05.11.2017      479      0
 

Православная оценка Закона «О противодействии экстремизму»

М.В. Назаров. 

Православная оценка Закона «О противодействии экстремизму». Поклонская с иконой св. Николая IIВ СМИ муссируются обвинения в "православном экстремизме" в адрес протестующих против оскорбительного фильма "Матильда". Такие обвинения опубликованы и от депутатов Госдумы, и из президентской администрации, и из патриархии. В связи с этим позвольте напомнить данный "Доклад на Покровских чтениях 29 октября 2002 г. в Москве в Отделе Московского Патриархата по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами".

1. Юридическая суть и цель закона – превентивные внесудебные репрессии

Закон «О противодействии экстремизму» был разработан правительством РФ еще при Ельцине и форсирован администрацией президента Путина. В июне 2002 года он был принят Госдумой (после странно-навязчивой череды экстремистских актов в предшествующие месяцы), одобрен Советом Федерации, подписан президентом РФ и опубликован в «Российской газете» (30.7.2002) с комментарием одного из его ревностных проталкивателей – бывшего министра юстиции, ныне председателя Комитета Госдумы по законодательству П.В. Крашенинникова.

В обширном определении экстремизма в ст. 1 закона («насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности» и «подрыв безопасности» государства; «захват или присвоение властных полномочий», «осуществление террористической деятельности», «осуществление массовых безпорядков и актов вандализма по мотивам идеологической вражды» и т.п.) упоминается также религиозный экстремизм (выделим ниже курсивом):

«1) деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на… возбуждение расовой, национальной и религиозной розни, … унижение национального достоинства; … пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной либо языковой принадлежности; (…)

4) финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению…, в том числе путем предоставления… финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств».

Ст. 13. закона запрещает издание и распространение любых материалов, на любых носителях, содержащих «хотя бы один» из перечисленных в законе признаков экстремизма. Его наличие устанавливается судом; по решению суда соответствующие организации и СМИ подлежат запрету и ликвидации с конфискацией имущества в пользу государства.

Казалось бы, данный закон дублирует действующие статьи Уголовного Кодекса РФ (ст. 280 о «насильственном захвате власти, насильственном удержании власти или насильственном изменении конституционного строя», ст. 282 о «разжигании национальной розни»; и др.). Однако новый закон вдобавок предусматривает и немедленные внесудебные репрессии: согласно ст. 10 «соответствующие должностные лица» в органах прокуратуры и исполнительной власти имеют право немедленно «своим решением приостановить деятельность общественного или религиозного объединения до рассмотрения судом» – если сочтут, что это объединение создает «реальную угрозу причинения … вреда личности, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, обществу и государству»…

Крашенинников поясняет: «До вступления в силу нового закона привлечь к судебной ответственности можно было только по факту преступления, за конкретное экстремистское действие… По новому закону… экстремисты еще не совершили, а только вознамерились совершить подобное деяние, – это уже состав преступления». То есть закон имеет превентивно-карательный характер, и при желании властей в столь обширном перечне «угрозу» и повод для внесудебных репрессий можно найти легко.

Ст. 14 предусматривает также наказание за «неприятие должностным лицом в соответствии с его компетенцией мер по пресечению экстремистской деятельности».

В Уголовном Кодексе РФ в соответствии с новым законом в ст. 282 предусматриваются денежные штрафы и лишение свободы: за организацию экстремистского сообщества – до четырех лет; за участие в экстремистском сообществе – до двух лет; то же с использованием своего служебного положения – до шести лет.

На основании принятого закона об экстремизме соответственно дополняются и многие другие Федеральные законы. Например, Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем» дополняется новыми видами преступления применительно к спонсорам «экстремистов»: перевод денежных средств, предоставление кредита или ценных бумаг – «если хотя бы одной из сторон является экстремистская организация, либо физическое лицо [признанное экстремистом], …либо организация, прямо или косвенно находящаяся в собственности или под контролем таких организации или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организаций или лица».

