05.07.2012      2646      12
 

Необходим полный анализ всех документов об убийстве Царской Семьи, все еще засекреченных


16 сентября 2015 г.
М.В. Назаров
Пятидесятитысячный Крестный ход в Екатеринбурге во время Царских дней, 2015Пятидесятитысячный Крестный ход в Екатеринбурге во время Царских дней, 2015

В связи с планируемым захоронением в Петропавловском соборе С.-Петербурга останков Царевича Алексея и Великой княжны Марии (как утверждает официальная экспертиза) вместе с предыдущими "екатеринбургскими останками", в обществе и РПЦ МП вновь разгорелась дискуссия об их подлинности. Появилась даже публикация "18 октября в РПЦ может произойти раскол?", в которой президент фонда "Русский предприниматель" (г. Екатеринбург) Сергей Владимiрович Писарев высказывает такое опасение:

«Настроения среди верующего народа, чтущего святых Царственных Мучеников, таковы, что признание Церковью "Екатеринбургских останков" за святые мощи может вызвать настоящий раскол. Этого допустить ни в коем случае нельзя. На сегодня, по отношению к «Екатеринбургским останкам», существует две основные взаимоисключающие версии.

Первая. После убийства, тела Царской Семьи и её слуг были вывезены в район Ганиной Ямы, где в течение трех суток неустановленные лица под руководством Я.Юровского расчленили тела, сожги их на кострах и оставшийся прах залили серной кислотой. При этом, по всей вероятности, головы Государя, Государыни и Цесаревича были отправлены большевикам в Москву как доказательство убийства. То есть трупы были полностью уничтожены. Собственно, на месте их уничтожения и был построен монастырь на «Ганиной Яме», освященный Патриархом Алексием II. То, что мы называем версией, белым следствием во главе с опытнейшим профессионалом следователем по особо важным делам Н.А.Соколовым было установлено как окончательный вывод в 1918-1920-х гг. Его выводы строились на основе вещественных доказательств, а также показаний арестованных соучастников Екатеринбургского злодеяния, в том числе лиц, входивших в состав охраны Дома особого назначения (Ипатьевского дома). Выводы следствия Н.А.Соколова озвучиваются всем паломникам, посещающим монастырь на Ганиной Яме, и их разделяют участники ежегодного многотысячного крестного хода от Храма на Крови до монастыря. Да что говорить: подавляющая часть православного народа верит выводам следователя Соколова и не верит «открывателям» «Екатеринбургских останков».

В последнее время появилось много солидных исторических трудов, а также научной публицистики, которые подтверждают выводы белого следствия. Могу назвать лишь несколько из них: труд П.В.Мультатули «Свидетельствуя о Христе до смерти… Екатеринбургское злодеяние 1918 года», получившее благословение покойного Патриарха, книга А.К.Голицына «Кому же верить?», в которой автор убедительно разоблачает «фальшивонотчиков», то есть «открывателей» «Екатеринбургских останков», труд французского историка русского происхождения Н.Росса «Смерть Царя», исследование судмедэксперта Ю.Григорьева «Последний император России. Тайна гибели», работы В.Корна и др. Необычное явление во время посещения Патриарха Алексием II Ганиной ямы Имеется немалое число исследователей, которые считают, что убийство, а затем и уничтожение тел носило ритуальный характер. Приводятся показания свидетелей о присутствии и при убийстве, и при уничтожении тел неких таинственных представителей какого-то тайного культа, разрушение Ипатьевского дома, с целью уничтожения улик и т.д. Понятно, что эта версия, вне зависимости от того верна она или ошибочна, в силу известных внутрироссийских и международных обстоятельств будет иметь очень серьезных оппонентов.

Сторонники второй версии опираются на воспоминаниях организаторов убийства Царской Семьи Я. Юровского, М. Медведева (Кудрина), Г. Никулина, И. Радзинского, а также проведенные научные экспертизы. Согласно этой версии тела Царственных Мучеников не были уничтожены, а захоронены в Поросенковом логу в двух могилах (чтобы запутать следы) – девять в одной и два в другой, после того, как грузовик с телами застрял в лесу и красноармейцы никак не могли его оттуда вытащить. Пока они его доставали из грязи, организаторы якобы умудрились экспромтом заказать, но главное, успеть (!) получить из Екатеринбурга 170 л кислоты. Так объясняется наличие кислоты на месте преступления. Кроме того, как мы знаем, Юровский и его подельники стремились к максимальной засекреченности уничтожения тел. Вокруг Коптяков и Ганиной ямы было выставлено тройное оцепление красноармейцев, которые не пускали местных крестьян к месту манипуляции с трупами аж за несколько километров. А сторонники второй версии пытаются нас убедить, что в «Поросенковом логу» Юровский почему-то пренебрег этой секретностью, хотя рядом с местом якобы захоронения была будка железнодорожника, который там жил со своей семьей. То есть этот железнодорожник не мог не видеть и не слышать того, что делают вблизи его дома. Как не мог он не почувствовать смрад от горящих трупов, если бы действительно все было так, как описывает Юровский. Примечательно, что железнодорожник и его жена были допрошены следствием, но ничего подозрительного или примечательного они не рассказали.

Однако нынешних следователей и членов комиссии это совершенно не волнует. Они просто игнорируют всякие «неудобные» вопросы. Например, они утверждают, что тела, как из первого захоронения, так и из второго пытались сжечь. Однако в выводах комиссии под названием «Покаяние» утверждается: «тела термического воздействия не испытывали». Как такое может быть? На что нам отвечают: что, дескать, кожа сгорела, а кости не обуглились. И таких «удивительных» объяснений у «второй» версии с избытком. Примечательно, что сторонники второй версии изображают Юровского как крайне хитрого, опытного, циничного и умелого преступника, профессионально заметающего следы своего чудовищного злодеяния. Таким он в действительности и был. Но затем, с удивительной, почти детской наивностью, эти же сторонники верят «воспоминаниям» и рассказам этого же коварного Юровского.

Что касается научных экспертиз останков, то здесь дело обстоит еще более интересно. Оказывается, экспертиза генетического материала проводилась в лаборатории генетической идентификации Вооруженных сил США (!) и именно ее выводы являются основной «научной» базой для признания подлинности «екатеринбургских останков». Давайте представим на минуту, что правительство США даст заказ российским силовым структурам провести судмедэкспертизу по делу Кеннеди и будет затем через свои центральные СМИ ссылаться на выводы «русских», как не подлежащие сомнению?! К слову, в этих же лабораториях Пентагона проводились «экспертизы» и были сделаны выводы о наличии у Ирака химического оружия. Что было потом, мы все знаем. Но сторонники второй версии, как и в случае с Юровским, полностью доверяют нашим «американским партнерам».

Правда, в подтверждение второй версии вроде бы выступили и российские генетики. В частности, группа ученых под руководством зав.отделом Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН – Евгения Рогачева. Но при этом г-н Рогачев является еще и профессором Массачусетского университета США и, в отличие от других российских ученых, с удивительной легкостью публикуется в самых престижных западных научных изданиях, типа «Nature» или «Science», объясняя это просто – своей гениальностью. Дай Бог, если так. А если не так?..».

Разрешить все сомнения, перечисленные С.В. Писаревым, можно только при честном и полном анализе всех документов того времени, хранящихся в советских и зарубежных архивах и все еще недоступных исследователям.

Слушания в Государственной Думе по вопросу екатеринбургских останков

В 1998 г. я был приглашен в качестве одного из экспертов на Слушания в Государственной Думе по вопросу "екатеринбургских останков" (мой доклад был посвящен вопросу: Было ли убийство Царя ритуальным?). Высказанные тогда специалистами многочисленные аргументы, подвергающие сомнению официальную версию, с тех пор так и не были убедительно опровергнуты. Поэтому мне кажется уместным напомнить о них. Воспроизведу ниже отрывок из книги "Тайна России": "Екатеринбургские останки" как зеркало русской смуты (это было еще до причисления Царской Семьи к лику святых в РПЦ МП).

+ + +

… Независимо от того, будут ли найдены новые доказательства, ритуальное значение убийства Помазанника Божия несомненно. В духовном плане случайностей не бывает – не случайно и то, что Царская семья приняла мученическую кончину в день памяти первого русского самодержца, св. благоверного Князя Андрея Боголюбского (также убитого в результате заговора с участием иудеев). И если суждено России возродиться – то лишь после осознания этого подвига Царя-Мученика и смысла всего XX в. Как сказал преподобный Оптинский старец Анатолий в 1917 г.: "Судьба Царя — судьба России. Будет радоваться Царь — радоваться будет и Россия".

Пока что лишь часть русского народа осознала этот смысл событий XX в.: в 1981 г. Царь-Мученик был причислен к лику святых Русской Зарубежной Церковью (после чего ей была явлено великое чудо – мироточивая икона Иверской Божией Матери), а недавно и в России несколькими епархиями Русской Православной Церкви (что отмечено участившимся мироточением икон самого Царя). Большая же часть нашего народа и его ведущий слой, "творящий политику", все еще не вынесли из нашей вековой трагедии должного духовного урока.

Неофевралистский режим (перекрасившихся коммунистов-предателей) готов осуществлять декоративные "монархические проекты" лишь для маскировки нелегитимной сути своей власти – из комплекса неполноценности перед Западом и перед русской историей, к которой неофевралисты хотят примазаться. Думская оппозиция (ничему не научившиеся коммунисты-патриоты и подставной канализатор патриотизма Жириновский) способна лишь невежественно кощунствовать относительно двуглавого орла, так и не удосужившись понять выраженной в нем симфонии государственной и церковной властей…

И даже Синод Московской Патриархии продолжает игнорировать растущее снизу народное почитание Царя-Мученика, благословляет неофевралистов, не вникает в духовную природу русского православного Царства и в то, что только его восстановление может преодолеть смуту… Глава комиссии по канонизации митрополит Ювеналий, повторив даже в 1996 г. "сомнения" относительно образа жизни и правления Царя и "не найдя оснований" для его канонизации как монарха, предложил Поместному Собору 2000 г. рассмотреть вопрос о компромиссном прославлении Царской семьи лишь как мiрян, принявших мученическую кончину в годы гонений…

Особенно ярко все это проявилось в отношении к предполагаемым "останкам Царской семьи", выкопанным в 1991 г. под Екатеринбургом. Демократическая власть увидела в их похоронах утилитарный предмет своей легитимации в виде официального "завершения эпохи беззакония". Не удивительно, что большинство православного народа выступило против признания останков царскими, исходя из общего недоверия к власти: если она, не замеченная в страхе Божием и насаждающая антихристианскую идеологию, постоянно лжет, когда это выгодно, то почему нужно верить ее искренности в затее с останками? К тому же секретность работы правительственной комиссии (под руководством вице-премьера Б.Е. Немцова) и игнорирование ею многих противоречий в следствии оставили впечатление, что у кого-то была и другая цель – похоронить вместе с останками важные тайны, связанные с подлинной историей цареубийства.

Для этого достаточно сравнить две публикации: "Покаяние. Материалы правительственной комиссии…" (М. 1998) и "Общественные слушания по вопросу о "екатеринбургских останках"" в Госдуме от 21.5.98 ("Радонеж", 1998, № 9). Слушания в Госдуме были посвящены как раз "Материалам правительственной комиссии", которые, однако, даже после высказанной на слушаниях научной критики, были опубликованы без изменений в виде упомянутого сборника (лишь во вступлении его составитель пытается опровергнуть сомнения, высказанные нами ранее в газете "Завтра", 1998, № 11).

Прежде всего это касается ритуального характера цареубийства, о котором старший прокурор-криминалист Генпрокуратуры РФ В.Н. Соловьев пишет: "Следствие полностью исключает ритуальный характер убийства. Мотивы убийства носили политический характер". Составитель сборника добавляет к этому: "следствие… рассматривало только фактический, а не мистический аспект проблемы", – здесь имеются в виду наши аргументы (приведенные выше) для слушаний в Госдуме. Однако как раз отмеченные нами факты причастности к цареубийству еврейско-масонских кругов не изучались комиссией, о чем свидетельствует ее документ "Проверка версии о так называемом "ритуальном убийстве"…".

Автор этой "проверки", все тот же Соловьев, основное внимание уделил опровержению так называемого "кровавого навета" на евреев (отрицая даже судебно-установленные случаи, описанные В.И. Далем), что вряд ли имеет прямое отношение к данному делу. В числе же своих аргументов, "опровергающих" ритуальный характер цареубийства, Соловьев выдвигает следующие:

– "Основной причиной, заставившей Временное правительство перевести царскую семью … в Тобольск, явилось опасение о возможной несанкционированной расправе населения с царской семьей".

– "Ни в одном примере "ритуальных убийств", приведенных В.И. Далем, нет таких действий убийц, как стрельба из пистолетов, убийство штыком армейской винтовки, попытка скрыть трупы в глубокой шахте, попытка уничтожить трупы взрывом гранат, сожжение трупов, использование серной кислоты, наконец, сокрытие трупов на малой глубине под проезжей частью дороги".

– "Участие еврея Юровского Я.М. во всех этих действиях было вынужденным".

– "Наличие на стене надписи на немецком языке… не дает оснований для утверждения о ритуальном характере", ибо "не имеется данных об участии Гейне в каких-либо иудейских религиозных течениях…"; "Энель не смог доказать того, что "каббалистические" знаки являются надписью, а, например, не "пробой пера"… и того, что данные знаки ранее использовались при исполнении определенных религиозных ритуалов".

– "С точки зрения закона обсуждение вопроса о "ритуальных убийствах" некорректно, поскольку существующее законодательство не знает такого понятия".

Если все это сравнить с нашими аргументами и вопросами, которые Соловьев проигнорировал и после слушаний в Госдуме, то такой уровень аргументации свидетельствует о пропагандно-апологетическом, а не о следственном характере данного заключения.

К вопросу о ритуальном убийстве примыкает и тайна царских голов. Соловьев решает ее так: поскольку на екатеринбургских останках "никаких следов, свидетельствующих об отсечении голов нет", значит головы не отсекались (поставить логичный вопрос: а может быть, следов нет, потому что останки не те? – следователю в голову не приходит).

Все противоречащие этому сведения (из более чем десяти разных источников – см., например, статью С. Фомина в сборнике "Тайны Коптяковской дороги", М. 1998) комиссия просто отказалась принять во внимание как "слухи", которые "популяризировались различными нечистоплотными людьми", несмотря на то, что у большевиков известны случаи отсечения голов у жертв как форма отчетности. Сам участник цареубийства П.3. Ермаков в 1952 г. утверждал, что три тела – Императора, Царевича и одной из Царевен – были лично им сожжены, а головы отделены и забраны П.Л. Войковым ("Комсомольская правда", 25.11.1997). Известно, что после убийства Голощекин увез в Москву три ящика. В 1920-е годы не раз утверждалось, что заспиртованную голову Императора видели в Кремле; она упомянута и в кремлевской описи предметов, о чем промелькнуло сообщение № 21 (62) в агентстве "Аргументы и факты – Новости" от 27.01.96 и тут же загадочно утерялось. (Приведший это сообщение Л.Е. Болотин полагает, что утечка информации произошла от тогдашнего начальника президентской службы безопасности А.В. Коржакова, ведшего "свою игру", – см. "Православие или смерть!", 1998, № 8.).

На "екатеринбургских останках" нет и многих других следов, например, от удара саблей на черепе Императора и даже следов огня и разрубов на костях. Тогда непонятны такие находки Соколова в 1918 г., как вытопленные сальные массы, смешанные с землей, отрезанный палец, обожженные кости со следами порубки вместе с порубленными и обожженными драгоценностями (они были зашиты в одежду), нательными образками и другими вещами Царской семьи, а также вместе с выплавленным свинцом из пуль – все это было найдено белым следователем Соколовым у шахты и в ней самой (а не у данного "екатеринбургского захоронения" в Поросенковом логу, где, согласно "Записке Юровского", только и решили перед захоронением сжечь два тела).

Правительственная комиссия не смогла объяснить эти и другие противоречия между своими выводами, основанными на "Записке Юровского", и выводом Соколова, подтвержденным и другими участниками цареубийства (Родзинский, Ермаков) о том, что тело Императора было уничтожено. Согласно Ермакову, было сожжено три тела (это только лично им, поскольку сожжением занимались и другие во "вторую смену"), согласно чекисту Родзинскому – четыре-пять-шесть, а согласно "Записке Юровского" – только два и в другом месте…

К тому же "Записка Юровского" противоречит доказанному хронометражу событий, что показал С.А. Беляев в материале для слушаний в Госдуме: "Юровский не мог быть участником и очевидцем" происходившего днем 17 июля у шахты, ибо был в городе; а утром 19 июля невозможно было за час-полтора сжечь два трупа к тому же в 200 метрах прямой видимости от железнодорожного переезда, где находилось много посторонних людей. "Записка" противоречит и здравому смыслу: например, в ней утверждается, что уже у шахты Юровский приказал все тела сжечь и "команда приступила к сжиганию", но тут же без объяснений сказано, что "трупы опустили в шахту" и забросали гранатами. Для чего это было нужно и зачем "заваливать" шахту, если она "заранее была предназначена стать лишь временным местом их погребения", по сути на несколько часов (таково было пояснение Юровского в 1934 г.), и зачем вообще понадобилось это странное "временное захоронение", из которого вскоре красноармейцы с трудом извлекали тела?..

Похоже, все эти утверждения в "Записке" понадобились для одной цели, выраженной в самом ее тексте: "этим комендант объясняет нахождение на этом месте белыми… оторванного пальца и т. п.". То есть "Записка" составлена после появившихся за границей публикаций о цареубийстве, видимо, чтобы дать иное объяснение найденным у шахты следам уничтожения тел: мол, в течение двух дней тела лежали в шахте, доставались оттуда, долго перевозились, а не сжигались…

На основании всего этого оппоненты правительственной комиссии (Ю.А. Буранов и др. в сборнике: "Правда о екатеринбургской трагедии". М. 1998) утверждают, что "Записка Юровского" составлялась, чтобы смягчить суть злодеяния и выдать ложную версию, поэтому она и написана почерком историка М.Н. Покровского. Именно его рукою сделана и важнейшая приписка с точным указанием координат "екатеринбургского захоронения" – при множестве прочих фактических неточностей (указано неверное число убитых, неверная фамилия повара и др.). Даже если верить официальным утверждениям, что "Записка" была составлена в разных вариантах в 1920-1922 гг., то ведь именно тогда большевики начали переговоры с западными странами об установлении торговых отношений, ради этого объявили НЭП и постарались затушевать многие свои преступления. Это вполне понятно для преступников, на показаниях которых поэтому не должно основываться следствие, – в данном же случае только преступникам комиссия и предложила верить.

Комиссия не расследовала и историю данного екатеринбургского захоронения. По убеждению Ермакова, оно не могло существовать в 1918 г., а было сделано Юровским лишь в 1919 г. после отхода белых, о чем свидетельствуют и разные мостики из шпал на фотографиях этого места. Почему-то органы интересовались им и в 1946 г., когда там велись раскопки и опрашивались уцелевшие участники цареубийства; екатеринбургская газета "Новая хроника" (3.11.95) сообщила, что в местном архиве КГБ хранится документация по этому делу, которую, однако, отказываются предоставить исследователям.

В любом случае органы всегда хорошо знали эту "царскую могилу" и не делали из нее особого секрета: она упоминается даже Маяковским в одном из стихотворений; известна фотография 13 человек на месте захоронения в июле-августе 1919 г. Так что его "законспирированное" обнаружение в 1978-1979 гг. А.Н. Авдониным и Г.Т. Рябовым (действовавшим, по его словам, с "помощью самого Щелокова", министра МВД) трудно считать открытием. Бросается в глаза, что это произошло почти одновременно с разрушением дома Ипатьева в 1977 г. Тогда в эмиграции уже началась подготовка к прославлению Царской семьи, ширилось и ее почитание в России, что и побудило Политбюро ЦК КПСС принять контрмеры в Свердловске (где первым секретарем обкома был Ельцин). Трудно предположить, что в тоталитарном СССР после "помощи Щелокова" вскрытие захоронения в 1979 г. "первооткрывателями" произошло без ведома органов.

Разумеется, Рябов мог и не знать подлинных целей "помощи" ему МВД, и, объявив в 1989 г. о "найденном им" захоронении, хотел лишь прославиться. Однако записавший показания Ермакова А.П. Мурзин отмечает: "Разве не вызывает вопросов странный ряд совпадений: три отрубленные Ермаковым от августейших тел головы; три подозрительных ящика "с чем-то", которые вез Голощекин в Москву в 1918 г.; три черепа, изъятые из захоронения Рябовым и Авдониным (и сходу объявленные ими черепами Николая II, Алексея и Анастасии); три черепа, "возвращенные" ими туда же в 1980-м…" ("Комсомольская правда", 25.11.1997).

Всем этим правительственная комиссия почему-то не заинтересовалась. Как признает даже один из ее членов, ее эксперты "дружно противостояли любой иной точке зрения… Удивляла и таинственность в работе Комиссии. Даже нам, ее членам, не предоставлялись все документы" ("Дворянское собрание", 1998, № 9). Но можно ли тогда быть уверенным в ее "коронном доказательстве", генетической экспертизе? – ставят вопрос оппоненты. Во-первых, неизвестно, были ли скелеты проверены на принадлежность всех их частей (включая черепа) одному и тому же человеку. Во вторых, можно ли быть уверенным в том, что на экспертизу не были взяты образцы, например, из царских гробниц? Это могло быть сделано кем-то и без ведома членов комиссии. Да и почему нужно верить в честность такой комиссии, если само ее название – "по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского императора Николая II и членов его семьи" – изначально содержало в себе требуемый результат "исследования"?..*

* Заметим, однако, что у этой проблемы есть две разных стороны, которые не следует смешивать: 1) тайны, связанные с цареубийством, в которых нынешние демократы (бывшие коммунисты) не пожелали отделить правду от дезинформации большевиков, невольно чувствуя и свою нравственную ответственность за их преступления; 2) вопрос о подлинности и целостности "екатеринбургских останков". Поэтому в дискуссии мы всегда делали оговорку: "Пока нет убедительного доказательства подлога, нельзя исключать и того, что хотя бы часть останков подлинна. Поэтому сомнения тут не должны выливаться в грубо-пренебрежительное отношение к самим останкам. В этом вопросе лучше проявить сдержанность и терпение: истинные мощи сами дадут о себе знать…" ("Завтра", 1998, № 11; "Православие или смерть!", 1998, № 8).

Повторим: исходная причина неверия православным народом в подлинность "екатеринбургских останков" состоит в нравственном облике власти. Однако многие вспоминали и сон св. прав. Иоанна Кронштадтского в 1908 г.: "… трон пошатнулся, и пала корона, покатилась. Звери ревели, бились, давили Помазанника. Разорвали и растоптали, как бесы в аду, и все исчезло…". После чего Царь-Мученик предстал о. Иоанну и сказал, что "пострадал за всех христиан", но – "могилы моей не ищите, – ее трудно найти…" ("Православная Русь", 1952, № 20).

Икона, на которой 17 июля 1998 г. во время крестного хода в Москве появились кровавые пятнаИкона, на которой 17 июля 1998 г. во время крестного хода в Москве появились кровавые пятна, в последующие недели бумажная икона (ксерокопия) замироточила и стала наполняться яркими красками

Основные тезисы моего доклада по вопросу "Было ли убийство Царя ритуальным?" изложены в календарном материале в день убийства Царской Семьи.

М.В. Назаров


Оставить свой комментарий
Обсуждение: 12 комментариев
  1. А.:

    Видно, неспроста так наши холуи американские засуетились. Прямо, как бесы перед обедней, себя покоя не дают. Значит, опаляет их царская молитва святых мучеников.

  2. C,В. Зверев:

    Свидетельства А.П. Мурзина в "Комсомольской правде" (1997) не представляются убедительными и практически ничем не подтверждаются. Юрий Жук в "Вопросительных знаках в Царском Деле" (2013) достаточно обоснованно показывает, что он авантюрист, пытавшийся создать себе имя на громких заявлениях.

    Зато критика работы правительственной комиссии у князя А.К. Голицына в книге "Кому же верить?" (2011)очень сильная. То что он намеренно не даёт ссылок на А.П. Мурзина делает его позицию ещё более серьёзной.

    С.В. Фомин в "Тайнах коптяковской дороги" (1998) во многом показал себя не лучше правительственной комиссии, которая некритически подошла к записке Покровского. А Сергей Фомин просто собрал эмигрантские свидетельства, но не удостоверил их сторонними надёжными данными. Например, версии из немецких газет 1920-х довольно легко опровергаются установлением местонахождения большевицких вождей в указываемое время.

    Этим летом я давал на этот счёт ссылки в кольце Беломонархического движения ("Сравнительные характеристики версий Екатеринбургского злодеяния 1918 г.").

  3. Олег, Кубанская область:

    А никто засекреченные документы по ритуальному убийству Помазанника Божия не рассекретит. Потому как все участники преступления действовали в интересах тех сил, которые и в наши дни остались во власти. И пусть реальных заказчиков, организаторов, исполнителей и соучастников уже нет в живых, но такая категория как пособники только продолжает увеличиваться. К ним относятся и Рябов с Авдониным, которые участвовали и сознались в фальсификации доказательств и следователь Соловьев, сфабриковавший материалы уголовного дела № 666. Пусть покинули этот мир Андропов с Ельциным, организовавшие снос Ипатьевского особняка, то есть уничтожили место преступления, следы и вещественные доказательства, но не тронули фундаменты и подземные коммуникации дома, но живы те,кто оказался инициатором строительства Храма на Крови, пресек тем самым какую-либо возможность дополни тельного осмотра и обнаружения следов преступного деяния. Затем стали уничтожать следы преступления в месте уничтожения тел в районе Ганиной Ямы путем строительства там одноименного монастыря. Все эти действия направлены для достижения одной цели — сокрытия способа убийства и уничтожения тел.Следовательно, убийство было не политическим,а ритуальным, что и доказывается массой косвенных признаков.

  4. Константин:

    Несомненно, 1990-е годы, с чудовищем-Ельциным и уничтожением тысяч предприятий, заводов, КБ и НИИ, со страшными преступлениями, имели мистический характер. Сегодня "бесы 90-х" никуда не делись и "перекрасились" в патриоты… над страной висит всё то же проклятие, всё тот же мистический гнёт. К власти вновь рвутся "либералы" Навального — это своеобразный аналог Ельцина… Россия увязает на Донбассе, в Сирии. Народы России должны, обязаны! задуматься, каяться, не грешить. Мы живём в страшное время. Всё висит на тончайшей нити! Но не видно покаяния. Видна лишь горстка — в масштабах России — истинных христиан, подвижников…

  5. Валентин Мацкевич:

    При упоминании министра внутренних дел Щелокова, председателя КГБ Андропова и в связи с ними кинорежиссера Рябова следует делать различия. Щелоков и Андропов были антагонистами, причем это касалось всех сторон их деятельности. Относительно Царского дела роль Андропова очевидна: это он инициирует вопрос о сносе Ипатьевского дома своей запиской в Политбюро в тот момент, когда Брежнев, Громыко и Черненко (заведующий канцелярией) отсутствовали и находились в Хельсинки на Совещании по безопасности и сотрудничеству.Тогдашний первый секретарь Сведловского обкома Рябов раскусил чекистскую махинацию и поэтому не принял к исполнению. Пришлось Андропову проводить более длительную процедуру с повышением Рябова и заменой его своим "птенцом" Ельциным, который с готовностью и удивительной скоростью осуществил снос Ипатьевского дома и ликвидацию места преступления. Впоследствии, Ельцин же организует спектакль с "екатеринбургскими останками", отметая со своего пути любые разночтения. И даже на этом пути ему не удалось приписать имена членов Царской Семьи погребаемым останкам.
    Что касается Щелокова, то его линия так прямо не просматривается, несмотря на прямую связь со своим агентом Гелием Рябовым. Да, явно по поручению Щелокова Рябов занимался вначале осмотром Ипатьевского дома, да и сам Щелоков посетил в это время злосчастный дом, а затем и проверкой и поиска захоронения по "записке Юровского". Но цель Щелокова не очевидна, т.к. к моменту обнародования Рябовым результатов своих раскопок Ипатьевский дом был уже снесен и страной управлял Ельцин, "птенец" Андропова. Таким образом, Гелий Рябов уже исполнял волю другого повыдыря. Следует учитывать и то, что Щелоков стоял ближе к Брежневу, а подписи Брежнева Андропов не смог получить.
    Выходит, и у Брежнева и у Щелокова были другие соображения относительно Царского дела, нежели у главного чекиста, у которого к тому же были личные мотивы к последнему Императору. Как известно, ювелирный магазин его деда разгромили в Москве по ошибке, когда во время Великой войны громили немецкие магазины. Так и закрепилась с тех пор за Андроповым кличка "ювелир".
    Остается всего лишь добавить, что необходимости сносить Ипатьевский дом никакой не было в связи с конструированием версии о захоронении под шпалами. Более того, его нужно было сохранять и оберегать, как зеницу ока, так как этот дом должен был быть важным звеном в подтверждении версии Ельцина-Черномырдина-Немцова. Значит, дело обстояло совсем наоборот и дом нужно было снести непременно.

  6. Игорь Валериевич - Олег, Кубанская область:

    "Следовательно, убийство было не политическим,а ритуальным…". А первое обязательно исключает второе?

  7. Валентин Мацкевич:

    Что касается так называемой записки Юровского/ Покровского — самой главной опоры, на которой стоит следствие Соловьева. Соловьев сам признает и во время заседания комиссии Немцова и в последующей полемике, что ее составлял не Юровский — образование не позволяло. Он же, Соловьев, отмечает удивительную вещь, что в записке о Юровском говорится вообще в третьем лице! Ничтоже сумняшеся, Соловьев объявляет, что, де, писал записку Покровский, поэтому и такой, мол, казус. А Юровский, мол, вносил правки — вот они, правочки-то, почерковедческой экспертизой подтверждены!

    Да вот, казус другого рода вырисовывается: ложь ложью правит и ложью же погоняет — записка-то составлена и не Юровским и не Покровским, а… в штабе Колчака! Некоторое время назад оригинал "записки" благополучно найден историками в Колчаковском архиве, без всяких там "правок Юровского"! И поэтому в ней и говорится о Юровском в третьем лице, Покровскому это было вовсе ни к чему, если он писал ее от имени Юровского.

    Спрашивается, а зачем это нужно было Колчаку? Не Колчаку это было нужно, а его куратору генералу Жанену. В скором времени в Париже открывалась мирная конференция и накануне ее активно обсуждался "русский вопрос", т.е. участие (или неучастие) представителей (и каких представителей?) от России на конференции. Мнения главных радетелей за мир Франции, Великобритании и САСШ определились единодушно, но порядок есть порядок (хотя Ллойд Джордж в своих мемуарах и отмечает свое особое мнение по "русскому вопросу"). Поэтому и было послано поручение Жанену заканчивать судебные разбирательства по Царскому делу, что Колчак и вынужден был исполнить.Таким образом, эту версию с полным основанием можно назвать франко-англо-американской, а не большевистской и даже не Колчаковской. И она, эта версия, закономерно главенствует сегодня в управляемой этими же субъектами информационной среде, как на Западе, так и на Востоке, т.е. в России.

    Пора и нам прекратить всерьез связывать эту версию с действиями основных исполнителей. Хотя, конечно, она была составлена в корреляции с теми сведениями, которые добыли к этому времени следователи Наметкин и Сергеев. Я думаю, что не одно это обстоятельство открыли бы историки, если бы следователь Соловьев не стоял насмерть против назначения исторической экспертизы. Вот историки и получили бы доступ к некоторым документам, с которыми ознакомился только Соловьев — к примеру, с протоколами допросов Белобородова на Лубянке.

  8. Олег, Кубанская область - Игорю Валерьевичу:

    Возможно исключает, мотивы и способы убийства разные. Для политического убийства совершенно не важно где убили и чем: могут застрелить, взорвать, отравить, подстроить катастрофу, а то и зарезать на операционном столе, а затем торжественно с почестями похоронить.Для ритуального убийства важно время: дата, как правило, приуроченная к какому-то знаковому событию, время суток, как правило ночь; затем место — скиния с алтарем, пускай даже временным и, никаких торжественных похорон, а тела должны быть сожжены на костре вне стана. Способ — заклание и, никакого огнестрела, ибо когда зарождались ритуальные жертвоприношения огнестрельного оружия не существовало, а правила ритуала нарушать нельзя, потому как не будет достигнута его цель.

  9. C.В. Зверев:

    Да, в отличие от Андропова Щёлоков считался и в некотором роде был покровителем т.н. "русской партии", его роль тут не вполне ясна.

    Почерк Покровского установлен достаточно точно.
    Записка, по крайней мере та что опубликована Радзинским в 89-м, находится не в колчаковском архиве, а в архиве ВЦИК. Там действительно есть помимо выписки из постановлений ВЦИК и советских телеграмм, бумаги Н.А. Соколова, но это бумаги, собранные большевиками, а не наоборот. Виталий Оппоков ошибается насчёт того что это архив Колчака, это ясно по описанию бумаг, приведённому в его же книге "Убийцы Российской Империи" (2008).

    Никакого другого оригинала из "колчаковского" архива нет.

    Обвинения против Жанена совершенно неконкретны. Больше оснований подозревать и фальсификационном вмешательстве британского консула Томаса Престона, который жил напротив Ипатьевского дома во время совершения июльского убийства и тесно общался с красными лидерами в Екатеринбурге, а потом вёл подрывную политику при белых.

  10. Олег, Кубанская область.:

    О роли Щелокова нам известно только со слов Гелия Рябова, а вот роль Андропова задокументирована хотя бы его запиской в политбюро. Да и ДОН курировали гебешники, а не менты.О Щелокове Гелий мог просто наврать, чтобы скрыть вдруг от куда не возьмись заинтересованность политической полиции домом Ипатьева. Гелий тоже еще тот фрукт, ведь он упоминает и Андропова, только в виде сна, но сдается мне этот сон был явью. Проводить черные раскопки без " открытого листа" в то время было опасно и, ментовской крыши было недостаточно: все- таки куратором у копателей был Андропов, а не Щелоков.

  11. Валентин Мацкевич - Олегу, Кубанская область:

    Не пишите чепухи. Гелий Рябов работал в МВД, затем был помощником министра внутренних дел. Он известный пропагандист милиции, как сценарист и писатель. Он был, без всякого сомнения, человеком Щелокова, пока тот был жив. Поэтому никаких сомнений, что первоначальное поручение ехать в Екатеринбург дал Щелоков, нет и не может быть. Зачем Вы все высасываете из пальца и затем строите миражи?
    Синхронно (!) Андропов, предпринимает противоположные меры, пишет известную записку в Политбюро по вопросу сноса Ипатьевского дома в отсутствие Брежнева. Зачем?
    Между Андроповым и Щелоковым был вначале антагонизм, переросший в настоящую войну, закончившаяся убийством Щелокова.
    Очевидно же, что Щелоков ставил другую задачу Рябову, об этом Рябов прямо пишет и причин не верить ему по начальной стадии нет никаких.
    "Крыши" Щелокова для Рябова было достаточно. В общем, в каждом Вашем предложении одни выдумки.

  12. Олег, Кубанская область - Валентину Мацкевичу:

    Вы сами все напутали.Не Щелоков, как утверждает сам Рябов, первоначально,как утверждаете вы, дал указание Рябову.Рябов-то приехал в Свердловск в 1976 году, а домом гебня начала заниматься в 1975: вначале, 26.07.1975 г. — записка Андропова, затем, 30.07 1975 г.- решение Политбюро и, 4.08.75г.- секретное постановление ЦК № 11 185.34. Рябов оказался в Свердловске только в 1976 г., что он там делал, нам известно только с его слов, но нам так же известно, что в доме работала комиссия под руководством профессора Малахова — специалиста по подземным ходам, шахтам, пустотам в стенах и т.п. И только после окончания работы комиссии, через год дом снесли, а вот результаты работы комиссии до сих пор засекречены. Рябов к работе комиссии допущен не был, иначе он об этом написал. И только, после сноса дома, в 1978 году Рябов засветился в сведловске уже у Авдонина, с которым и начал шукать захоронение, которое и вскрыл в 1979. И где здесь роль Щелокова? Или вы будете утверждать, что работу комиссии Малахова и раскопки Авдонина курировал местный участковый?

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения