07.07.2007      1239      4
 

Умер барон Карл Густав Эмиль Маннергейм, генерал Русской армии, маршал и президент Финляндии


27.1.1951. – Умер барон Карл Густав Эмиль Маннергейм, генерал Русской армии, маршал и президент Финляндии.

Карл Густав Эмиль МаннергеймКарл Густав Эмиль Маннергейм (4.6.1857–27.1.1951) – барон, генерал-лейтенант Русской армии (1917), затем финский военный и государственный деятель, фельдмаршал Финляндской армии (1933), регент Королевства Финляндия (с 12.12.1918 по 26.6.1919), президент Финляндии (с 4.8.1944 по 11.3.1946).

Родился в родовом имении Лоухисаари недалеко от Турку Великого княжества Финляндского. Род Маннергеймов происходил из немецкого Гамбурга, после переезда в Швецию получил шведское дворянство. В 1768 г. Маннергеймы были возведены в баронское достоинство, а в 1825 г. прадед Карла-Густава Маннергейма получил графский титул, который передавался старшему сыну в семье, а младшие оставались баронами.

После победы России над Швецией в войне 1808–1809 гг. Карл Эрик Маннергейм, прадед, был руководителем делегации, принятой Императором Александром I, и способствовал успеху переговоров, закончившихся утверждением автономного статуса Великого княжества Финляндского в составе Российской империи. С тех пор все Маннергеймы стали отличаться прорусской монархической ориентацией.

Когда Густаву (он предпочитал называться вторым именем) было 13 лет, отец разорился и, бросив семью, уехал в Париж. В январе следующего года умерла его мать, урожденная графиня Хедвига Шарлотта Хелена фон Юлин. 15-летний юноша поступил в кадетский корпус в городе Хамина, однако весной 1886 г. был исключен из корпуса за самовольную отлучку.

В 1887 г. поступил в Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге, через два года, в 1889 г., 22-летний Маннергейм окончил его с отличием в офицерском чине. Первым местом службы в 1889–1890 гг. стал 15-й драгунский Александрийский полк в Калише (Польша). В 1891 г. поступил на службу в элитный Кавалергардский полк.

В мае 1892 г. женился на Анастасии Николаевне Араповой (1872–1936), дочери московского обер-полицмейстера генерала Н.У. Арапова. В 1893 г. у них родилась дочь Анастасия, в 1895 г. ­– дочь София. Однако по вине мужа в отношениях супругов уже в эти годы наступил разлад.

Маннергейм во время коронации Николая IIМаннергейм во время коронации Императора Николая II

14 мая 1896 г. участвовал в коронации Императора Николая II и Александры Федоровны. Два дня спустя в Кремлевском Дворце был дан прием для офицеров Кавалергардского полка, где Маннергейм имел продолжительную беседу с Императором.

14 сентября 1897 г. Высочайшим Указом Маннегейм переведен в Придворную конюшенную часть с оставлением в списках Кавалергардского полка. В его обязанности входил подбор лошадей, с этой целью он ездил в длительные командировки по конным заводам и заграничным выставкам. За успешную работу в 1900 г. Карл Густав получил Орден Святой Анны 3-й степени.

Летом 1901 г. примирившаяся чета Маннергеймов приобрела имение в Курляндии (Априккен в Лажской волости). Там Маннегейм пытался развить хозяйственную деятельность (рыбоводство, ферма), но неудачно, семья вернулась в столицу. Супруга, поняв, что семейной жизни не получится, записалась на курсы медицинских сестер и в начале сентября 1901 г. в составе санитарного поезда уехала на Дальний Восток (Хабаровск, Харбин, Цицикар) – тогда в Китае шло известное "Боксерское восстание" (она была награждена медалью "За поход в Китай 1900−1901 гг."). Муж высоко оценил мужественный поступок жены, но и поле этого семейная жизнь восстановилась лишь на короткое время, баронесса уехала с дочерьми жить во Францию.

27 января 1904 г. Маннергейм, уже будучи штабс-ротмистром в офицерской кавалерийской школе Брусилова, присутствовал на церемонии официального объявления Государем войны с Японией. Так как гвардейские части на фронт не отправлялись, Маннергейм мог служить в столице, но вскоре сам решил отправиться на войну вместе с тремя своими лучшими скакунами. В октябре 1904 г. он поездом прибыл в Харбин, однако его полку долго пришлось сидеть в резерве.

Первый бой Маннергейма с отрядом кавалерии японцев произошел 19 февраля 1905 г., при этом погиб его ординарец семнадцатилетний граф Канкрин, пошедший на войну добровольцем. Маннергейма из-под обстрела вынес его призовой жеребец Талисман, уже раненый и павший после этого. 23 февраля 1905 г. Маннергейм получил приказ провести операцию по спасению 3-й пехотной дивизии, попавшей в окружение. Драгуны под прикрытием тумана зашли в тыл японцам и, проведя стремительную атаку, обратили их в бегство. За умелое руководство и личную храбрость барону было присвоено звание полковника.

Затем штаб 3-й Маньчжурской армии поручил барону провести глубокую разведку монгольской территории на предмет выявления там японских войск. «Штаб армии был очень удовлетворен нашей работой – удалось закартографировать около 400 верст и дать сведения об японских позициях на всей территории нашей деятельности» – писал Маннергейм. Это была его последняя операция в русско-японской войне. 5 сентября в Портсмуте С.Ю. Витте подписал мирный договор с Японией.

Затем Маннергейму поручили строго секретную поездку из Ташкента в Западный Китай. В 1906-1908 гг. со своим отрядом Маннергейм проехал верхом около 14 000 км. В результате этой 27-месячной экспедиции на карту было нанесено 3087 км пути экспедиции с военно-топографическим описанием местности, составлены планы 20 китайских гарнизонных городов в том числе города Ланьчжоу как возможной будущей российской военной базы, для музеев собраны тысячи древних рукописей и других экспонатов, касающихся культуры Китая, составлен фонетический словарь языков народностей, проживающих в северном Китае, проведены антропометрические измерения калмыков, киргизов и малоизвестных племен, привезено 1353 фотоснимка, а также большое количество дневниковых записей. Император принял вернувшегося Маннергейма для часового доклада, по успешным итогам этой экспедиции Маннергейм был награжден орденом Святого Владимiра и принят в почетные члены Русского географического общества.

В 1909 г. Маннергейм был назначен командиром 13-го уланского Владимiрского Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича полка в г. Новоминске (ныне – Миньск-Мазовецки) в 40 км от Варшавы. Подготовка полка оказалась слабой, но через год Маннергейм сделал полк одним из лучших в округе и приобрел авторитет у большинства офицеров. В это время Маннергейм мог часто общаться со своим другом генералом А.А. Брусиловым, который командовал 14-м армейским корпусом. При посредничестве Брусилова, встречавшегося с Великим Князем Николаем Николаевичем, Маннергейм был назначен командиром лейб-гвардии Уланского Его Величества полка с присвоением звания генерал-майора свиты Его Величества.

В декабре 1913 г. Маннергейм был назначен на должность командира Отдельной гвардейской кавалерийской бригады со штаб-квартирой в Варшаве.

1 августа 1914 г. Германия объявила войну России. 2 августа Отдельная гвардейская кавалерийская бригада сосредоточилась под Люблином, откуда Лейб-гвардейский уланский полк конным порядком проследовал в город Красник для обороны этого стратегически важного узла. Выдержав первый удар превосходящих сил австрийцев, Маннергейм провел своей кавалерией стремительную атаку, обратив врага в бегство. В плен было захвачено около 250 солдат и 6 офицеров. За этот бой генерал-майор Маннергейм приказом командира 4-й армии был награжден золотым Георгиевским оружием.

За дальнейшие успешные действия в августе 1914 г Маннергейм награждается орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами и получает мечи к уже имеющемуся ордену Святого Владимiра 3-й степени, в декабре – Георгиевский крест 4-й степени. Когда его спрашивали, почему он неуязвим для пуль и снарядов, барон отвечал, что у него есть серебряный талисман и дотрагивался до левого нагрудного кармана: там лежала серебряная медаль участника коронации Государя 1896 г.

В начале 1915 г. бригада Маннергейма выдвинулась в Восточную Галицию и вошла в состав 8-й армии под командованием Брусилова, который назначил Густава Карловича временно исполняющим обязанности командира 12-й кавалерийской дивизии в составе 2-го кавалерийского корпуса под командованием генерала Хана Нахичеванского. 2-й корпус также включал в себя отдельное соединение из шести кавказских полков, которое получило название "Дикой дивизии", которой командовал брат Императора Великий князь Михаил Александрович.

На пути из отпуска в Хельсинки обратно в армию 24 февраля 1917 г., Маннергейм стал свидетелем революции в Петрограде; в дни 27-28 февраля он даже был вынужден скрываться, опасаясь, что его арестуют как офицера. По возвращении на фронт, согласно его воспоминаниям, Маннергейм посетил командующего Южным (румынским) фронтом генерала Сахарова. «Я рассказал ему о своих впечатлениях от событий в Петрограде и Москве и попробовал уговорить генерала возглавить сопротивление. Однако Сахаров считал, что время таких действий еще не настало». В то же время Маннергейм, следуя последнему царскому приказу, принял присягу Временному правительству и безуспешно пытался убедить генерала Ф.А. Келлера в необходимости этого: пожертвовать личными политическими верованиями для сохранения воюющей армии. (За свою принципиальность граф Келлер был отправлен в отставку новым военным министром Гучковым.)

В сентябре 1917 г. Маннергейм из-за обострившегося ревматизма был переведен в резерв и отправлен на лечение в Одессу, там он получил известие о большевицком перевороте. По его воспоминаниям, и в Одессе и затем в Петрограде он вел среди представителей высшего русского общества разговоры о необходимости организации сопротивления, но, к своему крайнему удивлению и разочарованию, встречал только жалобы на невозможность противодействия большевикам. Маннергейм отправил прошение об отставке и отправился на родину в Финляндию для защита от большевиков ее новоприобретенной независимости.

16 января 1918 г. глава финского правительства назначил Маннергейма главнокомандующим фактически не существующей армии. В ночь на 28 января 1918 г. силы Маннергейма, в основном шюцкор (силы самообороны), разоружили разложенные революционерами русские гарнизоны в ряде городов. Однако в тот же день в Хельсинки социал-демократы произвели переворот, опираясь на Красную Гвардию. Так началась Гражданская война между белыми и красными в Финляндии.

Уже к марту Маннергейм сумел сформировать боеспособную 70-тысячную армию, которую возглавил в чине генерала от кавалерии. 18 февраля он ввел воинскую повинность. На протяжении двух месяцев финская армия под командованием Маннергейма при помощи высадившегося в Финляндии немецкого корпуса Фон дер Гольца разгромила расположенные в южной Финляндии отряды финской Красной гвардии. Перейдя в наступление 15 марта, Маннергейм 6 апреля после ожесточенного многодневного сражения захватил Тампере и начал стремительно продвигаться на юг. Вмешались и немцы: 11-12 апреля они взяли Хельсинки, 26 апреля Маннергейм занял Выборг, откуда бежало эвакуировавшееся из Хельсинки революционное правительство. 15 мая белые финны овладели последней цитаделью красных: фортом Ино на южном побережье Карельского перешейка. 16 мая 1918 г. в Хельсинки состоялся парад победы, в нем участвовал сам Маннергейм во главе эскадрона Нюландского драгунского полка.

Маннергейм изначально выступал против германской интервенции в Финляндии, надеясь справиться с красными внутренними силами. Тем не менее, финское правительство заключило с Германией ряд договоров, фактически лишавших страну суверенитета. Когда Маннергейму было заявлено, что он должен формировать новую армию с помощью немецких офицеров и фактически в подчинении у немцев, Маннергейм подал в отставку и уехал в Швецию. В октябре, ввиду наметившегося поражения Германии в войне, он по просьбе правительства направился в Лондон и Париж с дипломатический целью – добиться странами Антанты международного признания молодого государства.

В ноябре Германия капитулировала, после чего финскому правительству, связавшему себя с немцами, пришлось уйти в отставку. Временным главой государства (регентом королевства – так назвалось согласно действовавшей конституции 1772 г. должностное лицо, обладающее полномочиями монарха) был объявлен Маннергейм, находившийся в тот момент в Лондоне.

Маннергейм предполагал, что победа белых в Финляндии может быть частью всероссийской антибольшевицкой кампании и рассматривал возможность наступления финской армии на красный Петроград. Мнение Маннергейма не совпадало с интересами финских националистических кругов, не желавших восстановления сильного Российского государства и потому считавших выгодным для Финляндии сохранение большевицкой власти в России.

Генерал-лейтенант Е.К. Арсеньев, командующий корпусом армии Юденича, так отчитывался о своих переговорах с Маннергеймом от 8 мая 1919 года: «Маннергейм мыслит поход на Петроград только "как совместное дружеское действие сил финляндских и русских", но для этого "необходимо, чтобы какая-нибудь авторитетная русская власть признала независимость Финляндии". Он хотел бы сыграть большую историческую роль и в России, в которой он прослужил 30 лет и с которой его связывают тысячи нитей».

Однако Верховный правитель России Колчак отказывался признать независимую Финляндию, не имея на то полномочий, и предлагал начать совместную борьбу, а лишь позже в России, освобожденной от большевиков, на законном основании можно будет рассмотреть вопрос о финской независимости. Накануне президентских выборов противники Маннергейма стремились подчеркнуть дружбу Маннергейма с вождями Белых армий, утверждая об опасности, которую Маннергейм представляет для финской независимости в случае победы его «белых друзей». В июне 1919 г. Маннергейм встретился и заключил негласное соглашение с генералом Юденичем о признании независимости Финляндии (с правом населения Восточной Карелии и Олонца на самоопределение), руководство по наступлению на Петроград возлагалось на Маннергейма, однако этому воспрепятствовало и финское правительство, и Антанта (изначально сделавшая ставку на большевиков).

Во время наступления армии Юденича на Петроград в октябре 1919 г. Маннергейм писал: «Освобождение Петрограда – это не чисто финско-русский вопрос, это всемiрный вопрос окончательного мира… Если белые войска, сражающиеся сейчас под Петроградом, будут разбиты, то в этом окажемся виноватыми мы. Уже сейчас раздаются голоса, что Финляндия избежала вторжения большевиков только за счет того, что русские белые армии ведут бои далеко на юге и востоке».

Проиграв президентские выборы 25 июля 1919 г., Маннергейм уехал из Финляндии. Он жил в Лондоне, Париже и скандинавских городах. Маннергейм действовал как неофициальный, а впоследствии официальный представитель Финляндии во Франции и Великобритании, поскольку в Лондоне и Париже он рассматривался как единственный человек, обладающий политическим авторитетом. Маннергейм владел русским, шведским, финским, английским, французским, немецким и польским языками. В 1931 г. Маннергейм принял предложение стать президентом Государственного комитета обороны Финляндии, в 1933 г. ему было присвоено почетное военное звание фельдмаршала.

Между тем, демократические победители в Первой мiровой войне натолкнулись на всеевропейское сопротивление в виде авторитарных национальных режимов (фашизма). Для его разгрома нужна была новая всеевропейская война посредством столкновения Германии и СССР. С этой целью американские банки стали финансировать как германскую военную промышленность, так и советскую (стройки пятилеток).

Маннергейм понимал, что в предстоявшей войне главная национальная опасность Финляндии может грозить от коммунистического богоборческого СССР, стремящегося к мiровой революции. Возглавив комитет обороны Финляндии, Маннергейм стал активно повышать боеспособность своих войск и строить оборонные сооружения на границе с СССР – "Линию Маннергейма". В то же время он соглашался, что проведенная царской властью граница между Финляндией и Россией проходит слишком близко к С.-Петербургу. По его мнению, в новой ситуации следовало бы отодвинуть эту границу дальше, получив за это приемлемую компенсацию. С весны 1938 г. по осень 1939 г. между СССР и Финляндией шли переговоры об обмене территориями.

Но 23 августа 1939 г. был подписан "Пакт Молотова-Риббентропа". К договору прилагался секретный протокол о разделе территорий между СССР и Германией, при этом в сферу советского влияния отдавались Прибалтика и Финляндия. Переговоры с финнами о границе Сталину стали ненужными. 26 ноября СССР организовал провокационный артиллерийский обстрел советской территории у населенного пункта Майнила, погибли четверо и были ранены девятеро советских военнослужащих. Вина за это была возложена на Финляндию, хотя финские пограничники установили, что обстрел велся с советской территории. 28 ноября СССР объявил о денонсации Договора о ненападении с Финляндией, а 30 ноября Красной армии был дан приказ о нападении. (Эта война описана в специальной статье нашего календаря.)

Советский плакат на финском языке, изображающий Маннергейма палачомСоветский плакат на финском языке, изображающий Маннергейма палачом

Под руководством 80-летнего Маннергейма финские войска выдержали первый удар Красной армии и успешно повели боевые действия против противника, имеющего численное превосходство. Финны также применяли тактику партизанской войны небольшими отрядами лыжников-диверсантов, которые наносили Красной армии большие потери.

Следует отметить, что взаимоотношения русской эмиграции с фактическим руководителем Финляндии всегда были самыми дружественными. Эмигранты считали его и доблестным генералом царской армии, и воином Белого движения, сумевшим защитить часть Российской империи от власти богоборческого Интернационала. Об этом свидетельствует опубликованая переписка Маннергейма с деятелями РОВСа.

В частности, Маннергейм писал редактору журнала «Часовой» В.В. Орехову в ноябре 1939 г.: «Конечно, ни один финляндец не мог представить себе существования Финляндии, границы которой проходят у петербургских пригородов, без дружественных отношений с Россией и даже военных договоров с ней, и к этому страна была готова. Но в данную минуту мы имеем дело не с Россией, не с нормальным государством, уважающим права других и свои обязанности, на нас посягает международная, революционная организация, руководящая финляндской секцией III Интернационала, которая не скрывает своего желания советизировать нашу бедную, но честную страну, истребить нашу интеллигенцию, развратить нашу молодежь, надсмеяться над нашей национальной историей, уничтожить наши памятники, среди которых на улицах столицы вы увидите и сохраненные и оберегаемые нами памятники нашим великим князьям – вашим императорам».

В 1930-е гг. финские пограничники оказывали дружественную помощь лазутчикам РОВСа и НТСНП в переходе советской границы. Вот почему на стороне Финляндии в обороне от советской агрессии участвовали русские белоэмигранты, пытавшиеся также создать русские антикоммунистические части из советских пленных. Один из таких русских отрядов (численностью 35-40 человек) успел принять участие в боевых действиях на стороне финнов.

Одновременно Маннергейм активно переписывался с главами европейских государств, пытался добиться от них военной помощи. Официально ни одна из демократических стран не вступилась за финнов (были лишь поставки вооружения на коммерческой основе), хотя уже шла Вторая мiровая война и СССР выступал в ней в этот момент союзником гитлеровской Германии против Польши, для защиты которой (формально) и объявили войну Германии западные демократии. Надо полагать, что демократическая антигитлеровская коалиция не хотела конфликтовать с СССР, надеясь, что его всё же удастся столкнуть с Германией и использовать для разгрома европейского фашизма.

В феврале 1940 г. советские войска с огромными потерями прорвали первую полосу оборонительных укреплений, и части финской армии были вынуждены отступать. 9 марта Маннергейм рекомендовал правительству Финляндии искать любых путей к миру, ибо резервы были исчерпаны, истощенная армия была неспособна долго держать фронт против значительно более сильного противника. СССР также предпочел мир вместо полной оккупации Финляндии, постольку было ясно, что придется столкнуться с массовым партизанским движением, и тратить силы на борьбу с ним в условиях неизбежно предстоявшего столкновения с Германией не следовало.

13 марта 1940 г. в Москве было подписано мирное соглашение на выдвинутых СССР условиях. Финляндия передавала Советскому Союзу 12 % своей территории: Карельский перешеек, Выборг, Сортавалу, ряд островов в Финском заливе, часть финской территории с городом Куолаярви, на севере – часть полуостровов Рыбачьего и Среднего. В границах СССР полностью оказалось Ладожское озеро. Финляндии была возвращена область Петсамо (Печенга). СССР получил в аренду часть полуострова Ханко (Гангут) сроком на 30 лет для оборудования там военно-морской базы. Граница, которая была установлена по этому договору, была близка к границе 1791 г. (до вхождения Финляндии в 1808–1809 гг. в состав Российской империи).

Авторитет Маннергейма в обществе и правительстве после окончания боевых действий был очень высок; любые важные государственные решения принимались теперь только при его согласии. Военное положение в Финляндии отменено не было. Маннергейм в этот период занимался обновлением армии; было начато строительство новой линии укреплений на новой границе. Гитлер обратился к Маннергейму как к союзнику с просьбой позволить немецким войскам располагать финской территорией, такое разрешение было дано. Как писал в своих мемуарах Маннергейм: «Я принял на себя обязанности главнокомандующего с тем условием, что мы не предпримем наступления на Ленинград». Заключенный договор с Германией воспрепятствовал новому нападению со стороны СССР. «Денонсировать его значило, с одной стороны – восстать против немцев, от отношений с которыми зависело существование Финляндии как независимого государства». Вступление Финляндии в войну против СССР в 1941 г. стало прямым следствием агрессивной войны 1939–1940 гг.

С началом советско-германской войны в своем приказе о наступлении Маннергейм обозначил главную цель – вернуть все территории, захваченные СССР в ходе советско-финской войны 1939−1940 гг. Правда, в 1941 г. финская армия дошла до старой границы и перешла ее в восточной Карелии и на Карельском перешейке. К утру 7 сентября передовые части финской армии вышли к реке Свирь. 1 октября советские войска оставили Петрозаводск. В начале декабря финны перерезали Беломорско-Балтийский канал. Далее, после безуспешных попыток пробиться через Карельский укрепрайон, Маннергейм приказал остановить наступление, отверг немецкие требования продвижения на Ленинград и отдал приказ войскам перейти к обороне вдоль линии исторической российско-финской границы на Карельском перешейке.

Граница максимального продвижения финской армии во время войны 1941–1944 гг.
Граница максимального продвижения финской армии во время войны 1941–1944 гг.
На карте также показаны границы до и после советско-финской войны 1939−1940 гг.

9 июня 1944 г. советские войска взломали одну за другой линии обороны финнов на Карельском перешейке и 20 июня взяли штурмом Выборг. Финские войска отошли на третью оборонительную линию Выборг-Купарсаари-Тайпале и за счет переброски всех имеющихся резервов из восточной Карелии смогли занять там прочную оборону. Это ослабило финскую группировку в восточной Карелии, где 21 июня советские войска также перешли в наступление и 28 июня взяли Петрозаводск.

4 августа 1944 г. вместо ушедшего в отставку Рюти президентом страны стал маршал Маннергейм. Он стал искать пути для выхода из войны. На протест, высказанный немецким посланником против намерений выйти из войны, Маннергейм жестко ответил, что Гитлер «в свое время убедил нас, что с немецкой помощью мы победим Россию. Этого не произошло. Теперь Россия сильна, а Финляндия очень слаба. Так пусть сам теперь расхлебывает заваренную кашу…».

19 сентября 1944 г. в Москве было подписано соглашение о мире между Финляндией и СССР. Оно предусматривало, что Финляндия будет добиваться вывода со своей территории немецких войск. Если же войска выведены не будут, финны были обязаны их выдворить либо разоружить и интернировать. Немцы отказались уходить. 22 сентября 1944 г. Маннергейм отдал приказ финским войскам готовиться к интернированию немцев. 1 октября 1944 г. финские войска высадили десант на занятой немцами территории – началась война Финляндии против Германии. До весны 1945 г. армия Финляндии с боями постепенно продвигалась на север, вытесняя немецкие войска из финской Лапландии в Норвегию.

Маршал Маннергейм на марке Финляндии, 1952Маршал Маннергейм на марке Финляндии, 1952.

В отличие от многих политических деятелей Финляндии, признанных военными преступниками из-за сотрудничества с Германией, Маннергейма таковым не сочли, ибо он руководствовался только законными интересами обороны своей страны и стал ее спасителем и национальным героем.

Поскольку здоровье Маннергейма значительно ухудшилось, 3 марта 1946 г. он подал в отставку. Руководствуясь советами врачей, он путешествовал по Южной Европе, подолгу жил в Швейцарии, Италии, Франции. Находясь в Финляндии, он жил в сельской местности, с 1948 г. начал работать над мемуарами которые были закончены в начале 1951 г. До конца жизни на рабочем столе Маннергейма всегда стоял портрет с фотографией и личной подписью Императора Николая II.

Карл Густав Маннергейм скончался 27 января 1951 года после операции язвы желудка. Похоронен на военном кладбище Хиетаниеми в Хельсинки.

Памятник на могиле Густава Маннергейма в Хельсинки
Памятник на могиле Густава Маннергейма в Хельсинки

+ + +

16 июня 2016 г. на фасаде дома № 22 по Захарьевской улице, где расположен корпус Военного инженерно-технического университета (до установления коммунистической власти в этом здании находилась церковь Святых и праведных Захарии и Елизаветы лейб-гвардии Кавалергардского полка, в котором служил Маннергейм), ему была установлена памятная доска. Вследствие протестов "красных патриотов" и актов вандализма (облили "кровавой" краской) доску сняли.

Памятная доска Маннергейму на фасаде дома №22 по Захарьевской улице

Использованы материалы Википедии и журнала "Часовой".


Оставить свой комментарий
Обсуждение: 4 комментария
  1. Константин Шуров:

    Он был союзником Гитлера, а значит он враг России. Прославляйте наших врагов! Бог вам судья

  2. МВН - Шурову:

    Ваш Сталин тоже был союзником Гитлера до 22 июня 41, Ленин вообще был германским агентом, но никто из этих разрушителей России не был русским генералом, защищавшим Россию. Бог всем Судия.

  3. Sergio:

    Он был февралистом и активно блокировал (как тут лукаво сказано: "согласно приказу царя") усилия верных царю людей (Келлер) по защите монархии. Стало быть, он оказывается в одной компании с гучковыми, керенскими и прочей швалью.

  4. МВН - :

    Милостивый государь Sergio, я нисколько не сомневаюсь, что, несмотря на любовь к латинице, Вы принадлежите к тому редкому типу русских патриотов, которые никогда ни в чем не ошибались и, окажись в той смуте на месте Маннергейма и всех других русских офицеров, Вы не поверили бы газетной дезинформации, выбросили бы вон прощальный приказ Государя о продолжении войны при Временном правительстве и ринулись бы с фронта в столицу… впрочем, с каким успехом?.. Но даже при таком Вашем отчаянном и несомненно являемом сейчас, сто лет спустя, мужестве помилосердствуйте над теми, кто был тогда введен в заблуждение и последовал приказу Государя, не обладая Вашей уникальной прозорливостью. Не судите, да не судимы будете…

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На актуальные темы
Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения