь­ною культурою, которая чаще всего не обладает свойственною еврейству идеею универсализма, особой предызбранности, первенствующего положения среди народов мiра... Он... отрицает все национальное именно как ограниченное и частное. Перестать быть евреем для того, чтобы стать французом, немцем или русским, значит для него променять, подобно Исаву, первородство на чечевичную похлебку... Преодолеть родное еврейство и стать националистом в среде другого народа, отвергнуть еврейского Мессию и признать Мессию, пришедшего для других... да, это ужаснейшая, не находящая своего катарсиса (разрешения) трагедия...

Вот почему ассимилирующийся и отрывающийся от своего народа еврей неизбежно становится абстрактным космополитом. Он не находит себе места ни в одном народе и остается в пространстве между нациями, интернационалист. Он исповедует не национальные идеалы, которые кажутся ему ограниченными и частными, но идеалы “общечеловеческие”, которые вне своих национальных индивидуаций абстрактны, безжизненны и вредоносны.

В политике он склоняется к идеям отвлеченного равенства и отвлеченной свободы, т.е. делается демократом; к тому же, по отсутствию связи с конкретною и потому всегда национальною действительностью и по свойству своего ума, радикальным демократом. В сфере проблем политико-социальных он превращается в социалиста, к тому же в... наиболее систематического, т.е. ... в коммуниста...

Еврей ассимилирующийся и без того по самой природе своей – революционер. Ибо он – враг органической национальной культуры, которая ему мешает и его теснит, и естественный союзник разлагающих ее "революционных" процессов... Принято объяснять революционность рассматриваемого типа евреев внешними условиями: гонениями, ограничениями, погромами и т. д. Но все это лишь следствия и внешние доказательства указываемого нами основного факта...

В отношениях к нему один из источников современного антисемитизма, но признание того, что он существует, ... и попытка раскрыть его внутреннюю диалектику, даже оценка его с точки зрения религиозных и культурных ценностей являются не антисемитизмом, а научно-философскими познавательными процессами. Научное познание не может быть запрещаемо и опорочиваемо на том основании, что приходит к выводам, для нервозных особ неприятным...

Тип ассимилирующегося еврея определяется идеологией абстрактного космополитизма или интернационализма, индивидуалистическими тенденциями в сфере политических и социальных проблем (демократизмом, социализмом, коммунизмом), ... а потому нигилистическою разрушительностью…Поэтому денационализирующееся и ассимилирующееся еврейство наш вечный враг, с которым мы должны бороться так же, как оно борется с нашими национально-культурными ценностями. Это – борьба неустранимая и необходимая. Какие же наилучшие способы и формы борьбы?

Побеждает сильнейший; и первое условие победы – самоусиление и саморазвитие... Действенно проникнемся сознанием абсолютной “православной” обоснованности нашей культуры, сознанием ее единства, ее цельности и органичности. Попробуем целостно ее осуществить. Тогда не будет в ней процессов внутреннего разложения, не будет распадов и трещин, точек приложения для чьей-либо разрушительной деятельности... Конечно, здоровая государственность предполагает активную борьбу с культурно-вредными течениями...

Надо помочь и еврейскому народу в его борьбе с разложением его периферии, помочь путем содействия его религиозно-культурному сохранению и развитию... Еврейский народ наш естественный “союзник” в борьбе с его “периферией”. И действительно, преодолевая, выправляя и всасывая ее в себя во имя собственного своего религиозно-культурного идеала, еврейский народ избавляет нашу культуру от вечно предстоящей ей потенциальной опасности. С другой стороны, и мы, путем нашего саморазвития, не допуская того, чтобы эта периферия актуализировалась, помогаем еврейскому народу в его борьбе, а, всемерно содействуя его органическому и нормальному саморазвитию, уничтожаем эту опасность в самом ее корне.

Считая религиозно-культурный еврейский народ нашим естественным союзником в борьбе с его денационализирующейся и ассимилирующейся, разлагающейся периферией, я в то же самое время не признаю возможным резкое их разграничение... Еврейский народ не только наш союзник, но и наш противник. Еврейство и христианство противостоят друг другу как притязающие на единственную истинность своего учения, хотя христианство и уповает на то, что все народы (в том числе и евреи) обратятся ко Христу, а еврейский народ, отрицая явление Мессии, верит лишь в победу еврейства как в первенствующее его положение среди других... Еврейский народ противостоит христианским народам более, чем любая из иных религий.

Еврейство связано с христианством одним Мессиею, Который к евреям пришел и Которого они отвергают... и Который нас сделал новым Израилем, Израилем духовным (Гал. 3, 26-29; 6, 15 сл.; Рим. 2, 28 сл.). Как же Израиль по плоти отделен от Израиля по духу? Неужели же два Израиля? Нет: или мы, христиане, избранный народ Божий, Израиль, или евреи. Этот факт в современном европейском сознании затемнен тем, что западное христианство отпало от Православия и распалось на ряд исповеданий и сект... Наступила эпоха релятивизма, внешне устранявшего, но не преодолевшего антисемитические тенденции, которые были ослаблены и тем, что ослабели органические силы культуры, а симптомы ее упадка принимались за ее идеалы...

Мы считаем "антисемитизм" одним из самых отрицательных явлений. Но возьмем его как симптоматический факт. Тогда окажется, что ослабление его в современной Европе – признак не совершенствования, а упадка европейской культуры. Его наличие в России, наоборот, свидетельствует о здоровье русской культуры. Там же, где есть здоровье, есть возможность действительно преодолеть антисемитизм, а не просто о нем забыть...

В России Православие и еврейский народ резче противостоят друг другу, чем еврейский народ противостоит христианству на Западе...

Он [еврейский народ] – исконный и вечный враг Православия. Но нам сказано: "любите врагов наших", и у нас нет и не должно быть другого средства борьбы с ним, кроме любви. А любовь не внутреннее чувство, не бездеятельное прекраснодушие, а вовне проявляющаяся действенная сила. Признак истинной любви в том, что она активна и плодоносна, в том, что она безкорыстно стремится к благу любимого. В чем же благо еврейского народа, как не в обращении его ко Христу? Православие и стремится к тому, чтобы еврейский народ обратился в православие, но свободно и себя сохраняя. Идеалом Православия должен быть, по моему разумению, еврейский народ, как православная еврейская церковь, дабы отдельные, разрозненно ныне обращающиеся ко Христу евреи в Православной Церкви нашли, наконец, и эмпирически свой еврейский народ, от коего, ради Христа, они оторвались...

Наш религиозный долг в том, чтобы направить на осуществление этой цели все наши усилия... Еврейского вопроса, более и первее всего религиозного, не удалось и никогда не удастся разрешить внешним насилием или лукавством. Его не удастся разрешить и на почве торжествующего в Европе релятивизма. Но его можно разрешить на основе истинного христианства, на основе Православия. Только православный народ может разрешить проблему еврейства, ибо только в связи с ним может ее разрешить сам еврейский народ...

Развиваемая нами точка зрения встретит, конечно, упреки в утопизме...»[109].

Действительно, при многих верных описаниях этой важнейшей мiровой проблемы, предлагаемое Карсавиным и желаемое нами христианское решение – обращение еврейского народа ко Христу – это утопизм. Зло в земном мiре нам не победить и служителей диавола не обратить, потому что они сознательно выбрали его земную власть как нового "отца" и крепко держатся за него (это хорошо видно из ответа Карсавину А.З. Штейнберга, для которого «обращение Израиля ко Христу» невозможно как «отпадение от Отца»[110]). И они дойдут до конца: Священное Писание говорит нам о том, что в конце истории их новый "отец" создаст царство того самого "иного мессии", антихриста, которого ждет неразложившийся "религиозно-культурный еврейский народ" для своего господства над мiром. Предотвратить это не в наших силах, евреи попущены Богом в своем христоборчестве, чтобы мы воочию видели действия сатаны и сами не становились такими. А нам надо стремиться оказаться в том "стане святых и граде возлюбленном" (Откр. 20:8), который не будет побежден ни антихристом, ни его полчищами Гога и Магога, а будет взят в Царствие Божие.

Священник Сергий Булгаков в годы войны, размышляя о судьбе еврейства, переживавшего гонения в Германии, писал еще более откровенно (курсив наш. – М.Н.):

«Власть денег, маммона являются всемiрной властью еврейства. Этот неоспоримый факт не противоречит тому, что значительная, даже большая часть еврейства и доныне пребывает в глубокой нищете, нужде, в борьбе за существование, которая не находит для себя естественного исхода за отсутствием собственной страны, в силу агасферического рассеяния, состояния "вечного жида". Другое же проявление власти князя мiра сего выражается в лжемессианском пафосе, в ожидании будущего, земного мессии на месте Отвергнутого и Распятого. По силе этого мессианства и всей его пламенности сыны Израиля оказываются в ряду вдохновителей безбожного материалистического социализма наших дней. ... в состоянии антихристианства и христианоборчества Израиль представляет собой лабораторию всяких духовных ядов, отравляющих мiр и в особенности христианское человечество»[111] ("Гонения на Израиль", 1942).

«В большевизме более всего проявилась волевая сила и энергия еврейства, все те черты, которые так известны уже и по Ветхому Завету, где они были предметом гнева Божия... В грядущих событиях центральное место принадлежит России и еврейству... Россия находится под игом большевизма, ... еврейство же претерпевает еще раз в своей истории гонение. Но само же оно доселе остается в состоянии поклонения золотому тельцу и отпадения от веры, даже и в Бога Израилева. Все эти новые бедствия... кара за то страшное преступление и тяжкий грех, который им совершен над телом и душой русского народа в большевизме... Еврейство в самом своем низшем вырождении, хищничестве, властолюбии, самомнении и всяческом самоутверждении, через посредство большевизма совершило если – в сравнении с татарским игом – и непродолжительное хронологически (хоть четверть века не есть и краткий срок для такого мучительства), то значительнейшее в своих последствиях насилие над Россией и особенно над Св. Русью, которое было попыткой ее духовного и физического удушения. По своему объективному смыслу это была попытка духовного убийства России, которая, по милости Божией, оказалась все-таки с негодными средствами. Господь помиловал и спас нашу родину от духовной смерти». Так что большевизм – это еще не победа сатаны над Россией. Это «ужасная победа сатаны над еврейством, совершенная через посредство еврейства» [112] ("Расизм и христианство", 1941–1942).

Тем не менее и о. Сергий относит слова апостола, что «весь Израиль спасется», – не к христианам, а к евреям, ибо «дары и призвание Божие непреложны» (Рим. 11: 29)[113]. Спросим его: а сатанинская «лаборатория всяких духовных ядов» – она тоже спасется? Но разве Христианская Церковь допускает спасение бесов и сатаны?..

Подчеркнем, что все процитированные нами авторы, как евреи, так и русские философы, отмечают таинственную общность судьбы еврейского народа во всех его представителях, в верующих иудеях и ассимилирующихся атеистах. Поэтому уместно поставить следующий важный вопрос.

 

Есть ли коллективная вина в богоубийстве?

«И придут на тебя все проклятия сии... Они будут знамением и указанием на тебе и на семени твоем вовек» (Моисей, Втор. 28: 15-46).

 «Этот народ скреплен и на века объединен не теми свойствами, которые обыкновенно скрепляют и объединяют народы, а исключительностью своей религиозной судьбы» (Бердяев).

В еврействе «есть некая СУЩНОСТЬ... сущность эта – нечто мистическое» (Амос Оз).

Коллективная вина в богоубийствеИтак, если этот народ, независимо от его отношения к иудейской вере, навечно скреплен и объединен чем-то религиозно-мистическим, в отличие от других народов, то, наверное, именно это и мешает евреям стать "такими, как все". Даже формальное внешнее принятие христианства очень часто не нарушает эту мистическую сущность, и она понуждает еврея-христианина к реформаторству и ересям внутри христианства (современный пример – о. Александр Мень).

То есть, несомненны некие таинственные коллективные качества еврейского народа, заставляющие его различных представителей участвовать в упомянутой о. Сергием Булгаковым «лаборатории всяких духовных ядов, отравляющих мiр и в особенности христианское человечество». Это коллективное качество, несомненно, греховное и богоборческое. Тут мы неизбежно подходим к вопросу: в чем его причина? И в частности: существует ли коллективный грех и коллективная вина еврейского народа, за которую, согласно предсказаниям пророков и приговору Христа, весь народ подвергся Божьему наказанию и несет его до сих пор?

Протоиерей Сергий Булгаков именно в связи с современным ему холокостом в Германии размышлял об этой загадке еврейского единства – как о происходящем коллективном наказании-возмездии за коллективную вину (курсив в цитатах наш. – М.Н.):

«Самой таинственной стороной из судеб Израиля остается именно его единство. Благодаря ему вина одной лишь его части, вождей, является судьбой для всего народа, призывая на себя проклятие христоубийства и христианоборчества... Такова трагическая антиномия  судеб избранного народа в истории. В ней соединяются последствия вины, вольно принятой в ожесточении, но ставшей судьбою и роком ("на нас и детях наших"). При этом, по слову Господа, эта вина ложится на плечи как принявших вину, так и не принимавших ее и ей даже чуждых»[114].

Бердяев осторожно касается этого вопроса, трактуя его как обратную сторону достоинств еврейского народа (курсив в цитатах наш. – М.Н.):

«Эта связанность еврейского духа с судьбой народа, эта невозможность мыслить судьбу индивидуальную вне существования народа вне судьбы Израиля, это перенесение центра тяжести на историческую сверхличную народную жизнь делает этот народ коллективистическим... Еврейскому духу были чужды идея индивидуальной свободы и чувство индивидуальной вины. В еврействе идея свободы не была индивидуальной, это была свобода народа – она конструировалась коллективистично, и вина не была индивидуальна, это не была вина отдельного человека, а вина народа перед лицом Бога...»[115].

Бердяев также признал: «на еврейском народе лежит проклятие. Еврейский народ сам себя проклял, он согласился на то, чтобы кровь Христа была на нем и на его детях. Он принял на себя ответственность. Этим воспользовались враги еврейства...»[116].

Речь идет о еврейской кровной клятве, которую при богоубийстве кричал «весь народ»: «Кровь Его на нас и детях наших» (Мф. 27:25). В этой клятве наглядно проявилась тайна нации как соборной личности, когда и невиновным приходится страдать за нераскаянные грехи своего народа. В чем же таинственный "механизм" этой коллективной вины? Отчасти мы видим его действие в важнейшем для христианства понятии первородного греха, когда вина первых людей, совершивших богопротивный поступок, легла на все их потомство, лично не ответственное за грехопадение прародителей. Видимо, причину следует искать в некоем духовном единстве всего человечества, благодаря которому и искупление этого первородного греха могло быть совершено одним Человеком – Богочеловеком-Христом для всех людей (не как автоматический факт, действующий на каждого человека независимо от его желания, а как возможность сознательного ответного принятия этого искупления).

Подобное духовное единство связывает не только все человечество, но и меньшие соборные человеческие общности – религиозные и национальные, объединенные одними духовными ценностями и миссией перед Богом, причем Господь будет судить не только каждого отдельного человека, но и народы (Мф. 25:32). Видимо, Бог так устроил, чтобы ограничить человеческий эгоизм, чтобы люди сознавали и несли ответственность за своих ближних, соотечественников, единоверцев. Это мы видим в словах апостола Павла о Церкви: «если страдает один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены» (1 Кор.12:26). Это мы видим и в пророчествах Ветхого Завета о том, что наказываются не только согрешившие отцы-евреи, поправшие миссию Народа Божия, но и их потомство. Например: «не поклоняйся им [бесам] и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня» (Исх. 20:5). И еще жестче в пророчестве Моисея: «Проклятия сии... будут знамением и указанием на тебе и на семени твоем вовек» (Втор. 28:46).

Национальное единство народа как соборной личности мы видим и в самом отношении иудаизма к понятию еврейства: «...неприятие вероучения или несоблюдение предписаний иудейской религии не являются достаточным основанием для исключения члена еврейской общины из ее рядов. Согласно еврейской традиции, завет между Богом и Моисеем на горе Синай включал всех присутствующих, а также всех потомков»[117].

Если тот завет с Богом, заключенный древними евреями, переносится на всех потомков, то, вероятно, и происшедшее в связи с распятием Мессии-Христа клятвенное расторжение этого завета в страшном преступлении богоубийства так же переносится на всех потомков... Тем более, что это решение было принято, как сказано в Евангелии, «всем народом» со страшной клятвой «Кровь Его на нас и детях наших», с прямым упоминаем своего потомства!

К тому же виновники первородного греха, Адам и Ева, всего лишь проявили непослушание Богу, съев запретный плод. Во сколько же раз тяжелее должен быть грех богоубийства из гордыни соперничества с Мессией ради земного господства, – грех, скрепленный клятвой за потомство! Можно предположить, что именно эта страшная богоубийственная клятва поныне довлеет над еврейским народом, сознательно не желающим освобождаться от нее. (Следует также учесть особое, религиозно-мистическое отношение к еврейской крови в иудаизме: еврей по крови считается евреем даже при переходе в другую религию, однако принятие неевреем иудаизма допускается неохотно и таковой человек не считается совершенным евреем, он имеет статус "гер".)

А ведь освобождение возможно. Моисей, говоря о наказании Господом потомков согрешившего народа, уточнил: «ненавидящих Меня». Стало быть, на тех потомков, которые сознательно покаялись и избавились от христоборческой ненависти, эта кровная вина и клятва не распространяется. И апостол Павел, когда он говорит о будущем «снятии грехов» и «помиловании» евреев – «отпавших ветвей», которые вновь «привьются» к Церкви, он добавляет: «если не пребудут в неверии» (11:23). Только так.

Лишь в таком смысле можно согласиться с о. Сергием Булгаковым, когда он, отчасти противореча себе (что «вина ложится на плечи как принявших вину, так и не принимавших ее и ей даже чуждых»), настаивает, что в момент распятия Христа богоубийственная кровная клятва распространилась не на весь еврейский народ, а «происходит в народе разделение, и даже до противоположности: одни плачут и рыдают о Нем, другие неистовствуют: "распни Его", – и готовы принять на себя за это самую последнюю ответственность: "кровь Его на нас и детях наших". Это же разделение простирается и на грядущую судьбу Израиля [еврейства. – М.Н.]...»[118]. Наверное, проще было бы сказать: выбравшие Христа сознательно освобождаются из коллективной клятвы и вины своего народа, не отменяя ее для остальных. Ведь следует учитывать и то, в каком неравном соотношении разделился и продолжает разделяться еврейский народ.

Те немногие евреи, которые сознательно пребывают со Христом, отделились от нынешнего еврейского народа и стали частью христианского Божия народа-преемника, поэтому они уже не должны выпячивать на свое прошлое ветхозаветное первенство, что делал о. Александр Мень:

«Хотя с приходом Христа все народы стали сынами Божиими, Израиль как народ по слову апостола, сохраняет свое избранничество, оставаясь сыном-первенцем» (слова "как народ" выделены в оригинале интервью о. Меня). «Еврей христианин... не перестает быть евреем», «этот народ навсегда посвящен Богу. Таков смысл слов, сказанных некогда на Синае: "Вы будете царством священников и народом святым"...», «для христианина-еврея родство по плоти с пророками, Девой Марией и самим Спасителем... великая честь и знак двойной ответственности, как члена Церкви и как члена Народа Божьего» (стало быть для о. Меня Церковь – не Народ Божий), и даже: «еврея-христианина и еврея-иудаиста связывает не только общность национального происхождения, но и вера в Единого Бога, вера в Священное Писание, общая религиозная этика»[119]...

Главным богословским признаком давней ереси жидовствующих было утверждение, что и после распятия Мессии еврейский народ не утратил богоизбранности. Подобное неразличение о. Менем между ветхозаветным Народом Божиим и современными иудаистами-антихристианами, как и унижение новозаветного преемника Народа Божия, Христианской Церкви,  в сравнении с высшим кровно-плотским признаком еврейства, ведет на путь новой ереси жидовствующих. Эта ересь, искажающая духовный смысл мiровой истории, уже стала предписанной нормой в западном христианстве, и не только в жидовствующих протестантских сектах, но и в официальном католицизме, и в главной ныне неожидовствующей теории "христианства после Освенцима", которая запрещает любую, в том числе богословскую критику иудаизма и упоминание вины евреев как якобы "кощунство" на фоне гитлеровского Холокоста...

Архиепископ Виталий (Устинов), будущий первоиерарх РПЦЗ, писал в связи с тем, что Второй Ватиканский Собор (1962-1965) постановил снять с евреев, как современников Христа, так и их потомков, вину за богоубийство:

«Распространяется ли эта вина на всех иудеев, переходя из рода в род и всех нам современных иудеев и евреев?.. Конечно, механически, автоматически эта вина никак не может перейти ни на одного еврея, потому что виновна всегда в человеке воля, сознание, произволение... Однако, если какой-то человек убил моего отца, а сын убийцы оправдывает своего отца или порочит моего убитого отца, тем самым оправдывая как бы преступление своего отца, то сын убийцы, хотя и не будет привлечен к суду как убийца, является все-таки нравственным преступником и, конечно, моим врагом, моим недоброжелателем. Таким образом, теперь только те евреи, которые воспитывают своих детей в ненависти ко Христу, являются по произволению, по сознанию своему преступниками перед всем христианством...

Христиане читают св. Евангелие и вдруг с изумлением видят перед собой тех же евреев, что и во времена Христа, нисколько ни в чем не изменившихся за 20 веков в своих чувствах неприязни к Спасителю...»[120].

Разумеется, в либеральных юрисдикциях зарубежного Православия можно найти и иной подход к этой проблеме вины. Например, архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской) из Американской Православной Церкви попытался приуменьшить вину еврейского народа, уравняв ее со всеми другими народами, в том числе с христианскими, по его мнению, даже "более виновными":

«Постановление II Ватиканского Собора о невиновности еврейского народа в распятии Христа было явлением христианской мiровой совести. Но... вина за оскорбление и убийство Его в мiре делается огромной, невыносимой тяжестью для всего человечества; виной общей, безмерной, которую снять, от которой избавить может лишь Сам Христос, молившийся за Своих распинателей... Ответственность за Богораспятие лежит на каждом человеке, так как метафизически человечество едино. Но это вина не юридическая, входящая в ведение земных законов, а метафизическая, разверзающая всю греховность мiра, не принимающего Бога, восстающего против Него. Всякий грешник, не кающийся перед Богом, уже оскорбляет в мiре и распинает в себе Сына Божия...

... в том, что многие пребывают, в человечестве и в иудействе, без Христа (и даже в "христианстве" оказываются многие без Христа, без любви к Его Святому Духу), в этом – величайшая метафизическая вина всего человечества, всех его народов, племен и душ. И еврейство не может быть, конечно, освобождено от вины пред Богом. Некуда спрятаться от этой реальности. Мiр виновен в отвержении Христа. Виновно и еврейство, избирающее до сих пор "кесаря", свой племенной еврейский национализм, а не Христа, своего духовного Спасителя, не Христово Божье человечество. А еще более виновны христиане, ушедшие от своей первой любви или еще не пришедшие к ней...

И еврейский народ, и народы Рима (из коих вышли воины, прибившие ко кресту Тело Иисусово) несут одинаково метафизическую ответственность за Голгофу. Но ответственность христианских народов за две тысячи лет истории христианства увеличилась многократно... Антигуманное – и до конца рационально не объяснимое – явление антисемитизма связано с какой-то подспудной убежденностью даже самих антисемитов в исключительности евреев.... Справедливо в наши дни прийти к выводу, что еврейство есть такой же народ, как и все другие, со светлыми и темными сторонами...»[121] (курсив наш. – М.Н.).

Архиепископ Иоанн, конечно, прав в том, что все мы грешны и виноваты перед Господом своим несовершенством, будучи плохими христианами, с небрежностию отвечая на Его любовь и Его искупительный подвиг. Но так же, как грехи бывают разной степени тяжести и за них налагается различная епитимья, так и вина может быть разная. Разве вина тех, которым была дарована благодать Народа Божия как предуготовителя пришествия Мессии-Спасителя для всего человечества, но которые Его убили по похотям своего нового национального "отца"-диавола и покрыли себя со всем потомством кровавой клятвой богоубийства, которой держатся до сих пор – разве их вина "одинакова" в сравнении с теми христианами, которые из-за этого порою, из-за своей неграмотности, впадают в грех "антисемитизма"? («Кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, и с того больше и взыщут». – Лк. 12:48) Разве плохие христиане, часто нарушающие заповеди Христа, но верящие в Него и прибегающие к Нему в трудные минуты – разве они "более виновны"?

Всё это "политкорректное христианство", как и упомянутый выше "любовный" рецепт Соловьева, Бердяева и Карсавина, противоречит поучениям святых об отношении к еретикам: потакание их заблуждениям – это ложная любовь. Настоящая любовь – откровенно объяснять им их заблуждения, угрожающие их спасению. Ради их спасения. Говорить евреям и о евреях правду – это не "антисемитизм", наоборот – это большее проявление любви к этому несчастному народу, соблазненному и плененному диаволом, чем юдофильское потакание его заблуждению. Так относиться к еретикам и лжеучениям учит Священное Предание, которое есть неотъемлемая часть христианского учения.

И поэтому в связи с огромной важностью "еврейского вопроса" как стержневого для понимания смысла истории он становится также точной лакмусовой бумажкой для определения истинного Христианства и его отличия от апостасийных, либерально-жидовствующих извращений[122].

Подобная юдофильская повинность российского дореволюционного общества и современного западного, насаждаемая сейчас и в РФ, есть не что иное, как дезинформационно-маскирующие приемы психологической войны армии антихриста с целью ослабления сопротивления человечества, особенно христианского[123]. Этим приемом сатана затемняет суть Распятия и Искупления (какие непримиримые силы столкнулись в этот момент истории), хулит множество мучеников, убитых христоненавистниками, игнорирует необходимость различения духов в нашу апокалипсическую эпоху, помогая маскироваться диаволу, ослепляет христианские народы в отношении строящегося царства антихриста и его служителей. А отказ подчиняться этому называется "антисемитизмом".

Напомним в связи с этим также определение Архиерейского Синода РПЦЗ (1992):

«Журнал "Вече" № 47 опубликовал статью, подписанную "Группой Духовенства"  [из РПЦ МП], в которой на основании "Еврейской газеты" за январь 1992 г. было подробно помещено описание выступления патриарха Алексия перед евреями в бытность его в Америке. "Группа Духовенства" свидетельствует, что в патриаршем заявлении "лживо подразумевается, что иудеи, не принявшие Христа и убившие Его, держатся той же Аврамовой религии, как будто Ветхий завет не отставлен у них на третье место после Талмуда и Каббалы"...

Архиерейский Синод с тревогой принял к сведению сообщение, сделанное на основании заявления прессе Митрополита Кирилла Смоленского о формальном вступлении Русской Православной Церкви в диалог с лицами иудейского вероисповедания...

Святая Православная Церковь не может ни о чем договариваться с не признающими своим божественным Главой Господа Иисуса Христа. Она может только проповедывать Его им... Диалог с иудеями на самом "высоком уровне" уже имел место: его вел с ними Сам Христос Спаситель, свв. Апостолы, Мужи Апостольские и безчисленное множество более поздних святых...

Результаты современного диалога с иудеями совершенно очевидны на примере католиков. Ватикану не только пришлось отказаться от самых основных принципов христианского вероучения и даже просто исторической истины, но и "принять на себя обязанность по приготовлению мiра к пришествию "мессии", совместно с иудеями и христианами" (Ватиканская комиссия для объединения христиан, № 12)»[124].

(Отрывок из гл. 23 книги "Миссия русской эмиграции)


[99] Антоний, митрополит. "Христос Спаситель и еврейская революция". Берлин. 1922. [Готовя данную главу к публикации, автор перечел эту работу м. Антония (Храповицкого), обнаружив в ней существенный недостаток. Причиной распятия евреями Христа м. Антоний выделяет их потребность в политическом вожде для революции против римского владычества. Поскольку Христос от этой роли отказался, проповедуя «Царство Мое не от мiра сего» (Ин. 18:36), «несочувствие задуманной ими революции... возбудило против Христа злобу иудеев» (с. 27), и народ попросил Пилата освободить не Христа, а Варраву (мятежника). С этим объяснением можно согласиться. Однако ставя акцент на этой причине, м. Антоний смягчает вину тогдашних иудейских вождей: получается, что они преследовали цель национального освобождения и обрекли Христа на распятие из "неведения, что творят", хотя сделали это со лжесвидетельством и с притворным незнанием ветхозаветных пророчеств (во время суда ссылку Христа на пророчество пророка Даниила объявили "богохульством"). Владыка этот факт отмечает (с. 18-19), но ведь если «первосвященник притворился, будто не замечает здесь древнего пророчества», то значит судьи знали пророчество и должны были сознавать, что перед ними Истинный Мессия. Тем более что как раз в то время в народе распространилось напряженное ожидание Его пришествия, и Христос Своими чудесами вызвал признание народа – это и обезпокоило старейшин. Об этой их сознательности свидетельствует уже их роль в убийстве Вифлеемских младенцев для предотвращения появления Мессии: они именно на основании пророчества указали Ироду Вифлеем как место Его рождения (Мф. 2). Во время избиения Вифлеемских младенцев они и сами убили пророка Захарию за то, что он не отдал им на убиение рожденного тогда же сына своего, Иоанна Крестителя. Следовательно, вина иудейских вождей более тяжкая, чем "неведение". Это было сознательное убийство Мессии вождями еврейского народа ради своей власти земной по наущению сатаны («ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего». – Ин. 8:44), а уж какими дополнительными ("революционно-освободительными") мотивами это сопровождалось – сие второстепенно. Этим сатанизмом объясняется и вся дальнейшая яростная двухтысячелетняя борьба иудейства против Христианства, когда упомянутая "революционная" причина уже отпала. – Прим. 2014.]
[100] См. источники в исследовании: Флавиан Бренье. Евреи и Талмуд. 1919. Русский пер.: Париж. 1928. Гл. IV "Еврейское происхождение антихристианских гонений". С. 22-27.
[101] Напр.: Нафанаил (Львов), архиеп. Христианство и иудейство // Православный путь. Джорданвиль. 1950. С. 92-113.
[102] Гершензон М. Судьбы еврейского народа. Берлин. 1927.
[103] Зеньковский В. На темы историософии // Современные записки. Париж. 1939. № 69. С. 280-293.
[104] Олесницкий А., проф. Руководство к изучению Священного Писания по творениях святых отцов. 1894. Глава: Книга пророка Иезекииля.
[105] Бердяев Н. Смысл истории. Париж. 1969.  С. 105-128.
[106] Бердяев Н. Христианство и антисемитизм // Путь. Париж. 1938. С. 6, 8, 11.
[107] Бердяев Н. Еврейский вопрос как вопрос христианский // Проблемы русского религиозного сознания. Берлин. 1924. С. 52-138.
[108] Бердяев Н. Христианство и антисемитизм. С. 16.
[109] Версты. Париж, 1928. № 3. С. 65-86.
[110] Штейнберг А. Ответ Л.П. Карсавину // Версты. 1928. № 3. С. 87-93.
[111] Булгаков С., прот. Гонения на Израиль // Вестник РХД. 1973. № 108-110. С. 72; Христианство и еврейский вопрос. Париж, 1991. С. 156.
[112] Булгаков С., прот. Христианство и еврейский вопрос. С. 35-37, 79-81, 137.
[113] Там же. С.  141-142.
[114] Там же. 1991. С. 141, 154.
[115] Бердяев Н. Смысл истории. С. 117.
[116] Бердяев Н. Христианство и антисемитизм. С. 12-13.
[117] Финкелстайн Л. Еврейская религия: верования и практика. Израиль. 1982. С. 136-138.
[118] Булгаков С., прот. Христианство и еврейский вопрос. С. 153.
[119] Интервью о. Александра Меня журналу "Евреи в СССР" // Вестник РХД. 1976. № 117. С. 112-117.
[120] Виталий (Устинов), архиеп.. Еврейский вопрос // Владимiрский Вестник. Сан-Пауло. 1965. № 103. Апр. С. 11-13.
[121] Иоанн (Шаховской), архиепископ. Письмо к христианам и евреям об ответственности // Христианос. Вып. 1. Рига. 1991. С. 67-69.
[122] См. на эту тему: Диспут Назарова с Кацманом. Москва. 2011. – Прим. 2014 г
[123] К сожалению, от пут юдофильской повинности не освободился и А.И. Солженицын, хотя он понимал ненормальность этого табу и не раз пытался, косвенными средствами и намеками, быть смелее. Наконец, в ходе работы над "Красным колесом" он подготовил и опубликовал двухтомник "Двести лет вместе" (2000, 2002) с полезным подбором фактов, реабилитирующих дореволюционную Россию от еврейских мифов и обвинений в т.н. "антисемитизме", а также откровенно обнажающих роль евреев в революции и укреплении большевицкого режима. К сожалению, этим достоинства труда и исчерпываются. И дело не только в том, что автор "раскачивает качели": чтобы оправдать использование обличающих фактов, смягчает их примерами "хороших евреев", уклоняясь от сути проблемы. А.И. приходит к выводу, что судьба и история еврейского народа «остается исторической загадкой для всех нас. И для евреев тоже». «Говорят даже, еврейскую проблему можно понять только в исключительно в религиозном и мистическом плане. Наличие такого плана я несомненно признаю, но, хотя о том написаны уже многие книги, – думаю, он скрыт от людей и принципиально недоступен даже знатокам»... Подробнее см. в рецензии: Назаров М. "Двести лет вместе", или Две тысячи лет противостояния ­– http://www.rusidea.org/?a=6015 – Прим. 2014.
[124] Определения Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей от 25 нояб./ 8 дек. 1992 г. // Церковная жизнь. Джорданвиль. 1992. № 5-6. С. 10-11. Упоминаемая речь патриарха Алексия была опубликована в газете "Московские новости". 1992. № 4.

Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=36035


 просмотров: 1283
ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ:
Ваше имя:
Ваш отзыв:


семит2017-03-03
 
Кек, господа-черносотенцы, а чего это вы во всем нас вините? Нас в 17 году было мало, а ваших много, только вот пропали куда-то все после февраля. Оно и понятно , погромы -то устраивать легче.

 


Архангел Михаил


распечатать молитву
 

ВСЕ СТАТЬИ КАЛЕНДАРЯ




Наш сайт не имеет отношения к оформлению и содержанию размещаемых сайтов рекламы

Главный редактор: М.В. Назаров, Редакторы: Н.В.Дмитриев, А.О. Овсянников
rusidea.org, info@rusidea.org
Воспроизведение любых материалов с нашего сайта приветствуется при условии:
не вносить изменений в текст (возможные сокращения необходимо обозначать), указывать имя автора (если оно стоит) и давать ссылку на источник.