Как видим, простор для произвольных толкований и злоупотреблений тут огромный. К тому же, учитывая негласные методы спецслужб, один-единственный провокатор, засланный в оппозиционную организацию, может легко создать повод для «приостановления» ее деятельности и для закрытия любого коммерческого предприятия, поддерживающего ее. (Например, в Германии сейчас идет судебный процесс по запрещению Национал-демократической партии, в которой из 210 руководящих членов не менее 30 были платными агентами секретной службы и организовывали провокации, чтобы дать повод для судебного процесса – см. «Независимую газету», 4.2.02 и 23.7.02.)

Такова чисто юридическая оценка принятого закона «О противодействии экстремистской деятельности».

2. Политический двойной стандарт

В более широком плане вообще нельзя не видеть, что в основу закона об экстремизме изначально положен двойной стандарт, ибо закон призван «защищать от экстремизма» конституционный строй и власть, возникшие экстремистскими – неконституционными и нелегитимными методами. Нынешняя демократическая власть, утвердившаяся посредством самых крайних, беззаконных и преступных действий, полностью подпадающих под понятие экстремизма, не собирается применять этот закон к себе, – иначе следовало бы отдать под суд и Ельцина, и многих его соратников в правящем слое.

Можно указать на множество их преступлений, которые остались безнаказанными:

– расчленение в 1991 г. единого государства в Беловежской пуще – вопреки воле народа, внутреннему и международному законодательству («насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности» государства);

– лишение народа его трудовых сбережений гайдаровской реформой и прихватизация народной собственности избранными олигархами, разрушение экономики и вооруженных сил («подрыв безопасности» государства),

– расстрел парламентской оппозиции этим реформам в сентябре-октябре 1993 г. («захват или присвоение властных полномочий», «осуществление террористической деятельности», «осуществление массовых безпорядков и актов вандализма по мотивам идеологической вражды»),

– нелегитимное принятие новой конституции в декабре 1993 г., которое стало следствием государственного переворота, незаконного текста конституции (навязанного без обсуждения), незаконно установленных Ельциным правил голосования и математически доказанной фальсификации итогов референдума (еще одно «насильственное изменение основ конституционного строя»).

Расследовать все эти преступления (стоившие нашему народу небывалых в истории жертв и потерь) на основании закона об экстремизме нынешние власти, конечно, не станут. Но тех, кто назовет преступников преступниками, – можно обвинить в экстремизме и посадить за решетку. Таков двойной стандарт этого закона с политической точки зрения: это закон для защиты неправедной власти от политически действенной и жертвенной части нашего ограбленного и униженного народа.

3. Закон не различает добро и зло

Главное же – принципиальная духовная неправда этого закона. Он наглядно выявляет основной порок демократии западного типа: в законе не проводится различие между истиной и ложью, между применением силы для защиты добра от зла – и насилием зла над добром.

Вспомним, что Иисус Христос, защищая святыню от поругания, взял бич и силою изгнал торговцев из храма. Согласно же данному закону, Христа можно зачислить в «экстремисты». И каждого, кто поступит подобным образом: кто попытается изгнать кощунников из нашей русской жизни, из редакций, с телевидения, глумящегося над Христом (передача скандального фильма Скорцезе по НТВ), из министерства культуры, глава которой Швыдкой считает, что «Секс – двигатель культуры» (его ток-шоу под таким заглавием было передано по государственному телеканалу «Культура» 7.3.2002)…

По этому закону можно карать даже тех, кто осмелится возбуждать так называемую «религиозную вражду» по отношению к служителям сатаны: в частности, карать пишущих об антихристе православных авторов под предлогом «антисемитизма». Прецедент уже есть: недавно свердловская еврейская община обвинила Екатеринбургскую епархию в «разжигании национальной вражды» в связи с продажей именно такой литературы. Можно требовать от Православной Церкви запрета и переделки богослужебных текстов, в которых нелестно говорится об иудеях (это уже проделано в западных конфессиях).

Так, например, в главной еврейской газете РФ (юрисдикции главного раввина Берл Лазара) печатается пожелание, показывающее, как иудеи намерены трактовать закон об экстремизме: для «укрепления доверия и взаимопонимания» между иудеями и христианами «необходимо не только глубокое и искреннее раскаяние христиан за все то зло, которое они причинили евреям за 2000 лет. Необходимо внести новое понимание отношений христиан к евреям в само вероучение христианских Церквей… Эти дела должны быть соразмерны всей степени тяжести вины христиан. В числе таких полезных дел можно было бы назвать запрет для христиан распространять любую антисемитскую литературу» – «до сих пор к евреям относились как к слугам Антихриста», – а также«введение в ежедневную службу христиан покаянной молитвы в память о невинных жертвах еврейского народа, почитание святых мест иудаизма и т.д.»(«Еврейское слово» № 15, 17-23.4.2002)…

То есть, в законе об экстремизме нет абсолютного критерия для определения подлинной виновности и невиновности в плане возможных (и кое-где имеющих место) религиозных столкновений. Ведь почти каждая религия считает именно себя «единственно верной», а все остальные ложными. И любой приверженец своей религии на уровне решения важнейших для человека духовных вопросов должен будет пропагандировать ее превосходство над другими, вольно или невольно принижая их – и тем самым подпадая под данный закон.

Но ведь не могут же быть одновременно правы все религии, а стало быть и равноправны с точки зрения абсолютной Божественной Истины. Как же упорядочить жизнь в многонациональном и многоконфессиональном государстве, каким является Россия? Есть два пути.

Первый: отменить само понятие Истины, то есть понятие добра и зла, уравнять их в правах и считать экстремизмом любое утверждение, что кто-то обладает Истиной. Этот способ избрали демократические государства (например, одному из губернаторов США пришлось приносить публичные извинения за то, что он назвал Америку христианской страной). Этот путь избрала и Конституция РФ 1993 года, составленная «по лучшим демократическим образцам», как хвалил ее президент Ельцин («Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной» – ст. 13; «никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной» – ст. 15). Этот же принцип положен в основу принятого в 2002 году Закона «О противодействии экстремизму». Однако духовного вакуума не бывает: устранение Истины из жизни государства и общества неизбежно облегчает действие силам зла и приводит их к господству.

Второй путь состоит в том, чтобы найти возможность уважительного правового сосуществования разных религий, не отменяя при этом Истину и тем самым не давая свободы действий силам зла. Только этот второй способ и приемлем для православных. Посмотрим же, как приблизиться к его осуществлению.

4. Решение нам указывает Сам Господь

Единственная основа равноправия людей в том, что Бог создал всех людей «по образу и подобию Божию». С этим связано и единственное обоснование их свободы, поскольку важнейшим свойством богоподобия людей было неотъемлемое от него условие свободно-сознательного следования Божию замыслу в духе ответной любви, – для чего Бог даровал им свободу воли. Всемогущий Бог мог бы их изначально сделать «любящими и послушными», но это были бы уже не высшие, свободные в своих решениям богоподобные существа, а подобные запрограммированным игрушкам. Богу не были нужны дети, любящие Его по принуждению, ибо это была бы уже не любовь. Она бывает только свободной.

Однако, получив столь безграничную свободу, часть этих свободных существ, начиная с ангелов, не справилась с ее бременем. Предводитель ангелов стал противником Бога, сатаной, увлек за собой треть ангелов, ставших бесами, и они начали соперничать с Богом за власть над людьми, увлекая их от Божественной Истины на построение своего земного царства. Под сатанинским влиянием человечество настолько далеко ушло от истинного знания Бога, что перестало различать в духовном мiре силы добра и зла, поклоняясь тем и другим; то есть стало поклоняться бесам – такова суть языческих религий. Об этом свидетельствуют уже страшные изображения их идолов и божков.

Пришествие Христа вновь показало людям путь Истины, но не все люди были готовы следовать ему. То есть в мiре остались вероисповедания, не ведающие Истины, и даже противоборствующие ей; они возникали также и в дальнейшем. Сегодня их насчитывается тысячи, вплоть до церкви сатаны.

Как же должны православные относиться к этому? Наверное, так же, как относится к ним Господь Бог.

Что касается явно антихристианских сил зла, то Господь не призывал нас смиряться перед ними, а заповедал вести непрестанную брань. Как со своим внутренним злом, так и с внешними силами зла, защищая от него своего ближнего. Тем более недопустимо смирение перед силами зла, когда они целенаправленно насаждают и легализуют греховные нормы жизни и ведут прямую агрессию против наших святынь и Церкви, которые мы обязаны защищать.

Что касается большинства нехристианских вероисповеданий, то как Сам Господь Бог не принуждает людей к Истине насильно, так и мы не можем принуждать к Истине силовыми методами, ибо Православие уважает в каждом человеке «образ и подобие Божие». И для этого нам не нужно никаких законов об экстремизме. Но при этом Господь Бог не заповедал своим ученикам прятаться в горнице «страха ради иудейска» и спасаться только лично. Он дал им знание разных языков и послал в мiр проповедовать Истину, даже ценою жизни (вспомним, что 11 из 12 апостолов претерпели мученическую кончину за свою проповедь). Так и сегодня Православие не может принимать «толерантность» и веротерпимость как равнодушие к судьбе других людей, как равнодушие к Истине, как терпимость ко злу, его слугам и проповедникам.

То же касается и ересей, отпавших от Православной Церкви. Об этом в VII веке очень точно сказал прп. Максим Исповедник, известный своей активной борьбой против ересей: «Нельзя помогать еретикам в утверждении их безумных верований, здесь нужно быть резким и непримиримым. Ибо я не называю любовью, но человеконенавистничеством и отпадением от Божественной любви то, когда кто-либо утверждает еретиков в их заблуждении на их неминуемую погибель».

Предлагаю теперь и нам, руководствуясь этим правилом – то есть уважая свободу воли каждого иноверного, но уважая и Истину – дать хотя бы краткую характеристику трем другим вероисповеданиям, которые наряду с Православием признаны в нашей стране «традиционными». И посмотреть, как они сами относятся к принципам веротерпимости, насколько возможно с ними мирное сосуществование и на каких условиях.

Начнем с буддизма. Он возник в VI-V веке до Р.Х. и отражает, как и другие восточные религии, языческое состояние падшего человечества, ушедшего от Бога, но не утратившего потребности спасения от зла. Это спасение в восточных верованиях виделось в праведной жизни, но не ради жизни вечной после смерти, а с целью прекращения личного существования в нирване. Это «спасение» методом духовного самоубийства. Такая дохристианская религия, конечно, не ведет к спасению, ибо даже понятия Бога в ней нет. Но ее приверженцы не проявляют агрессии по отношению к другим и в этом смысле пригодны для мирного сосуществования в многоконфессиональном государстве.

Иудаизм гораздо старше буддизма, поскольку ведет свое родословие от знания о Боге первых людей и тех их потомков, праотцев и пророков, которые сохраняли знание Истины и готовили человечество к пришествию Мессии-Христа, Сына Божия. Эту священную традицию почитания истинного Бога в период до пришествия Христа называют Ветхозаветной Церковью. Однако того предхристианского иудаизма уже давно нет: он исполнил свою миссию с воплощением Христа и передал ее Его последователям, христианам. «Се оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:33-38), – сказал Христос отвергнувшим Его иудеям. Пустой дом – это лишение благодати избранничества, которое, по словам апостола Павла, переходит к христианам: «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:28-29).

Этот смысл перехода благодати от евреев к другим народам, воспринявших христианство, выражен и во многих притчах Евангелия: о передаче виноградника другим виноградарям (Мф. 21:41), о Хозяине дома, затворяющем врата для тех, на чьих улицах Он учил, но растворяющем врата для тех «которые придут от востока и запада и севера и юга и возлягут в Царствии Божием» (Лк. 13:23-30); притче о Царстве небесном, которое подобно брачному пиру: «званные не были достойны», почему и было повелено звать «всех, кого найдете» (Мф. 22:2-14); тот же смысл в притче о званых на вечерю (Лк. 14:16-24).

Поэтому именно христианство как преемника Ветхозаветной Церкви праотцев и пророков следует считать древнейшей религией.

Нынешний иудаизм сформировался в результате неприятия иудеями Христа, в чем состоит и сущность этого вероисповедания. Иудейские духовные вожди вычеркнули из Ветхого Завета все исполнившиеся пророчества о пришествии Христа и перетолковали эти тексты в свой главный источник «закона», поставленный выше Библии – Талмуд. Он утверждает, что обетования Божии относятся только к евреям, которым обещано господство над всеми другими народами мiра. И особенно талмудический иудаизм направлен против христианства, поскольку христианские апостолы учат, что обетования Божии предназначены для всех людей, независимо от национальности, – тем самым христианство было воспринято иудеями как экзистенциальный враг, упраздняющий еврейскую богоизбранность со всеми ее желанными привилегиями господства.

Неудивительно, что Христос дал основателям этого вероисповедания такую оценку: «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего… Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8:19,44), – таков приговор Христа отвергнувшему Его иудейству. То есть, отказавшись от богоизбранности этот народ стал сатаноизбранным, повязав себя и мистически страшной клятвой, от которой непросто избавиться потомкам: «Кровь Его на нас и на детях наших» (Мф. 27:25).

По отношению к христианам в иудаизме предписываются всевозможные унижения и отношение хуже, чем к скоту. Это красной нитью проходит через официальный еврейский свод законов, составленный в XVI веке на основе Талмуда: «Шулхан арух» (в переводе – «Накрытый стол», имеются в виду «самые избранные яства» иудаизма). В наши дни этот нравственный кодекс официально напечатан для российского еврейства в Москве Конгрессом Еврейских Религиозных Организаций и Объединений в России (КЕРООР). Называется это издание «Кицур Шульхан Арух» («Малый Накрытый Стол»). Правда, в этом издании сокращены наиболее шокирующие предписания, о чем во вступлении к книге председатель Исполнительного Комитета КЕРООР раввин Зиновий Коган делает откровенное признание (курсив наш):

«Иудаизм в России на самом высшем уровне признан одной из традиционных религий. Исходя из этого, редакционный Совет КЕРООР счел необходимым опустить в этом переводе некоторые галахические указания.., помещение которых в издании на русском языке было бы воспринято населением России, не придерживающимся иудаизма, как неспровоцированное оскорблениеЧитатель, который захочет прочесть «Кицур Шульхан Арух» в идеально полном объеме, приглашается в ешиву, чтобы изучить эту и многие другие святые книги в оригинале».

То есть, один из лидеров российского еврейства откровенно признает оскорбительными для нееврейского населения России некоторые положения иудейского кодекса поведения, но считает возможным приглашать своих соплеменников для изучения этих оскорблений в ешивах (еврейских школах), финансируемых из российских (государственного и региональных) бюджетов. Впрочем, даже в данном отцензурированном «неоскорбительном» издании мы находим следующие откровения:

– В «Законах об идолопоклонстве» говорится, что «фигура из двух перекрещенных палок, которой поклоняются, запрещена к использованию» – то есть христианство причисляется к идолопоклонству и все предписания об отношении к идолопоклонникам («акумам») подразумевают в России (стране с преобладающем православным вероисповеданием) прежде всего православных христиан (с. 389).

– Предписание при виде «идолопоклонского дома» (то есть храма) произносить ему проклятие: «Дом гордых выкорчует Б-г», а при виде разрушенного храма восклицать: «Б-г возмездия проявился!». Мало того, далее предлагается такой вариант этого предписания: «некоторые полагают, что речь идет о домах неевреев, живущих в мире, спокойствии и богатстве» (сс. 389-390).

– Приравнивание нееврея к экскрементам (сс. 47 и 48).

– Запрещение обучать неевреев ремеслу (с. 390).

– «Еврейке не следует помогать нееврейке при родах» (с. 390).

– «Если человек взял в долг у нееврея, а тот умер, он имеет право отказаться платить его сыну, который не знает точно, брал ли этот еврей в долг у его отца» (с. 405).

– При денежных расчетах «если нееврей ошибся сам, разрешается воспользоваться его ошибкой» (с. 406).

– «Запрещено предавать еврея в руки нееврея, идет ли речь о жизни еврея или о его имуществе; и неважно, делается ли это посредством какого-либо действия или словами; и запрещено доносить на него или указывать места, где спрятано его имущество» (с. 408).

– «Заповедь требует от каждого человека любить каждого, кто принадлежит к еврейскому народу, как собственное свое тело… И поэтому нужно рассказывать про евреев хорошее и жалеть их деньги, как он жалеет собственные деньги и заботится о собственном почете» (с. 81)…

– Разумеется, в числе 13 главных принципов иудаизма требуется ожидание еврейского всемiрного правителя, который поставит евреев господствовать над прочими народами мiра: «Безоговорочно верю в приход Машиаха, и, хотя он задерживается, я все же каждый день буду ждать его» (с. 485). – В учении Православной Церкви этот ожидаемый правитель мiра отождествляется с антихристом, о котором предупреждали Иисус Христос (Ин. 5:43), апостол Павел (2 Фес. 2), святые отцы Церкви. Это важная и неотъемлемая часть православного учения.

Во вступлении к этой книге председатель Исполнительного Комитета КЕРООР раввин Зиновий Коган пишет, что «Талмуд – непревзойденный памятник еврейского гения», а данная подборка его поведенческой морали, «Кицур Шульхан Арух» – «хрестоматия еврейской цивилизации нашего времени… Эта книга вам совершенно необходима. Вы можете поступать так, как в ней написано, и быть уверенными, что выполнили волю Вс-вышнего».

Возможно ли сосуществование с этой религией? Уже на основании данной книги прокуроры и судьи давно должны были бы в соответствии со статьей 282 УК РФ пресечь распространение этой религии, разжигающей у еврейства расовую ненависть к прочему «населению России».

Мусульманство (или ислам) возникло в начале VII века. Известный еврейский историк Грец описывает, что это произошло под влиянием еврейства, поэтому мусульманство «всецело носило еврейскую окраску», его основоположник Мохаммед «держал у себя секретаря-еврея, так как сам он не умел писать»; евреи смотрели на Мохаммеда «почти как на еврейского прозелита и полагали, что при его содействии иудаизм достигнет в Аравии могущества» (Г. Грец: «История евреев», Одесса, 1908, т. 6, с. 91-96). С этой целью евреи пропагандировали в среде арабов идею об общем происхождении от Авраама, хотя и от разных матерей (мусульмане пошли от служанки Агари) и «восстановление древней веры Авраама», но на самом деле видели в исламе препятствие распространению христианства на восток. Поскольку замолчать пришествие Христа было невозможно, ислам был призван как бы «нейтрализовать» его, лишив главного смысла: объявить Мессию-Христа лишь «одним из пророков».

Ислам тогда выполнил эту роль, как позже и роль карающего бича нашествий на христианский мiр. Но это вероисповедание сразу приобрело собственную динамику как доступная простым массам и дисциплинирующая религия земных целей и потребностей (см.: Тихомиров Л. «Религиозно-философские основы истории». М. 1997). В дальнейшем ислам вышел из-под еврейского контроля; поэтому позже евреи начали ослаблять и мусульманство, сея в нем внутренние раздоры.

В конце концов ислам разделился на разные течения, как агрессивные, призванные подчинить воле Аллаха все народы, так и неагрессивные. И отношение к ним должно быть дифференцированным. Заметим, что все они враждебны безбожному Новому мiровому порядку (причем эсхатология ислама сходна с христианской; в исламе есть и представление о «лжеучителе», который появится перед концом мiра). Во всяком случае, есть немало шансов объяснить значительной части мусульман, что их эсхатологический враг – не Православие.

5. Образец взаимоотношений – в дореволюционной России

Итак, повторим: в Российском государстве все религии должны иметь свободу вероисповедания, но, думается, все же со стороны государства не должно быть одинакового отношения к духовной сути разных вероисповеданий, которые мы показали выше. И за образец в отношении к различным вероисповеданиям можно взять порядок, существовавший до революции в православной Российской империи.

– Православие было государственной религией, которая обосновывала не только личный смысл жизни отдельного верующего, но и смысл Российской монархической государственности как власти Помазанника Божия. То есть власти, призванной служить Богу, воспитывать народ в Законе Божием, – и тем самым удерживать мiр от сил зла. Такое государство призвано обезпечить человеку максимально благоприятные и безопасные условия полноценного развития – как существа и материального, и духовного, исходя из конечной цели человеческой жизни и смысла истории.

Поэтому православная государственность, подобно тому, как во Христе неслиянно и нераздельно соединено Божественное и человеческое, также состоит из двух властей, соединенных неслиянно-нераздельно. Возникает понятие «симфонии» государственной власти и Церкви, разными средствами служащих одной цели. Церковь заботится о душах людей, спасая их и готовя к Небесной жизни, государство же заботится о жизни земной, ограждая ее, насколько можно, от действия сил зла и создавая для Церкви наиболее благоприятные условия для подготовки людей к спасению. Таким образом, в идеале в православной государственности Православная Церковь должна быть главенствующей, государственной – только так может крепиться мощь государства для блага всех его народов. (Демократический же принцип отделения государства от Церкви есть, по аналогии, отделение тела от души.)

Естественно, что на православный народ возлагалось и основное бремя государственных забот и жертв, иноверцы же освобождались от многих повинностей (воинской, налоговой и др.) и участвовали в них по желанию. Но поэтому они имели и меньшие права во влиянии на внутреннюю и внешнюю политику государства.

– Ислам и буддизм имели полную свободу на правах культурно-духовной автономии. Только при наличии мощного государственного православного стержня другие вероисповедания национальных меньшинств могли мирно сосуществовать, получая от государства защиту от любых врагов, но не навязывая государству и стержневому русскому народу своих религиозных воззрений (мы их уже охарактеризовали) и не требуя от государства понижения статуса Православия до общего уровня. Они прекрасно понимали всю выгоду для себя такого автономного положения и верно служили Государю: достаточно привести в пример самый воинственный народ – покоренных кавказских горцев, которые составили одну из самых храбрых и верных Царю воинских частей в годы Первой мiровой войны: Кавказскую Туземную Конную («Дикую») дивизию.

Причем такая веротерпимость православной Империи ко всем, даже самым малым, нехристианским народам с уважением их самобытности и традиций сочеталась с миссионерской работой; переводилось Священное Писание на их языки и поощрялся их переход в Православие. Достаточно указать на Казанскую духовную академию, основоположником которой был свт. Гурий, распространявший в XVII веке Православие среди магометан и язычников.

Духовной целью Российской империи (помимо бытоустроительных и оборонных геополитических целей) в отношении национальных меньшинств было – сделать им доступным свет Божией Истины, помочь индивидуальному спасению тем из их среды, кто готов ее вместить. Делалось это уважительно и без насилия, которое несовместимо с Православием. Сколько представителей других народов, от крещенных татар до православных эскимосов и индейцев Америки, благодарны за это России в том числе и в живущих ныне поколениях!

– Иудаизм также имел свободу вероисповедования, но с известными ограничениями, которые были введены после долгих и безуспешных попыток перевоспитать евреев. Потому что, в отличие от ислама и буддизма, эта религия расистская (она считает людьми только своих соплеменников) и главное – будучи антихристианской, она противоречила духовным основам государственного бытия удерживающей Православной Империи, отрицала власть Помазанника Божия и ждала своего земного мессию-антихриста. Еврейская община и по собственной воле существовала как «государство в государстве»: антихристианское в христианском. Поэтому иудеев не принимали на государственную службу и основной их массе, за исключением «окультуренных» (как надеялись) лиц с высшим образованием, ремесленников и купцов первой гильдии, предписывалось территория постоянного проживания (черта оседлости – впрочем огромная, гораздо больше тех западно-русских земель, на которых евреи поселились до возвращения Россией этих территорий от Польши). Однако подчеркнем: ограничения существовали не по национальному признаку, а по религиозному; с переходом в христианство ограничения отменялись. И хотя эти ограничения не выполнялись чиновниками в должной мере, все же их основное назначение было: затруднить маскировку носителей иудейской морали под обычных подданных.

Лишь в этом смысле и можно допустить свободу вероисповедования для столь сатанинской религии: чтобы она была нам наглядным предостережением о тех силах зла, которые стремятся покорить мiр.

+ + +

Итак, в Российском государстве все религии должны иметь свободу вероисповедания, но не могут быть все истинными и одинаково важными для Российского государства. Истина в мiре одна и открывший ее нам истинный Бог один – все остальные «боги» ложные. Это несомненно для того, кто приобщился к этой стержневой вселенской Истине, – а таков исторический путь православной России и ее державообразующего русского народа. Его национальное самосознание неслиянно-нераздельно соединено с Православием, без него русский народ нежизнеспособен. Поэтому для русского человека важно служить именно Истине; и важно, чтобы государство стало на защиту этой Истины и было столь же непримиримым ко лжеистинам, не давая им увлекать народ на ложные саморазрушительные пути.

Принижать Православие до одного уровня с религиями национальных меньшинств, не признающими Христа, – это и саморазрушительно для государства, и оскорбительно для большинства населения России, и грех пред лицем Бога. Тем более кощунственно считать «традиционной» религию, традиционно борющуюся против христианства и готовящую царство своего мошиаха-антихриста.

Отсюда следует и правильное отношение к экстремизму в России: надо уважать и защищать свободу верований и традиции любого народа, не допуская посягательств на их самобытность, но и не допуская – из ложного подражательства западному плюрализму – нивелирования и разрушения тех абсолютных ценностей Православия, на которых создавалась Россия как вселенский удерживающий полюс в сопротивлении силам зла. Это пойдет на пользу всем народам России и мiра.

Нынешнее же государство РФ, следуя демократическим нормам, отказывается от поощрения добра и противоборства злу – подлинному истоку экстремизма. На такой идеологии ни защититься от экстремизма, ни построить здоровое общество невозможно.

Более того: западная либеральная демократия и не ставит себе такую цель. В ней, как мы уже отметили, добро и зло намеренно получают равные права, свобода же понимается как свобода греха. Это делается для того, чтобы вытравить из народа высшие ценности, превратить его в атомизированную биомассу – так ею легче управлять посредством денег. Деньги в этом случае становятся на место абсолютных ценностей и становятся абсолютным средством контроля за людьми, особенно в будущем глобальном электронном мiре. А владельцы денег (банкиры, осуществляющие эмиссию, причем бумажные деньги уже на 90 % заменены электронные) – подлинными властителями мiра.

Ныне, в эпоху форсированного построения Нового мiрового порядка, положение особенно усугубляется тем, что эмиссия мiровой валюты (доллара) и весь всемiрный финансовый механизм (МВФ, ВТО и т.п.) находится под все возрастающим контролем верхушки приверженцев действительного религиозного экстремизма в духе «Шулхан аруха», и он не только остается безнаказанным, но и насаждает во всех подконтрольных ему странах подобные антиэкстремистские законы для защиты своего господства от сопротивляющихся народов.

Нельзя не видеть, что и в нашей стране закон об экстремизме направлен в первую очередь против православного патриотизма, сопротивляющегося неправедной власти. Продавливая этот закон, российские власти никогда не обращали внимания на наиболее многочисленные в нашей стране проявления антирусского и антиправославного экстремизма со стороны многих политических и общественных деятелей, демократических СМИ, этнических преступных группировок (терроризирующих целые районы во многих русских областях) и влиятельных религиозных групп, – а все внимание годами концентрировалось на так называемом «русском фашизме», в состав которого Марк Дейч и Глеб Якунин на Радио «Свобода» включали даже Русскую Православную Церковь.

Цель моего выступления – обратить внимание православной общественности на эту опасность и помешать такому применению закона об экстремизме. Подробнее на эту тему говорится в моей брошюре «Закон об экстремизме и «Шулхан арух»», к которой я и отсылаю интересующихся.

М.В. Назаров
Октябрь 2002 г.
(из книги: Диалог РПЦЗ и МП: «Соединение может быть только в Истине». – М.: Русская идея, 2004)

См. также на эту тему:
18.10.2015. М.В. Назаров. В каких уточнениях нуждаются законы об экстремизме


Оставить свой комментарий

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На актуальные темы
Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения