22.05.1965      8373      0
 

Скончался в Нью-Йорке митрополит РПЦЗ Анастасий (Грибановский)


9/22.05.1965. — Скончался в Нью-Йорке митрополит РПЦЗ Анастасий (Грибановский)

Митрополит Анастасий (Грибановский, Александр Алексеевич) (6.8.1873–9/22.5.1965) – второй по хронологии первоиерарх Русской Православной Церкви за границей.

Родился в семье приходского священника в селе Братки Борисоглебского уезда Тамбовской губернии. Окончил духовную семинарию в Тамбове, в 1897 г. – Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия, ректором ее был в то время архимандрит Антоний (Храповицкий). В 1898 г. пострижен в монахи. В 1901 г. возведен в сан архимандрита и назначен ректором Московской духовной семинарии. С 1906 г. епископ Серпуховский, викарный Московской епархии, а местопребывание было определено в Св.-Даниловом монастыре, где жил и его предшественник.

Епископ Анастасий сочетал строгое монашеское житие с церковно-общественной работой. Он руководил работами комиссий по устройству церковных торжеств в связи с прославлением свт. Гермогена, празднования 100-летия Бородинской битвы, 300-летия царствования Дома Романовых, участвовал в благотворительной работе разных церковных и общественных организаций, был активным черносотенцем – членом Союза Русского Народа.

В 1914 г. назначен епископом Холмским и Люблинским, в 1915 г. – Кишиневским. В 1916 г. возведён в сан архиепископа (Кишиневского и Хотинского). Отличался неутомимой деятельностью. Поскольку это было уже в года начавшейся Великой войны, он неоднократно бывал на фронте, часто выезжал на боевые позиции, служил там панихиды и молебны, благословлял отправляющиеся в сражения войска. За это был награждён орденом св. Владимiра II степени, а затем орденом св. Благоверного Великого Князя Александра Невского с мечами.

После Февральской революции – деятельный участник Поместного Собора Православной Российской Церкви: был избран председателем отдела церковного имущества и редакционного отдела. Сторонник восстановления патриаршества, 14 октября 1917 г. решительно выступил против противников патриаршества на Соборе: «Ужасы и убийства обыденной жизни, ужасы нравственного разложения… призывают к тому, чтобы Церковь оказала и развила своё влияние. Нужен пастырь, объединяющий и благословляющий избранных на подвиг. Мы видим, что государство ныне хочет быть внеконфессионным, открыто разрывая свой союз с Церковью. Об этом нужно пожалеть – Наша церковь… должна стать воинствующей церковью, она должна защищаться не только от врагов, но и от лжебратьев, и иметь духовного вождя, своего будущего первоиерарха».

На Соборе архиепископ Анастасий был избран председателем комиссии по выработке порядка избрания Патриарха и его настолования. Всё это он описал в своей статье "Избрание и поставление Святейшего Патриарха Тихона, характер его личности и деятельности". Отметим также, что при своей сравнительной молодости (ему было всего 44 года), архиепископ Анастасий и сам при голосовании оказался в числе кандидатов в Патриархи, получив 77 голосов из общего числа 309. Это говорит о его авторитете.

Архиепископ Анастасий говорил на Соборе 21 ноября 1917 г.: «Кто из нас без содрогания сердца может взирать на это разрушение Кремля, нашего священного Сиона, знаменующего собой не только разорение всего нашего отеческого града, но и помрачение русской православной совести? Сами камни вопиют ныне о растлении народного духа. Этот обезображенный Чудов монастырь, удел святого Алексия; эта мерзость запустения, водворившаяся на месте святы в патриаршей ризнице: этот древний Успенский собор, пронзенный орудием в самую главу, что это иное, как не символ России, окровавленной, поруганной, растерзанной руками её собственных сыновей. К этой-то сметенной, истекающей кровью православной Руси исходит ныне Святейший патриарх, чтобы принять ее в своё духовное водительство».

На Соборе архиепископ Анастасий был избран членом Священного Синода и одновременно Высшего Церковного Совета. В октябре 1918 г., с благословения Патриарха Тихона, он выехал из Москвы в Одессу в надежде восстановить прерванные отношения с Бессарабией, захваченной румынами. Возвращение в Кишинёв оказалось, однако, для него невозможным из-за усиленной румынизации, которую стало проводить румынское правительство, оно потребовало перехода Кишинёвской епархиии в состав Румынской Церкви.

Спокойной жизни в Румынии архиепископ Анастасий предпочел участие в окормлении Белой армии. В связи с угрожающим положением на юге России архиепископ Анастасий в 1919 г. должен был выехать из Одессы в Константинополь. Возвратившись на короткое время в Россию, он посетил Новороссийск, Ростов и Новочеркасск, где вошел в сношение с Высшим Церковным Управлением, возглавляемым Митрополитом Антонием, исполнял некоторые его поручения и в 1920 г. снова выехал через Одессу в Константинополь, где ему было поручено управление православными русскими общинами более 170 тысяч беженцев. В Константинополе архиепископ Анастасий возглавил Русский Комитет, объединявший до 35 организаций.

В 1921 г., по поручению Высшего Церковного Управления, переехавшего с юга России сначала в Константинополь, а потом в Югославию, Архиепископ Анастасий посетил Афон и Святую Землю с целью ознакомления с положением афонских русских монастырей после войны, и особенно с состоянием Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. В ноябре 1921 г. Архиепископ Анастасий принял участие в I Всезарубежном Церковном Соборе в Сремских Карловцах. Архиепископ Анастасий поддерживал тесные связи с белыми вождями эмиграции – главою РОВСа генералом П.Н. Врангелем и генералом А.П. Кутеповым.

В 1923 г. Архиепископ Анастасий присутствовал в качестве представителя Русской Церкви на т.н. "Всеправославном Конгрессе", созванном патриархом-масоном Мелетием в Константинополе. На этом "Конгрессе" были поставлены вопросы о введении нового стиля, о второбрачии духовенства, о женатом епископате, о сокращении богослужения, об упразднении постов и упрощении одежды духовенства. Архиепископ Анастасий смело возвысил свой голос против всех этих антиканоничных новшеств, из-за чего резко ухудшились (затем прервались) отношения Константинопольского патрархата с Русской Зарубежной Церковью, а, имя Патриарха Тихона Константинопольский патриарх запретил возносить в русских приходах в Константинополе.

В 1924 г. архиепископ Анастасий вынужден был покинуть Царьград Он был направлен в Иерусалим в качестве наблюдающего над делами Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и оставался там 10 лет, выезжая ежегодно в Сремские Карловцы на Архиерейский Собор. В это время архиепископ Анастасий по просьбе Иерусалимского Патриарха принял участие в хиротониях новых епископов для Иерусалимской Церкви.

В 1935 г. архиепископ Анастасий был возведён в сан митрополита и оставлен на постоянное пребывание в Сремских Карловцах в качестве помощника находившегося в болезненном состоянии Блаженнейшего Митрополита Антония.

В 1936 г. после кончины первоиерарха РПЦЗ митрополита Антония Собор архиереев единодушно избрал его преемником митрополита Анастасия. В августе 1938 г. в Сремских Карловцах под его председательством был созван II Всезарубежный Церковный Собор из епископов, клира и мiрян. Собор дал четкую духовную оценку состояним міра и русской эмиграции накануне Второй міровой войны. Приведем отрывок из статьи архиепископа Аверкия (Таушева) о деятельности владыки Анастасия в Белграде и далее во время войны.

«Будучи ценителем подлинной науки и научного знания, в особенности, конечно, богословского, Владыка Митрополит Анастасий объединил вокруг себя лучшие умы ученых и общественных деятелей и наиболее просвещенных служителей Церкви, собирая их периодически на совещания в своих покоях на Крунской улице, а при Архиерейском Синоде учредил особый Ученый Комитет, возглавленный бывшим инспектором Киевской Духовной Академии, магистром богословия Архиепископом Тихоном (Лященко).

Личным своим примером Владыка Анастасий вдохновлял и многих своих сотрудников, вследствие чего русский Белград жил весьма напряженной духовной жизнью. Так, в Русском Доме функционировали Миссионерские курсы по борьбе с безбожием, религиозно-национальные кружки молодёжи имени св. Равноапостольного Великого Князя Владимiра, дважды в неделю велись религиозно-нравственные чтения и собеседования, периодически устраивались разные церковно-юбилейные торжества. И, несмотря на множество общецерковных дел, Владыка находил время во всё это сам входить, посещал нередко эти собрания, давал указания и был душой всего этого, в высшей степени духовно-благотворного делания.

Когда началась Вторая мiровая война…, Владыка Митрополит Анастасий разделил со своей белградской паствой все её ужасы и длительные лишения. Неожиданная германская бомбардировка Белграда 6 апреля 1941 года, решившая в короткий срок судьбу Югославии, произвела такое потрясающее впечатление, что столица была совершенно оставлена как правительственными органами, так и рядовыми жителями, бежавшими в неописуемой панике за много десятков километров. Среди полного разгрома только в жизни белградской русской церкви не произошло существенных перемен: своим чередом шли положенные уставные службы, а священники ходили со св. Дарами по городу, напутствуя раненых и совершая молебные пения по убежищам. Во время налёта Митрополит Анастасий оставался на своём архиерейском месте в алтаре, а духовенство служило молебен перед чудотворной Иконой Божией Матери "Знамение" Курской–Коренной. И это несмотря на то, что в непосредственной близости от нашей церкви упало целых пять бомб, сгорела соседняя сербская церковь св. Марка, а у самой церковной стены двое суток пылал гигантский костёр из зажженного бомбой склада бревён…

В Лазареву субботу, в совершенно разгромленный и опустошенный город вошли немцы, и начались тяжкие для русской эмиграции в Югославии годы. Вместе со своей белградской паствой Владыка Митрополит благодушно переносил и голод, и холод, и всевозможные стеснения и лишения, разные неприятности со стороны оккупационных германских властей и выпады враждебного отношения со стороны известной части сербского населения, поддавшейся коммунистической пропаганде.

Вскоре после оккупации Югославии германскими войсками чины гестапо произвели в покоях Владыки Митрополита Анастасия тщательный обыск, а затем изъяли делопроизводство Архиерейского Синода. Им пришлось, однако, убедиться, что Владыка, как истинный архипастырь Церкви Христовой, глубоко чужд всякой политике, и они оставили его в покое. Несколько позже они сделали попытку использовать в своих целях авторитет Владыки — предложили обратиться к русскому народу с призывом — оказать содействие немцам в их походе против большевиков. Но несмотря даже на то, что в начале войны многие русские люди доверяли немцам, Владыка Митрополит мужественно отклонил это предложение, считая, что цели немецкой политики в отношении России сомнительны, и что он не вправе сделать такой призыв…

В сентябре 1941 г. Владыка Митрополит дал благословение русским патриотам, надеявшимся, что наступил час освобождения Русского народа от кровавого гнёта большевизма, на образование Русского Корпуса. Однако этот Корпус не был допущен немцами к участию в военных действиях на Восточном фронте, а был оставлен в Югославии для защиты от местных коммунистических банд.

Когда очутившаяся, в результате войны, в критическом положении советская власть решила, ради самосохранения, опереться на религиозные и национальные чувства русского народа, и Собор еще уцелевшего Российского епископата в составе 18 лиц избрал 8 сентября 1943 г. в Москве митрополита Сергия (Страгородского) патриархом, многие наивные русские люди склонны были радостно приветствовать это событие. Тогда Владыка Митрополит 21 октября 1943 г. в Вене созвал совещание 8 заграничных Епископов, которые установили полную неканоничность этого избрания и невозможность вследствие этого признать митрополита Сергия законным Патриархом.

С Пасхи 1944 г. начались почти ежедневные налёты на Белград англо-американских бомбардировщиков, уносившие множество жертв. Несмотря на явную угрозу жизни, Владыка Митрополит ни в чем не изменял своего обычного образа жизни, так же служил и проповедовал по всем воскресным и праздничным дням, навещал раненых, хоронил убитых, утешал разорённых и обездоленных, всегда тщательно справляясь, не пострадал ли кто-либо из его паствы. Воодушевляемое им духовенство ежедневно обходило с чудотворной Иконой Божией Матери "Знамения" дома прихожан. Отмечен был целый ряд поистине чудесных случаев…»

В сентябре 1944 г., когда советские войска уже приближались к Белграду, Архиерейский Синод РПЦЗ эвакуировался в Вену, оттуда в Чехословакию (где в ноябре митрополит Анастасий благословил создание в Праге Комитета Освобождения Народов России (КОНР) и Русской Освободительной Армии генерала А.А. Власова)»…

Прерывая текст владыки Аверкия, следует отметить, что для многих белых эмигрантов (преимущественно монархистов) генерал Власов и его ближайшие соратники имели слишком много советских "родимых пятен", которые отразились и в февралистском Пражском манифесте, из-за чего в КОНРе и РОА возникали идейные разногласия. Митрополит Анастасий относился к этому пастырски терпеливо в надежде на излечение недостатков советского воспитания: «На дело это Вы смотрите слишком мрачно. Конечно, в идеологическом отношении многое, и в том числе отмеченное Вами, нехорошо, но это не столько по сознательно отрицательному отношению ко всему доброму, а по идеологической недозрелости. Наравне с тем, что в манифесте ничего не говорится о Боге – может быть, по непривычке бывших подсоветских упоминать Его в официальных актах, – Комитет пожелал начать свою работу с молебна. Сам Власов, с которым я виделся, много говорил о значении церковной миссии и в разговоре неоднократно цитировал Св. Писание. Другие сотрудники его тоже с почтением и вниманием относятся к Церкви. Поэтому есть надежда, что в новом движении Церковь сможет выполнять свою миссию. В политическом же отношении надо всем объединяться вокруг Власова, ибо никого другого, кто имел бы возможность собрать русские силы для борьбы с коммунизмом, сейчас на лицо нет» (Письмо митр. Анастасия Б. Н. Сергеевскому от 1/14 дек. 1944 г.).

Продолжим цитату из статьи архиепископа Аверкия: «По окончании войны, летом 1945 г. Синод РПЦЗ переехал в Мюнхен, который на время стал крупным центром русской церковной и общественной жизни. Главной заботой митрополита Анастасия было восстановление связей между разбросанными по міру епархиями РПЦЗ и помощь православным беженцам выехать из разоренной Германии. Был открыт целый ряд новых архиерейских кафедр в разных странах, и архиереи, собравшиеся в результате войны в Западной Германии, постепенно получали назначения на эти новооткрытые кафедры. С 1948 г. началось массовое переселение русских беженцев в США. Продолжим статью архиепископа Аверкия: «Многие стали упрашивать Владыку Митрополита переехать с Архиерейским Синодом туда же [в США]. Просили Владыку приехать и из Америки, где только что (в 1946 г.) произошел печальный раскол, после т.н. "Кливлендского собора", на котором было решено перейти в подчинение московскому патриарху Алексию. Вначале Владыка Митрополит колебался, но Мюнхен пустел всё больше и больше, постепенно закрывались лагеря беженцев и приходы в них. И Владыка Первосвятитель, наконец, решил переехать туда, куда отбыла уже большая часть его паствы, и куда его усиленно приглашали приехать.

Отъезд Владыки Митрополита Анастасия в Америку состоялся 10/23 ноября 1950 г. На другой день он на аэроплане прибыл в Нью-Йорк и был торжественно встречен в Вознесенском кафедральном соборе… Владыка Митрополит отбыл в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле, где совершил торжественное освящение только что законченного каменного монастырского храма в честь Святой Троицы, после чего состоялся Архиерейский Собор, в котором приняли личное участие 11 иерархов Русской Православной Церкви Заграницей… Резиденцией Владыки Митрополита в Америке стали названная синодальным подворьем "Новая Коренная Пустынь" в Магопаке, в полутора часах езды от Нью-Йорка, которая была устроена в имении, подаренном известным русским благотворителем князем С.С. Белосельским– Белозерским…

Уже в 1951 г. Владыка Митрополит совершил поездку через весь северо-американский материк – в Калифорнию, взяв с собой столь дорогую для всех русских изгнанников святыню – чудотворную Икону "Знамения" Божией Матери Курскую-Коренную. Это первое путешествие Владыки на запад было настоящим триумфальным шествием. Оно повторялось потом ежегодно. Зиму Владыка проводил в Нью-Йорке, а значительную часть лета – в Сан– Франциско…

[В 1964 г.] чувствуя, по-видимому, что ему уже не под силу дальнейшее управление Русской Зарубежной Церковью, он объявил созванным им архиереям, что решил уйти на покой, и предложил избрать ему преемника. На собравшемся с этой целью Архиерейском Соборе, в день Преполовения Пятидесятницы 14/27 мая 1964 г., новым Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви был избран Брисбенский Епископ Филарет (Вознесенский), а Владыка Митрополит Анастасий ушел на покой, получив, по единодушному решению членов Собора, титул "Блаженнейшего" с правом ношения двух панагий и преднесения креста, от чего прежде он решительно отказывался. Большой радостью для Блаженнейшего Владыки Анастасия было состоявшееся на этом же Соборе прославление св. праведного Иоанна, Кронштадтского Чудотворца. Но вслед за тем началось постепенное угасание его жизни, и 9/22 мая 1965 г. вечером он почил о Господе…

В лице Блаженнейшего Митрополита Анастасия ушел от нас последний представитель архипастырского сонма дореволюционной России, и в то же время последний остававшийся в живых член Священного Синода Российской Церкви, то есть: последний носитель безспорно законной церковной власти, избранной на последнем свободно созванном Поместном Соборе Российской Православной Церкви в 1917 году. И вот его прощальный завет всем нам в его духовном завещании, вскрытом после его кончины:

«Что касается московской патриархии и её иерархов, то поскольку они находятся в тесном, деятельном и доброжелательном союзе с советской властью, открыто исповедующей своё полное безбожие и стремящейся насадить атеизм во всём русском народе, то с ними Зарубежная Церковь, храня свою чистоту, не должна иметь никакого канонического, молитвенного и даже простого бытового общения, предоставляя в то же время каждого из них окончательному суду Собора будущей свободной Русской Церкви. Богу нашему слава во веки веков. Аминь».

Владыка Анастасий оставил после себя много ценных книг, в числе которых "Беседы с собственным сердцем" (1935), "Сборник избранных сочинений" (1948), брошюры о Пушкине и др.


Оставить свой комментарий

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

На актуальные темы
Последние комментарии
Последние сообщения на форуме
Подписка на рассылку

* Поля обязательные для заполнения