27.04.1856      7616      0
 

Умер Петр Яковлевич Чаадаев, основоположник западничества XIX в.


14.4.1856 (27.04). – Умер Петр Яковлевич Чаадаев, основоположник западничества XIX в.

Петр Яковлевич Чаадаев (27.5.1794–14.4.1856) – философ и публицист, выразитель духовно ограниченного умонастроения русского западничества. Родился в старинной богатой дворянской семье. По материнской линии Чаадаев – внук историка М.М. Щербатова. Рано остался без родителей, воспитывался в доме своего дяди кн. Д.М. Щербатова, получил хорошее домашнее образование, много читал. В 1808–1811 гг. учился в Московском университете, был дружен с А.С. Грибоедовым, будущими декабристами, Н.И. Тургеневым, И.Д. Якушкиным. Во время Отечественной войны 1812 г. участвовал в Бородинском сражении, ходил в штыковую атаку при Кульме, был награжден русским орденом св. Анны и прусским Железным крестом.

В 1816 г. был переведен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк, расквартированный в Царском Селе. Прекрасно образованный, богатый и красивый аристократ, всеобщий любимец, Чаадаев в доме Н.М. Карамзина познакомился с молодым А.С. Пушкиным, на которого, к сожалению, оказал большое влияние: Пушкин посвятил Чаадаеву три послания. После наказания близких друзей восставшего Семеновского полка в 1820 г., Чаадаев, отказавшись от военной карьеры на службе самодержавию, в 1821 г. вышел в отставку.

Вступил в масонство и в тайное общество единомышленников-декабристов, однако участия в их заговоре не принимал, поскольку в 1823 г. уехал путешествовать по Англии, Франции, Швейцарии, Италии, Германии, посещая масонские ложи в целях "духовного самоусовершенствования"; в 1826 г. носил знак 8-й степени "Тайных белых братьев ложи Иоанна". В 1826 г. при возвращении в Россию был арестован по подозрению в причастности к декабристам, но через 40 дней отпущен. Жил в Москве и в деревенском имении.

В 1829–1831 гг. "самоусовершенствовавшийся" в европейских ложах Чаадаев написал "Философические письма" – размышления в духе масонства о путях человечества к высшей свободе и великому единству, т.е. к "царству Божию на Земле", и о месте России в человечестве. Россия, полагал Чаадаев, восприняла религию и культуру от Византии, которая находилась вне Востока и Запада и потому осталась вне истории міировой цивилизации. Русскому государственному Православию Чаадаев противопоставлял католицизм с его идеей всеобщности и надгосударственности. Резко отрицательная характеристика России граничила с эпатажем всего русского общества: «Мы существуем как бы вне времени, и всемiрное образование человеческого рода не коснулось нас… Все народы мiра выработали определенные идеи. Это идеи долга, закона, права, порядка… Мы ничего не выдумали сами и из всего, что выдумано другими, заимствовали только обманчивую наружность и безполезную роскошь».

За публикацию первого из писем (1836) журнал "Телескоп" был закрыт, цензор уволен. Император Николай I начертал повеление: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной – смесь дерзкой безсмыслицы, достойной умалишенного». По сути Царь был совершенно прав, однако вместо взятия автора под полицейский надзор было более уместно заставить его изучить историю России под руководством чуткого духовника, таковые в ту пору еще встречались на Руси. Впрочем, полицейский надзор был снят в следующем 1837 г.

В "Апологии сумасшедшего" (1837) Чаадаев пересмотрел свою точку зрения на Россию, отметив: «Может быть, преувеличением было опечалиться хотя бы на минуту за судьбу народа, из недр которого вышли могучая натура Петра Великого, всеобъемлющий ум Ломоносова и грациозный гений Пушкина… Я полагаю, что мы пришли после других, для того, чтобы делать лучше их, чтобы не впадать в их ошибки, в их заблуждения и суеверия… мы призваны решить большую часть проблем социального порядка, завершить большую часть идей, возникших в старых обществах, ответить на важнейшие вопросы, какие занимают человечество». Однако набор приведенных выдающихся имен не свидетельствует о существенном понимании Чаадаевым своей ограниченности, его оценки России оставались западническими.

После Крымской войны (1853-1856), удрученный столкновением России с западными державами, думал о самоубийстве. Умер от воспаления легких, похоронен в Донском монастыре.

Публицистическое творчество Чаадаева позволяло разным исследователям называть его и воинствующим западником, и христианским мистиком, однако именно отсутствие христианского понимания смысла истории стало причиной того, что талант этого умного, нравственно чуткого и прекрасно образованного человека не обрел должной системы историософских координат и плодил лишь жалкие и невразумительные масонские выкидыши.


Оставить свой комментарий

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения