07.07.2007      586      0
 

Последний бой белых воинов под командованием ген. А.Н. Пепеляева в Якутии


17.6.1923. – Последний бой белых воинов под командованием ген. А.Н. Пепеляева в Якутии.

Сопротивление интернационал-большевицкому завоеванию России не окончилось эвакуацией последнего оплота Белой армии генерала М.К. Дитерихса из Владивостока в октябре 1922 г. Уже после провозглашения СССР вместо России (30 декабря 1922 г.) на землях Дальнего Востока шли боевые действия – в Якутии и на побережье Охотского моря, продолжавшиеся с сентября 1921 г. до июня 1923 г. Белые их называли "Якутским походом", а красные – "пепеляевщиной", по имени белого генерала А.Н. Пепеляева.

Белый генерал Анатолий Николаевич ПепеляевАнатолий Николаевич Пепеляев (15.7.1891– 14.1.1938) родился в Томске в семье потомственного дворянина генерал-лейтенанта Николая Пепеляева. Его братья, кроме старшего, прошли военное обучение. Старший брат Виктор был депутатом Государственной думы от партии кадетов, а после 1917 г. – председателем Совета министров в правительстве адмирала А.В. Колчака (и расстрелян был красными вместе с Колчаком).

Анатолий окончил Омский кадетский корпус, затем Павловское военное училище в С.-Петербурге и в чине подпоручика продолжил службу в родном Томске, в пулеметной команде 42-го Сибирского пехотного полка. Там он женился на Нине Ивановне Гавронской (1893–1979), родом из Нижнеудинска, родился его первенец – сын Всеволод.

С началом Первой мiровой войны он отправляется на фронт в должности командира конной разведки своего полка. В этой должности он отличился под Пшаснышем и Сольдау. Всего за боевые отличия Пепеляев получил такие награды:

Орден Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»
Орден Св. Анны 3-й степени
Орден Св. Анны 2-й степени
Орден Св. Станислава 3-й степени
Орден Св. Станислава 2-й степени
Орден Св. Владимiра 4-й степени с мечами и бантом
Орден Св. Георгия 4-й степени и Георгиевское оружие
Французский Военный крест с пальмовой ветвью

Февральская революция застала Пепеляева на фронте в чине капитана. Несмотря на разложение армии, он держал свой отряд в постоянной боевой готовности и при этом не впадал в немилость у своих солдат, как это было во многих других частях. Его авторитет даже у рядового состава был настолько велик, что в бунтарском 1917 г. Совет солдатских депутатов батальона, которым к тому времени командовал уже подполковник Пепеляев, вновь избрал его своим командиром.

После заключения большевиками Брест-Литовского мира в марте 1918 г. Пепеляев подался в родной Томск, где в мае этого же года при поддержке белочехов возглавил восстание против большевиков, и в Томске установилась власть Временного Сибирского правительства П. Вологодского. В июне Пепеляев по поручению этого правительства сформировал из офицерских добровольческих дружин 1-й Среднесибирский стрелковый корпус, который участвовал в освобождении Красноярска, Верхнеудинска и Читы. Затем его корпус в Забайкалье соединился с казаками атамана Г.М. Семенова. В результате был полностью очищен от большевиков Транссиб. Пепеляев был произведен в чин полковника.

Поздней осенью 1918 г. уже в звании генерал-майора Пепеляев со своим корпусом воевал на Урале. Здесь он одержал блестящую победу, взяв 24 декабря силами своего корпуса Пермь, захватив в плен около 20 тысяч красноармейцев, которых всех по его приказу отпустили по домам. Освобождение Перми совпало с очередной годовщиной взятия Суворовым крепости Измаил, поэтому пепеляевцы прозвали своего командира: "сибирский Суворов". В январе 1919 г. адмирал Колчак произвел Пепеляева в генерал-лейтенанты и назначил его командиром Северной группы Сибирской армии, которая начала наступление на Вятку для соединения с войсками генерала Е.К. Миллера.

Но не только о военных победах раздумывал Пепеляев, к этому времени он, убежденный антибольшевик, все более отчетливо начинает понимать, что только одними военными мерами большевиков не победить. Он неоднократно обращался к адмиралу Колчаку с просьбой созвать "Земский собор" для решения вопросов по "демократическому" устройству Сибири. К этому времени стали заметнее проявляться его политические взгляды и репутация "эсерствующего" военачальника, хотя к партии эсеров он не принадлежал. По сути, Пепеляев был сибирским "областником", одно из подтверждений этого – принятие им позже неофициального бело-зеленого флага Сибири. На этой почве у Пепеляева возник конфликт с Верховным правителем. Уладить разногласия удалось только с помощью родного брата Пепеляева Виктора, который занимал в правительстве Колчака пост премьер-министра.

В 1919 г. удача отвернулась от белых армий, красные успешно наступали, в конце 1919 г. армия Пепеляева оказалась разгромленной. Пепеляев вместе с семьей выехал на восток, но в дороге заболел тифом, пришлось остаться в Верхнеудинске, где после выздоровления он сформировал в марте 1920 г. из остатков своей 1-й Сибирской армии Особый Сибирский партизанский отряд. Он сражался в Забайкалье в районе Сретенска с красными партизанами.

В апреле 1920 г. Пепеляев перебрался в Харбин, где создал "Воинский союз" из бывших сибирских соратников. Но на жизнь приходилось зарабатывать в артелях извозчиков, плотников, грузчиков. Тем более что в Харбине в 1922 г. родился второй его сын Лавр.

К 1921 г. под контролем белых оставался небольшой участок Приморья, в так называемой буферной зоне – Дальневосточной республике. А в советской России политика военного коммунизма и чекистские репрессии вызвали повсеместно вооруженные восстания (наподобие Тамбовского), в том числе в Сибири. Осенью 1921 г. вспыхнуло восстание и в Якутии. Население обширного региона (около 250 тысяч человек, из них 10 % русских), где жили в основном охотники и скотоводы, естественно, у них имелось личное оружие, встретило в штыки политику советской власти, установленной в Якутии в декабре 1919 г.

В сентябре 1921 г. в Майском районе выступил сформированный белый отряд (200 человек) во главе с корнетом Михаилом Коробейниковым, а в октябре в Охотске высадился небольшой отряд есаула Бочкарева, присланный сюда из Приморья. Восстание начало разрастаться, охватив к марту 1922 г. Якутский, Камчатский, Колымский, Олекминский и Вилюйский уезды. Восставшие в селе Чурапча сформировали Временное якутское областное народное управление во главе с эсером Петром Куликовским, сподвижником Бориса Савинкова. (Куликовский после убийства московского градоначальника находился в Якутии на поселении.)

Началось истребление коммунистов и совработников. 6 февраля 1922 г. в районе поселка Тектюр вместе с 50 красноармейцами был убит командующий войсками Советской Якутии, известный партизан анархист Нестор Каландаришвили. 23 марта объединенные отряды восставших во главе с Коробейниковым захватили Якутск, который находился в осаде с октября. Но регулярные части красной армии, отряды ЧК и ЧОН под командованием Н. Байкалова, когда начался ледоход на Лене, сумели пройти по ней на 11 судах с 10 орудиями и 30 пулеметами и отбить в июле Якутск.

Для усмирения в селениях красноармейцы расстреливали каждого пятого жителя. 27 апреля 1922 г. большевики объявили об образовании Якутской Автономной ССР. В результате многие якуты и тунгусы сложили оружие, другие скрылись в тайге, а остатки армии Коробейникова отступили к Охотску и Нелькану. Но якутское восстание далеко еще не было подавлено…

Еще в начале 1922 г. во Владивосток прибыли участники якутского восстания во главе с Куликовским и Ефимовым, якутом по национальности. Они обратились за помощью к Приамурскому правительству Спиридона Меркулова, ибо в Якутии не хватало боеприпасов и офицерских командных кадров. Они сумели привлечь на свою сторону и генерала Пепеляева, который в июле 1922 г., прибыв во Владивосток, приступил к формированию отряда. Это была, по сути, частная экспедиция, организованная силами "Совета уполномоченных сибирских организаций".

Планировалось после высадки на побережье Охотского моря занять Якутск, объединив силы восставших, захватить Иркутск, сформировать там Временное Сибирское правительство и заняться подготовкой к выборам в Учредительное собрание. Учитывая настроения якутов и вообще сибиряков, Пепеляев решил выступить не под бело-сине-красным российским флагом, а бело-зеленым флагом Сибирской автономии, провозглашенной в 1918 году.

Отметим, однако, что, дистанцируясь от советской России и большевизма, белая Сибирь тогда боролась за сохранение общероссийской государственности, требуя при этом лишь автономии, которая позволила бы учесть экономические, культурные и природные интересы восточных регионов страны. Вот цитата из послания временного Сибирского правительства Совету Народных Комиссаров (10.6.1918г.): «Власть большевиков в Сибири уничтожена… Временное Сибирское правительство не стремится к отделению Сибири от России, оно думает и печалится о тяжелом положении общей родины России.., мы, уполномоченные временного правительства, готовы обезпечить скорейшую и непрерывную отправку продовольствия в голодающие губернии России и вступить в переговоры относительно условий снабжения Великороссии, которую временное Сибирское правительство считает неразрывно и кровносвязанной с Сибирью» ("Декреты Советской власти". – М.,1959, т. II. С. 409).

Отряд Пепеляева, называвшийся "Милиция Татарского пролива", получил на вооружение 1,4 тысяч винтовок разного образца, 2 пулемета, 175 тысяч патронов и 9800 ручных гранат. Теплое обмундирование было получено во Владивостоке, частью куплено представителями якутской власти. Ядром отряда стал 1-й Сибирский стрелковый полк под командой генерал-майора Евгения Вишневского. В отряд стало поступать много добровольцев-сибиряков: офицеров и стрелков. Из Приморья в состав отряда вошло 493 человека, из Харбина – 227. Были сформированы три батальона стрелков, отдельный кавалерийский дивизион, отдельная батарея, отдельный саперный взвод и инструкторская рота. Батальонами, ротами командовали полковники и подполковники, такие же молодые, как их командир.

29 августа 1922 г. первая группировка отряда в составе 553 человек отплыла из Владивостока. Отправка воинов генерал-майора Вишневского ожидалась 21 сентября.

Утром 6 сентября 1922 г. в порту Аян с канонерской лодки "Батарея" и парохода "Защитник" на берег Охотского моря высадились первые добровольцы под началом Пепеляева. Здесь их встретили около двух сотен якутских партизан, командовали ими Коробейников и поручик Рязанский. На следующий день состоялось совещание, на котором управляющий Якутской областью Куликовский и другие якутские общественные деятели уверяли Пепеляева, что фактически разгромленное антисоветское движение можно легко создать вновь, так как еще много партизанских отрядов находится в тайге, и достаточно будет начать боевые действия, как их в массовом порядке поддержат добровольцы. В подтверждение этого якутские купцы передали в дар отряду около 300 оленей. Пепеляев был утвержден командующим всеми белоповстанческими отрядами вместо Коробейникова, а его партизаны вступили в отряд, составив третий батальон. Сам отряд получил название 1-й Сибирской добровольческой дружины. В дружине было введено обращение "брат": "брат капитан", "брат полковник".

Первый удар Пепеляев решил нанести в урочище Нелькан, на реке Мая, где стоял гарнизоном экспедиционный отряд ЧОН под командованием чекиста И. Карпеля с запасами продовольствия и вооружения и двумя баржами.

Выступив 10 сентября по осеннему бездорожью, через болота и незамерзшие реки дружина за 19 дней прошла более 240 км, преодолев безлюдный и труднопроходимый Джукджурский хребет. Но 29 сентября отряд Карпеля, предупрежденного тремя дезертирами из дружины, видимо, завербованными еще во Владивостоке, в панике погрузился вместе с продовольствием на баржи и отплыл вниз по реке. Трофеями дружины стали только 14 лошадей и зарытые еще весной партизанами 120 винчестеров, 50 винтовок и 50 тысяч патронов к ним.

Суровые дальневосточные реалии оказались неожиданными. Пепеляев узнал, что местные жители настроены совсем не так дружелюбно, как ему докладывали. Действовавшие в районе побережья отряды Коробейникова и Бочкарева занимались грабежами якутов и тунгусов.

Не сумев захватить продовольствие и баржи, отрезанная от Аяна осенней распутицей, дружина оказалась в капкане. Начался голод, добровольцы съели всех лошадей, собак и стреляли ворон, а некоторые даже варили кожу, содранную с дверей. Только после прибытия в Аян 1 октября на пароходе "Томск" второго эшелона дружины (187 человек) под командованием генерала Вишневского и создания на побережье тылового района в Нелькан был отправлен первый конвой с продовольствием, который пробился к пепеляевцам лишь 19 ноября. Пепеляев решил выждать, когда в декабре начинается передвижение на оленях, чтобы наступать на Якутск. Генерал обратился к якутам и тунгусам с воззванием: «Мы пришли не навязывать свою волю, свою власть. Мы не будем насаждать ни монархии, ни республики. Поможет Бог, отстоим область, и тогда само население скажет, кого оно хочет… Я бы желал только сосредоточить распоряжение всеми военными силами дружины. Идею движения, руководство и питание его должны взять вы, местные люди…».

Опираясь на помощь местного населения, дружина за два месяца организовала себе транспорт, запасы провианта и теплой одежды. Разведка дружины под руководством полковника Худоярова установила контакты с партизанскими отрядами Артемьева, Сысолятина, Алексеева, Волкова и др. От партизан стало известно о дислокации частей Красной армии: в Якутске были расквартированы артдивизион, отряд ЧОН, конный дивизион ГПУ и комендантская команда под командованием Карла Байкалова, отряд красных партизан Ефима Курашева с 2 орудиями и несколькими пулеметами в селе Чурапча, отряд Ивана Строда и база снабжения в селе Петропавловском, отряд Николая Суторихина в слободе Амга. Через эту слободу, занимавшую центральное положение, осуществлялась связь между разбросанными по Якутии частями красноармейцев. Именно здесь Пепеляев решил нанести внезапный удар, с которого планировалось начать наступление на Якутск вместе с охотским отрядом генерал-майора Ракитина.

Как всегда, Пепеляев действовал решительно и дерзко. Командиры Красной армии в Якутии никак не ожидали удара в районе, который и сейчас известен как полюс холода, где морозы достигали минус 50 градусов. Двигаясь с 26 декабря вслед за авангардным батальоном генерала Ракитина, дружина заняла села Усть-Маю и Усть-Миль. 22 января 1923 г. для взятия сильно укрепленной слободы Амги был послан из Усть-Миля отряд полковника Рейнгардта силой до 400 бойцов при двух пулеметах. Расстояние более чем в 200 км отряд прошел за шесть суток и в ночь на 2 февраля штурмовал Амгу с трех сторон при поддержке партизанского отряда полковника Сурова.

Внезапная и дерзкая атака во весь рост с винтовками наперевес решила исход боя. Отряд, потеряв убитыми 22 человека, захватил 13 пулеметов, 150 винтовок, много патронов, гранат и 60 человек пленных. 7 февраля сюда прибыл и сам генерал Пепеляев. Падение Амги открывало теперь ему дорогу на Якутск, где было объявлено военное положение, спешно возводились укрепления и куда срочно стягивались остальные красные части.

12 февраля на помощь красному Якутску из Петропавловска вышел отряд Строда с обозом в 150 подвод. Он пробился сквозь многочисленные засады партизан Артемьева и 14 февраля столкнулся с инструкторской ротой и 1-м батальоном генерала Вишневского, направленного на перехват Пепеляевым. Несмотря на то, что Строд потерял убитыми и ранеными 56 человек, он сумел укрепиться с тремя сотнями красноармейцев в двух заброшенных юртах для скотa на окраине якутской деревни Сасыл-Сысыы – Лисья Нора в 25 км севернее Амги.

"Ледяная осада", которая продолжалась 18 дней, сыграла ключевую роль в якутском походе. К вечеру 14 февраля в Лисью Нору прибыл сам Пепеляев вместе с 1-м, 2-м и 4-м батальонами, кавалерийским дивизионом и партизанским отрядом Артемьева, которые окружили деревню. К красноармейцам отправились парламентеры с требованием сдачи в плен при гарантии сохранения жизни. Но Строд отверг ультиматум, предложив пепеляевцам самим сложить оружие. Он приказал поднять красное знамя, а красноармейцы запели "Интернационал".

Пепеляев, зная из перехваченного донесения о ранении Строда, о нехватке у красных боеприпасов и медикаментов, все-таки ожидал капитуляции красноармейцев и продолжал с ними переговоры до 18 числа. А красноармейцы сумели укрепить свои позиции непробиваемым для пуль кизяком и соорудили из него брустверы. Рано утром 15 февраля пепеляевцы начали штурм, но отряд Строда отразил его пулеметным огнем. Потеряв более 150 человек убитыми и ранеными, тем не менее Пепеляев решил не снимать осады, вынуждая красных сдаться из-за неизбежного голода. Пепеляев не желал сохранять у себя в тылу такой крупный отряд, оставив в Амге лишь 120 человек.

Была еще одна штурмовая атака, но Строд с помощью пулеметов и большого числа осветительных ракет снова отразил ее. К этому времени отряд Строда потерял 63 человек убитыми и 96 ранеными, бойцы питались только мясом трупов лошадей, служивших одновременно бруствером. И все же красный отряд выдержал 18-дневную осаду до 3 марта 1923 г., оттянул на себя главные силы Пепеляева, не дав ему развернуть наступление на Якутск.

Уже во время "ледяной осады" в штаб дружины стали поступать сведения, не вселявшие оптимизма. Во-первых, красная армия в октябре 1922 г. заняла Владивосток, а в декабре – Петропавловск-Камчатский. Во-вторых, выяснилось, что с момента объявления Якутской АССР симпатии якутской интеллигенции стали переходить к интернационалистам-большевикам, которые обещали "светлое будущее" малым народам, ранее угнетенным "царизмом". После объявленной амнистии для восставших из их числа для борьбы с дружиной были сформированы якутские "народно-революционные отряды". И в-третьих, красный командир Байкалов, собрав сильную группировку войск, начал 21 февраля 1923 г. контрнаступление на амгинском направлении. Все это не могло не сказаться на боевом духе дружины.

Рано утром 2 марта под прикрытием густого тумана более 600 красноармейцев при поддержке двух орудий пошли на штурм Амги. Гарнизон из 150 добровольцев отчаянно сопротивлялся, но к полудню все было кончено. Трофеями большевиков стала вся оперативная переписка штаба дружины, главный провиантский и интендантский склад, госпиталь с 70 ранеными добровольцами и 80 пленными офицерами. При этом были освобождены все попавшие в плен красноармейцы. Была захвачена вся верхушка "Гражданского управления" во главе с Куликовским, который покончил жизнь самоубийством.

Это поражение заставило генерала Пепеляева отступить к 8 апреля в Нелькан, а к 1 мая на побережье в Аян. Отряд Ракитина отошел за это время к Охотску. Части красной армии не решились повторить переход Пепеляева и повернули назад. Эти боевые действия стоили дружине более 370 человек убитыми, ранеными и пленными.

Эвакуация дружины за границу была возможна лишь морским путем с открытием навигации по Охотскому морю. Генерал-майора Вишневского командировали в Охотск для сбора у якутских купцов пушнины и золота на 250 тысяч рублей, необходимых для фрахта судна. К командующему Сибирской флотилией контр-адмиралу Георгию Старку в Шанхай был послан курьер с просьбой направить корабль для эвакуации дружины. Одновременно с этим, не желая снова оказаться в западне, генерал Пепеляев приказал построить рыбацкие баркасы – кунгасы, чтобы летом по чистой воде уйти на Сахалин, который в то время был оккупирован Японией.

Но курьер был перехвачен отрядом ОГПУ на советско-китайской границе и командующему 5-й армией Уборевичу стало известно о планируемой эвакуации. Была организована Охотско-Аянская экспедиция красной армии для разгрома остатков войск генерала Пепеляева. Возглавил экспедицию заместитель Уборевича по особым поручениям, «мастер внезапных ударов», краском С. Вострецов. Причем особо оговаривалась необходимость захвата пепеляевского золота и пушнины.

26 апреля экспедиционный отряд 5-й армии (800 красноармейцев из состава 2-го Нерчинского полка) отплыл из Владивостока на двух вооруженных судах. Весь май корабли простояли затертые льдами и лишь в конце мая двинулись на северо-запад. Как только море очистилось ото льда, с судов в 30 км западнее Охотска высадился десант и внезапным ударом утром 5 июня захватил город. 78 офицеров-добровольцев попали в плен, а командир охотского отряда генерал-майор Ракитин застрелился. Добровольцы готовились отражать десант прямо в портах, но не ожидали нападения с суши и тем более такого раннего прихода судов.

Вострецов 14 июня высадил десант (476 человек) в устье реки Алдомы в 80 км западнее Аяна. Делая 25-километровые переходы в день по бездорожью и сопкам, отряд незаметно подошел к городу. Рано утром 17 июня, воспользовавшись утренним туманом, красноармейцы просочились в город, окружили дома, землянки и палатки без единого выстрела. Пепеляев обратился к своей дружине в последний раз: «Вся советская Россия объединена, прибыла регулярная армия, которой мы взяты в плен. Надеюсь, что вы выполните мою последнюю просьбу и, не раз смотревшие в глаза смерти, во избежание напрасного кровопролития сложите оружие. Я готов предстать перед судом и благодарю Бога, что все обошлось без пролития братской крови».

Это были последние регулярные белые части на территории только что образованного СССР. Всего в плен сдалось 356 человек, в основном офицеров, которые 24 июня отплыли вместе с экспедиционным отрядом Вострецова во Владивосток. Несколько десятков добровольцев во главе с генерал-майором Вишневским были спасены японскими рыбаками. Впоследствии он написал об этом книгу "Аргонавты белой мечты". Другая часть рассеялась по якутской тайге и еще не раз принимала участие в антисоветских восстаниях (Тунгусском восстании 1924–1925 гг., восстании конфедералистов 1927–1928 гг.).

Из рядовых добровольцев, участников похода 162 человека подвергнуты административной ссылке, 78 человек во главе с Пепеляевым были отданы под суд военного трибунала 5-й армии в Чите. Сам Пепеляев и его ближайшие соратники в числе 26 человек были приговорены к расстрелу, но по окончании гражданской войны большевики, пытаясь агитировать белоэмигрантов за возвращение на Родину, заменили расстрел десятью годами лишения свободы. Он отбывал наказание в Ярославском политизоляторе, где овладел специальностью столяра-краснодеревщика.

В 1933 г. заканчивался срок приговора, но Пепеляеву добавляли еще по одному году отсидки до трех раз. В августе 1936 г. его выпустили, однако без права проживания в ряде городов и местностей, указанных НКВД. Он поселился в Воронеже, где устроился столяром, позднее был помощником начальника конного депо Воронежторга. Но в августе 1937 г. его снова арестовали, в стране шла массовая кампания по искоренению остатков "враждебных классов". Пепеляев был доставлен в Новосибирск, он обвинялся в "контрреволюционной кадетско-монархической деятельности". Тройка УНКВД по Новосибирской области приговорила его к расстрелу, и 14 января 1938 г. приговор был приведен в исполнение. Его противник И. Строд по злой иронии судьбы был расстрелян в феврале 1938 г. Советская власть подвергла репрессиям жену и обоих сыновей Пепеляева, когда в августе 1945 г. красная армия заняла Харбин.

20 октября 1989 г. по инициативе сибирских патриотов прокуратура Новосибирской области реабилитировала Пепеляева. В Томске на кладбище Бактин в 2011 г. был торжественно открыт памятник самому молодому и популярному в Сибири генералу гражданской войны Анатолию Пепеляеву и его отцу генерал-губернатору Томска Николаю Пепеляеву.

Использована в сокращении и с небольшими добавлениями статья Евгения Музрукова


Оставить свой комментарий

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На актуальные темы
Последние комментарии
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения